Взятка

Фактор Кныровича

Колумнист Office Life размышляет об идеологических последствиях самого громкого приговора недели
Автор: Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Автор Office Life
Еще не все это, наверное, осознали, но отныне вся история взаимоотношений белорусского бизнеса с белорусским же государством неизбежно будет делиться на «до Кныровича» и «после Кныровича». Могу засвидетельствовать: очень многие белорусские бизнесмены ждали приговора по нашумевшему делу, чтобы понять, изменилось ли отношение государства, которое привыкло рассматривать бизнесменов как «этих жуликов». Увы. Не изменилось.

То ли за дело, то ли за слова

Пару лет назад у меня состоялся большой разговор с Александром Кныровичем. Мы обсуждали только что представленное исследование BISS о теневой экономике в Беларуси. Моего собеседника смутил один из вопросов, который исследователи задавали людям: «Есть ли у вас опыт работы на теневом рынке труда?» И Кнырович рассказал мне: «Ну вот я на заре своей юности работал на стройке и получил 100 долларов «на карман». Я давно уже раскаялся в этом «преступлении» и последние 20 лет получаю доходы, дивиденды, зарплаты абсолютно официально. Но на этот вопрос все равно отвечу: «Да, у меня есть опыт работы на теневом рынке труда».

Руководитель компании «СарматТермо-Инжиниринг» до самого своего ареста 25 января 2017 года действительно был слишком для многих неудобной фигурой, жестким критиком и слишком откровенным комментатором принятых в Беларуси экономических практик. И потому его арест полтора года назад оказался таким громким. Дело тут даже не в сопровождавшем его резком комментарии главы государства. Я хорошо помню, как после ареста Кныровича очень многие говорили примерно одно и то же: «Ну вот — докричался, докритиковался, довыступался...»

Кныровичу дали 6 лет колонии усиленного режима с конфискацией / 

Это было очень показательно. Люди — и прежде всего сами белорусские бизнесмены — не сомневались в том, что причина «дела Кныровича» не в «уклонении от уплаты налогов на сумму $1,5 млн» (как сообщал пресс-релиз КГБ), а именно в его привычке говорить, что он думает — вслух и публично. Не факт, что дело было именно в этом, — все-таки сегодня есть приговор суда. Но именно так это было воспринято в бизнес-сообществе.

Большинство тех, кто наблюдал за судом над Александром Кныровичем последние пару месяцев, очень хотели верить в благополучный исход дела — пусть и не оправдательный (в это никто не верил), но хотя бы в малый срок, а то и условный... Не вышло: 6 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества. И это несмотря на то, что в вину бизнесмену вменили «уклонение от уплаты налогов на сумму $1,5 млн» — это как раз та же сумма, которую, по словам Кныровича, ему было должно государство.

За некоторое время до ареста, выступая на панельной дискуссии во время Недели предпринимательства, Кнырович сказал: 

Сегодня у меня лично и у других участников рынка зависли огромные деньги в гострестах. Когда они вернутся, не знаю. Как буду забирать заводы-газеты-пароходы с гостреста, не представляю. Государство ответственности за них не несет... Меня волнует: как государство отвечает по своим обязательствам? Обанкротить его я не могу, а любые методы воздействия вроде прокуратуры, госконтроля, обращения в администрацию президента не работают.

По решению суда Александр Кнырович виновен в уклонении от уплаты налогов, даче взятки, в том числе — повторно в крупном размере. Спорить с этим могут и должны только его адвокаты. Но со стороны все произошедшее выглядит как «укрощение строптивого», только смотрится совсем не как одноименная комедия.

Александр Кнырович
Александр Кнырович. Фото: tut.by

Что хотела сказать Система?

Хочет того государство или нет, но такие громкие процессы, как суд над Александром Кныровичем, — это определенный посыл государства обществу. В данном случае — скорее предпринимательскому сообществу. Однако какой именно посыл?

С одной стороны, мы так и не увидели судебных процессов над чиновниками, которые получали взятки от компании «СарматТермо-Инжиниринг». А ведь, по идее и по справедливости, суд над ними должен был быть не менее громким, в идеале — в том же зале, с той же публикой и теми же судьями. Однако судили только Кныровича и его сотрудников.

С другой — мы видели, что за последние три месяца в Беларуси прошли подряд три масштабные операции спецслужб в отношении чиновников разного уровня. Сперва под удар попали должностные лица Государственной инспекции охраны животного и растительного мира. Далее по обвинениям в коррупции задержали ряд руководителей системы здравоохранения (всего задержаны более 50 человек, из них 33 — высокопоставленные руководители). Силовики изъяли у задержанных медиков более $15 млн, а отдельные взятки достигали $350 тыс.

Дальше — больше. 30 мая пресс-служба КГБ сообщила о задержании помощника президента — инспектора по Гродненской области Сергея Ровнейко. Его поймали на взятке в размере $200 тысяч. Вскоре стало известно, что в СИЗО КГБ оказались еще несколько высокопоставленных чиновников. А под следствием находится недавно отправленный в отставку министр энергетики Владимир Потупчик.

2 мая его сняли с должности за покровительство незаконному семейному бизнесу: поставкам стройматериалов по завышенным ценам. 8 июня КГБ арестовал коттедж и квартиру экс-министра. Тогда Александр Лукашенко в одном из выступлений обронил: «Пощады в этом отношении никому не будет. Это касается всего руководящего состава».

28 июня, выступая в белорусском парламенте, глава КГБ Валерий Вакульчик сказал, что общественности представлена еще не вся информация о коррупционных разоблачениях Комитета госбезопасности. А 30 июня, как раз в день кадровых перестановок в КГБ, Александр Лукашенко пообещал в скором времени новые коррупционные разоблачения. 

Днями вы услышите еще новые факты. Они уже сидят там — в следственном изоляторе. Просто сейчас материалы готовим для того, чтобы СМИ сообщить, а вы общественность ознакомили с этим. Я же предупредил: смотрите, что прощения не будет никому. Особенно тем, кто носит тяжелые погоны. Особенно тот, кто помощник президента. Те, кто рядом, те ответят больше, чем кто-либо.

 Александр Лукашенко

Я думаю, финалом «дела Кныровича» белорусских бизнесменов предупредили: «Постарайтесь не стать причиной того, чтобы у государственных чиновников появился соблазн нарушить закон!» По сути, на бизнес наша власть перекладывает часть ответственности за поведение собственной вертикали. И это не случайно, ведь в Беларуси, с ее доминирующим госсектором, делать серьезный бизнес «мимо» государства практически невозможно. После приговора Кныровичу еще один знаковый белорусский предприниматель Юрий Зиссер написал: 

Не хочешь давать взятки — ничего не продавай нашему госсектору. В Беларуси откаты за госзаказы — не эпизод, а сама система функционирования нашего государства, в основе которой лежат непрозрачность и искусственные ограничения (лицензирование, квоты, надуманные требования и т. д.) всей действующей системы госзакупок.

Возможно, Юрий Анатольевич преувеличивает. Но со стороны для наблюдавших за «делом Кныровича» все выглядит именно так. Станет ли теперь меньше бизнесменов, желающих работать с госсектором? Скорее всего, нет. Но точно станет еще меньше тех, кто желает что-то обсуждать публично.

Поделиться:
Другие новости
Курс бел. рубля 25.03.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10402.1100
12.38002.3880
p1003.27503.2850
Б/нал. (НБРБ)
$12.1022
12.3879
p1003.2896