ICO для белорусских проектов

Office Life

Следующим обсуждаемым вопросом стала тема ICO как нового способа привлечения инвестиций. Сергей Лазюк, по его словам, относится к ICO как к одной из форм краудэкономики, когда капитал привлекается через размещение на рынке не акций, а цифровых токенов. Но особенность ICO в том, что покупка токена не позволяет его владельцу в дальнейшем принимать участие в управлении компанией. Да и с возможностью претендовать на долю в прибыли — тоже вопросы.

По этой причине до недавних пор основным способом заработать для инвесторов в ICO была торговля токенами на криптобирже в расчете на быстрый рост их стоимости. И этот расчет обычно оправдывался. Но ответственность бизнеса, проводящего ICO, намного ниже, чем бизнеса, проводящего классическое IPO (то есть выпуск обычных акций). Именно поэтому многие эксперты сравнивают ICO с мошенничеством, со способом быстрого обогащения.

Сергей Мамоненко
Игорь Мамоненко, фото: Sputnik Беларусь

Игорь Мамоненко с такой оценкой не согласился. По его мнению, ICO — это хороший и перспективный способ финансирования прежде всего стартапов. Потому что возможностей классического венчурного финансирования для поддержки стартап-сферы уже явно недостаточно, а сама технология такого финансирования уже устарела. Тогда как проведение ICO позволяет перспективным и оригинальным бизнес-проектам оперативно собрать требуемые для развития суммы.

Денис Лавникевич описал ситуацию так: еще в прошлом году, когда начался бум ICO, подобным образом собирали деньги именно команды, реализовывавшие проекты на блокчейне. Эти проекты быстро реализовывались, в них вкладывались такие же компьютерные гики, и отдача была очень высока, стоимость токенов таких ICO стремительно росла.

Но уже в нынешнем году на кажущуюся легкость получения денег в ходе ICO обратили внимание обычные люди, которые не имели отношения к IT, а просто хотели получить финансирование для своего бизнеса. Однако не нашли поддержки у банков и традиционных инвесторов во многом из-за того, что их собственные бизнес-проекты были просто нереализуемые. Вот белорусский пример: первое ICO в белорусской истории пытались провести в сентябре этого года предприниматели, которые рассчитывали собрать таким образом $25 млн на обжарку в Минске зеленого кофе.