Работник

Большинство россиян их работа устраивает

Показать новость
Источник: Astera
1

Большинство россиян их работа устраивает

Российские сайты по поиску работы и персонала опросили своих посетителей-россиян, чтобы выяснить, о какой работе они мечтают и на что бы потратили 100 млн рублей.

Как выяснилось, большинство россиян в той или иной мере устраивает их нынешняя работа — так ответили 79%. Но при этом, тем не менее, 55% опрошенных все же хотели бы сменить сферу деятельности. Еще 17% затруднились ответить на этот вопрос. О собственном бизнесе когда-либо мечтали 74% россиян, 19% хотят работать по найму, а остальные не определились.

Описывая работу своей мечты, респонденты в большинстве случаев отмечали, что хотели бы иметь свободный график, заниматься творчеством (играть в театре, сочинять музыку, рисовать) или управлять собственной компанией. Среди женщин встречались ответы из серии «хочу быть домохозяйкой». Мужчины отмечали, что хотели бы занимать высокий пост в правительстве.

На вопрос «Чем бы вы занялись, если бы у вас появилось 100 млн рублей?» 66% опрошенных ответили, что отправились бы в путешествие, 51% открыл бы свое дело, 47% пошли бы учиться и занялись саморазвитием, 28% посвятили бы себя семье и детям, еще 37% купили бы дом и занялись огородом, а 21% вкладывал бы деньги в благотворительность. Каждый пятый в любом случае хотел бы продолжать работать, несмотря на статус миллионера.

Источник: Газета «Коммерсантъ»
2

Половина россиян подрабатывает на стороне

В условиях затянувшегося кризиса россияне, тем не менее, мало используют такие стратегии адаптации, как формирование сбережений, инвестиции, поиск дополнительного заработка или новой работы, повышение квалификации или использование личного подсобного хозяйства. Общим явлением в последние 3 года, с августа 2014-го, стала только экономия на расходах. Доля потребителей, которым приходилось на чем-то экономить, колеблется, по данным ООО «инФОМ», от 47% до 68% (на июль 2017-го — 60%).

А в мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения РАНХиГС отмечается, что около половины населения находится в режиме выжидания, вовсе не прибегая к каким бы то ни было формам адаптационного поведения в кризис.

В той половине населения, которая в ситуации кризиса предпринимает что-нибудь, кроме контроля своих потребительских аппетитов, 32,6% (на июнь 2017 года) активнее используют подсобные хозяйства, 25,4% больше вкладываются в образование и здоровье, 21,3% формируют сбережения (в рублях, валюте, ценных бумагах и т.п.) и 20,5% пытаются найти работу или дополнительный заработок.

По этому параметру, отмечает заведующая лабораторией исследований социального развития РАНХиГС Елена Авраамова, кризис 2014-2016 годов сильно отличается от кризиса 1990-х, когда люди в ответ на падение доходов осваивали новые формы деятельности, находили подработки или начинали заниматься мелким бизнесом.

Но, как говорит директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева, 1990-е предоставляли людям гораздо больше возможностей, поскольку это был период формирования рынка: формировался частный предпринимательский сектор, неформальный сектор, сектор НКО. Создавались новые рабочие места, люди могли проявлять трудовую мобильность, перейти из одного сектора в другой.

Теперь со всем этим сложнее: сформировавшийся в России сырьевой тип экономики сформировал массовые модели социально-экономического поведения, преимущественно ориентированные на государство.

Источник: Газета «Коммерсантъ»
3

Стремление к подработке от кризиса не зависит

Новые данные Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС указывают: население России так часто прибегает к дополнительным заработкам, что эта модель поведения у многих «активирована» вне зависимости от наличия или отсутствия в стране экономического кризиса.

Занятость на вторичном рынке — это стандартное поведение граждан (и без кризиса), и в неспокойные годы потребность в дополнительном заработке просто возрастает. В 2016 году имели дополнительную работу 42,1% работающих граждан, в 2017 году — уже 45,3%, — говорит директор Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС Андрей Покида. И все чаще такой доход является неофициальным: среди тех, кто имел дополнительную работу, в 2016 году имели неоформленный заработок 49,3%, а в 2017 году — 59,7%.

Соответственно, дополнительная занятость внесла наиболее заметный вклад в рост теневой занятости, вызванный стремлением граждан, с одной стороны, компенсировать снижение своего дохода, а с другой — недостаточностью предложений официального трудоустройства с достойной оплатой.

Степень участия в теневой занятости у разных категорий работников различна. Наибольшая, по данным РАНХиГС, — у россиян, которые в опросах определяют себя как «самозанятых», то есть, в широком смысле, людей, занятых собственным делом без привлечения других работников, — не важно, как они зарегистрированы в налоговых органах и зарегистрированы ли вообще. Среди этих «самозанятых по самоопределению» без оформления документов работает, по данным опроса, 62,2%.

Источник: Газета «Коммерсантъ»
4

Теневая занятость в России: оценки

Российское ООО «инФОМ» провело для Центробанка социологическое исследование, в которое, в частности, был включен вопрос о наличии у работающих респондентов официального оформления (трудовой книжки, договора, контракта и т.п.), и среди вошедших в выборку работников государственных (!) предприятий 2% заявили, что они не оформлены на своей работе. Среди работников частных предприятий в этом признались уже 27%, а в целом работающих без оформления оказалось 17%.

Вместе с тем подход РАНХиГС, при котором под участием в теневой занятости подразумевается не только отсутствие оформленных отношений с работодателем, но и оплата работы «в конверте», позволяет говорить, что в теневой рынок вовлечена едва ли не половина населения РФ.

В 2017 году — это 44,8% от общего количества занятого населения, или примерно 33 млн работников, которые в течение одного года имели неоформленную работу или получали зарплату «в конверте». 31,4% от общего количества (то есть 23 млн работников) имели теневую занятость постоянно.

А вот, по данным выборочных обследований Росстата, на протяжении кризисных 2014-2016 годов число всех работающих в неформальном секторе, включая занятых на дополнительной работе, не превышало 16,7 млн человек.

В любом случае данные опросов указывают, что теневая занятость продолжает расти. Выбор неофициальной занятости, как следует из данных РАНХиГС, для многих работников — особенно наемных — является результатом не столько осознанного нежелания платить налоги, сколько игнорирования официального оформления как фактора малозначимого — «лишь бы деньги платили».

Если бы респондентам пришлось искать работу в настоящее время, только 52,4% искали бы варианты с официальным оформлением против 67,7% в 2016 году. Прямо заявили, что статус не имеет значения, 36,8% опрошенных против 26,7% в 2016-м.


Популярные статьи
Курс бел. рубля 22.04.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.00002.0050
12.46002.4720
p1003.25003.2700
Б/нал. (НБРБ)
$12.0035
12.4702
p1003.2694