США и Китай

Фронт и тыл мировой торговой войны

Колумнист Office Life размышляет о возможных последствиях глобального экономического противостояния между США и Китаем. И что от этого Беларуси
Автор: Леонид Фридкин, Office Life
Леонид Фридкин
Леонид Фридкин
экономист
В начале июля началась торговая война между крупнейшими мировыми экономиками — США и Китаем. Она назревала с того момента, когда Дональд Трамп стал 45-м президентом США. Его экономическая политика, одним из основных пунктов которой является протекционизм, уже привела к конфликтам с крупнейшими торговыми партнерами Америки. Это ставит под угрозу всю международную торговлю и, скорее всего, отразится на всех ее участниках. Пострадает ли при этом Беларусь либо мы сможем спокойно наблюдать, как ссорятся гранды глобальной экономики, или даже подзаработаем на их разборках?

Нам не привыкать наблюдать за обменом санкциями между Западом и Востоком, случалось и самим становиться их жертвами. Но такого масштаба давно не было. С 6 июля США начали взимать на китайские товары 25-процентные пошлины, утвержденные еще 22 марта. Эта мера затронула 818 из 1333 обнародованных 6 апреля товарных позиций, импорт которых в США достиг $34 млрд. Теперь на очереди вторая «партия» из 284 товарных позиций из КНР на сумму около $16 млрд. Достанется и остальным странам, в том числе ЕС, Мексике, Канаде и России.

В ответ Китай 6 июля ввел пошлины на американские товары, охватившие 545 товарных позиций, включая сельскохозяйственные товары, морепродукты и автомобили, а затем еще 114 (в том числе медицинское оборудование и товары химической промышленности) на общую сумму также $50 млрд. Помимо таких симметричных мер, Пекин обвинил США в нарушении правила ВТО и попытках запугивания своих торговых партнеров, что ставит под угрозу безопасность глобальных производственных цепочек и восстановления мировой экономики.

По данным МВФ, США и КНР в совокупности обеспечивают больше половины (53,83%) общего объема мировой торговли, хотя лишь 3,5% его приходится на двустороннюю торговлю этих стран.

Дальнейшие события уже подтвердили эти опасения: за неделю цены на сырьевые товары резко упали. Нефть за сутки подешевела почти на 7%, медь — на 17%, никель — на 4,3%, алюминий — на 1,2%, пшеница — на 2,6% и т. п. Индекс Bloomberg Commodities, включающий цены на 25 сырьевых товаров, 11 июля рухнул на 2,7% — самое большое падение с 2014 года.

Все аналитики сходятся во мнении, что обмен повышением тарифов и рост протекционизма ставят под угрозу будущее мировой экономики и торговли, которые только начали восстанавливаться после глобального кризиса. Действительно, залпы торговой войны вышибут немало стекол и в странах, которые напрямую не участвуют в боевых действиях.

Получается, что правительство Беларуси проявило удивительную прозорливость, закладывая в свои прогнозы достаточно скромные параметры цен на нефть и ориентируясь на заниженные темпы роста мировой экономики. Конъюнктура внешних рынков всегда была неустойчивой, а теперь — в еще большей степени.

По оценкам Bloomberg, обмен пошлинами приведет примерно к одинаковому ущербу для сторон: около 0,2% ВВП у обеих стран, но по мере переориентации на другие рынки чистый эффект будет еще меньше. Так что в целом глобальная экономика потеряет примерно столько же — около 0,2%. Но с учетом возможного падения фондовых рынков потери компаний и населения могут быть весьма значительными. К тому же если в торговую войну будут втягиваться остальные страны, за 2 года мировой ВВП потеряет порядка 0,5%, или $470 млрд. Подорожание импорта повлечет рост инфляции, уменьшение покупательной способности домохозяйств, сокращение потребления и инвестиций. В этом случае Китай за 2 года потеряет 0,5% ВВП, а США — 0,8%.

Получается, что правительство Беларуси проявило удивительную прозорливость, закладывая в свои прогнозы достаточно скромные параметры цен на нефть и ориентируясь на заниженные темпы роста мировой экономики. Конъюнктура внешних рынков всегда была неустойчивой, а теперь — в еще большей степени. Усиливается опасность того, что темпы роста экспорта и доходы бюджета не удержатся на достигнутом уровне. Впрочем, это не единственный урок, который Беларусь может извлечь из событий в мировой торговле.

Еще один урок — это опасность слабой диверсификации внешней торговли и недооценка последствий китайской экспансии в свою экономику. Например, Китай занимает около 17% американского импорта США, но 21,7% китайского экспорта приходится на США. В то же время на США приходится 6,3% всего китайского импорта, что соответствует 5% всего американского экспорта.

Общий объем американского экспорта в прошлом году составил около $2,33 трлн, импорта — $2,9 трлн, китайского — $2,26 трлн и $1,84 трлн соответственно. При этом импорт из Китая в США вырос за 20 лет почти в 7 раз. Поэтому можно понять беспокойство американских властей по поводу $566 млрд торгового дефицита. При этом более половины его «делают» китайские компании: в 2016 г. — $385 млрд, в 2017-м — $375,2 млрд. Это не единственная проблема: Вашингтон давно беспокоит выкачивание интеллектуальной собственности (в т. ч. путем принудительного трансфера технологий) и активное поглощение американских компаний китайскими.

Поставки в США куда разнообразнее: от фанеры, льняных тканей, казеина до оптики, устройств на жидких кристаллах, мебели, рентгеновской аппаратуры и металлургической продукции. Кстати, последняя тоже подпадает под новые американские пошлины, что повлечет для наших металлургов определенный ущерб.

В то же время импорт товаров из Китая в Беларусь вырос за 17 лет в 58 раз, а из США — всего в 2,7 раза, причем в прошлом году он был почти в 1,7 раза меньше, чем в пиковом 2012-м, и упал до уровня 10-летней давности. Правда, и экспорт из Беларуси в Китай с 2000 года вырос, но всего лишь в 2,7 раза: со $136,2 млн до $362,7 млн, а в США — в 2,3 раза: с $97 млн до $224,8 млн. При этом в прошлом году поставки товаров в США выросли в 1,7 раза, а в Китай, напротив, сократились на 23,3%. По импорту Китай еще в 2013 г. вышел на 3-е место среди наших торговых партнеров, после России и ФРГ, а в 2015 г. вышел на 2-е место. Доля Китая в нашем экспорте куда скромнее, причем свыше 60% поставок в нем занимают калийные удобрения. Поставки в США куда разнообразнее: от фанеры, льняных тканей, казеина до оптики, устройств на жидких кристаллах, мебели, рентгеновской аппаратуры и металлургической продукции. Кстати, последняя тоже подпадает под новые американские пошлины, что повлечет для наших металлургов определенный ущерб.

При этом отрицательное сальдо в торговле с Китаем неуклонно растет и его объем сегодня — второй после России. Но белорусские власти это пока не беспокоит. Напротив, КНР считается самым перспективным стратегическим партнером, а китайские инвестиции всячески поощряются, хотя пока они в основном сводятся к кредитованию. Правда, наш рынок китайцам США не заменит, а мы заменить своими товарами американские не сможем. А вот разбираться с долгами когда-нибудь придется...

Поделиться:
Курс бел. рубля 19.03.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10802.1140
12.39002.3990
p1003.26703.2800
Б/нал. (НБРБ)
$12.1138
12.3985
p1003.2705