Две сплошные

Как не пересечь «двойные сплошные» в налоговой оптимизации

Автор: Виталий Чуясов

Одной из тем первого в Беларуси кейс-форума по безопасности бизнеса Troubleshooting станет управление налоговыми рисками. Ольга Иваненко, учредитель компании «Бизнес-старт» и эксперт в налоговом консультировании, рассказала Office Life, как не преступить тонкую грань в налоговой оптимизации, за которой для бизнеса начинаются необратимые последствия.

Ольга Иваненко
Ольга Иваненко

— Какую главную мысль вы хотели бы донести до участников конференции?

— Главная мысль — как помочь бизнесу сократить свои риски и стать устойчивее. Также красной нитью проходит другая идея: в бизнесе стратегия спорит с безопасностью. И иногда чересчур устремляясь в рост, мы не успеваем обеспечить свою безопасность. Не только в управлении налогами, а в разных отношениях: трудовых, проверок контрагентов, информационной политике. Само понятие предпринимательства — это и есть риск. Только почему такая плачевная статистика? Лишь каждая третья компания проходит трехлетний рубеж существования бизнеса. Потому если кто-то и был способен рискнуть разово и создать бизнес, не факт, что затем он научился управлять рисками и стратегией.

— Очевидно, любой бизнес хочет оптимизироваться по налогам, и, в свою очередь, любое государство не хочет, чтобы в его юрисдикции бизнес оптимизировался по налоговым платежам. Приведите, пожалуйста, несколько примеров ошибок в налоговом планировании, которые оказываются фатальными для бизнеса.

— У нас привычка у многих бизнесменов действовать по наитию. Или по опыту друга. Но грань между законной и незаконной оптимизацией — очень тонкая. Законная оптимизация находится в рамках Налогового кодекса, учетной политики и деловой цели. А у нас оптимизация сводится к примитивным формам. Например, собственник открывает ИП, заключает от его имени договор на управление компанией — и таким образом начинает обналичивать деньги. Все в порядке, если ты профессионально оказываешь услуги по управлению неограниченным числом компаний. Но совсем другое дело, если твоя цель — это управление только аффилированными бизнесами. Конечно, это незаконная оптимизация, и контролирующие органы обращают на это внимание. Ведь это явная подмена трудовых отношений на иные, уменьшение базы налога на прибыль.

— Кроме вывода штатных работников в ИП, какие еще «двойные сплошные» нельзя переходить, идя по пути оптимизации налогов в Беларуси?

— Дробление бизнеса. Одна аффилированная компания применяет «упрощенку», другая — стандартную систему, здесь уже действует практика трансфертного ценообразования по сделкам между аффилированными компаниями.

— Это как в случаях с переброской между своими фирмами квартальных НДС?

— С введением электронных счетов-фактур квартальные НДС уже не так просто перебрасывать — это система видит и анализирует. А вот если у вас «упрощенка» и вы перебираете лимит, но хотите оставаться на ней, а потому открываете несколько компаний, которые занимаются одним и тем же, тогда в будущем к вам могут появиться вопросы. По такому сценарию уже развивается правоприменительная практика у наших соседей.

— У нас на фоне борьбы с финансовыми «помойками» сложилась ситуация, когда первичные учетные документы для отчетности перед контролирующими органами уже не имеют решающего значения. И компании вынуждены дополнительно доказывать, что сделки были реальными. Какие советы вы даете своим клиентам, которые «попали» на «лжепредпринимателей»?

— В списке лжепредпринимательских структур находятся 7,8 тыс. субъектов хозяйствования. Но из них только чуть более сотни, по которым вынесены постановления ДФР. Все остальные попали в этот список по косвенным признакам: ненахождение по юридическому адресу и т. п. И я не соглашусь с тем, что практика однозначная. У нас был клиент, у которого был в поставщиках контрагент из списков лжепредпринимательских структур. И все закончилось без всяких доплат по налогам. Мы предъявили таможенные декларации, документы, подтверждающие наличие договорных отношений, трудовые контракты, товаросопроводительные документы. И из постановления налоговой проверки этот абзац исчез. Поэтому первое, что следует сделать, — это все-таки поднять свои первичные документы. Потом на их основе пояснить налоговой инспекции, как обстояло дело. 

— Когда вы читаете проект очередных поправок в Налоговый кодекс, у вас стресс? Или с каждым годом эти поправки не носят такого кардинального характера, который бы заставлял серьезно менять схемы бизнеса?

— Пугают противоречия в законодательстве, а сам Налоговый кодекс не пугает профессионалов никогда. Да и с введением электронных счетов-фактур МНС доказало: сокращение выездных проверок и сведение их к налоговому мониторингу позволяет увеличить поступления в бюджет без увеличения порогов ставок налогов, которые регулирует кодекс.

— Перенос внедрения СККО, по вашему мнению, связан с технической неготовностью или с более глубинными причинами?

— Считаю, что это техническая неготовность. И плюс проблема смены кассового оборудования. Нагрузки на сервер МНС после введения электронных счетов-фактур часто приводили к сбоям на портале. После введения СККО нагрузки увеличатся еще больше.

— Есть рейтинг ВБ по оценке делового климата. По многим позициям мы уже близки к лидерам, а по налогам очень сильно отстаем. У вас есть объяснение почему?

— Например, в рейтинге Financial Complexity Index 2017 Беларусь заняла второе место среди стран СНГ с самыми сложными условиями для бизнеса в сфере бухгалтерского учета и налоговой отчетности. А быть в лидерах в этом рейтинге отнюдь не престижно. Вопрос кроется в плоскости государственного регулирования и бюрократии, на один и тот же вопрос разные государственные органы могут давать разную трактовку, многие ответы неоднозначны и бизнесу сложно принять решение. В то же время государство не успевает регулировать новые формы бизнеса, такие как интернет-торговля, краудфандинг и прочие.


Эксклюзивное видео Office Life Ольги Иваненко в кулуарах кейс-форума по безопасности бизнеса Troubleshooting
Поделиться:
Курс бел. рубля 26.06.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.08702.0910
12.34002.3430
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.0351
12.3167
p1003.2525