Трансформатор

Финансовый трансформатор: осторожно, высокое напряжение

Государство даст кредиторам возможность «почистить карму»
Автор: Василий Малашенков, Office Life
Итак, 1 июля вступает в силу указ № 154 «О финансировании коммерческих организаций под уступку прав требований». Журналист Office Life Василий Малашенков сходил на пресс-завтрак с экспертами юридической компании REVERA и  представителями Нацбанка и Минфина и попытался разобраться, как может работать новый финансовый инструмент. 

Секьюритизацию «придумали» американцы, у них этот термин носит название Asset Securitisation — то есть это как бы очищение от проблемных финансовых активов. Банк либо другая организация (инициатор) списывает их с баланса. Этот портфель получает особая компания, которая в белорусской действительности названа специальной финансовой организацией (СФО). Термин почти списан опять же с американского Special Purpose Vehicle. Один из вариантов перевода слова vehicle — «автомобиль». Эта машина увозит далеко такие дела, как давний долг колхоза банку. Инициатор доволен, чувствует легкость в организме. Пускай он отдал эти долговые с серьезным дисконтом, но получил хоть какие-то живые деньги. Кстати, размер дисконта законодательно не регулируется — это вопрос договоренностей сторон.

А проблемный груз долгов едет дальше. Как конвертировать в живые деньги хотя бы частично? Это уже головная боль СФО.

СФО — это такой трансформатор. Не в плане электричества, а в плане трансформации потоков.

— представитель Департамента по ценным бумагам Минфина Евгения Дроздова

Для СФО долг — это актив, под который выпускаются облигации. Этот процесс серьезно регламентирован. Белорусские власти сначала посмотрели, как это работало в Штатах, Евросоюзе, Казахстане и в конце концов в России. Разработчики заверяют, что предусмотрено немало защитных механизмов.

Белорусский вариант не предусматривает создания «пирамид», когда делается несколько эмиссий под один и тот же долг и они себя по цепочке «обеспечивают». Инвестор, которому СФО «впаривает» бумаги, и так рискует.

Во-первых, сам инициатор должен купить небольшую часть эмиссии облигаций, в которые «завернут» долг. Во-вторых, инициатор не должен быть аффилирован с СФО, через которую решил «почиститься». В-третьих, белорусский вариант не предусматривает создания «пирамид», когда делается несколько эмиссий под один и тот же долг и они себя по цепочке «обеспечивают». Инвестор, которому СФО «впаривает» бумаги, и так рискует.

Поэтому на каждый блок активов будет только один выпуск ценных бумаг. А к проспекту эмиссии обязательно приложат договор уступки права требования. Если проще, то все потенциальные инвесторы будут видеть подноготную, что за актив стоит за облигацией: долги молочно-товарной фермы или обязательства крупного ретейлера. Есть и ряд других условий. В частности, если актив — кредит под залог имущества, то объем эмиссии не может превышать стоимости заложенного имущества.

Еще один нюанс: выделенные активы должны генерировать стабильный денежный поток, соотносимый с объемом эмиссии облигаций. К тому же, как рассчитывают разработчики, у СФО со временем появляются дополнительные инструменты в виде вложений в драгметаллы или т. п.

И все равно риски для инвестора остаются, как бы нас ни убеждали, что они лежат у СФО. Деньги в конечном итоге приходят именно от покупателя облигаций. Поэтому возникает вопрос: кто будет первым отважным? Государство отвечает просто: мы вам даем инструмент, а вы уже решайте, рисковать или нет. Естественно, делать какие-то прогнозы на этот счет — дело неблагодарное. Может быть, инвесторов не будет на горизонте несколько лет, а потом они пойдут пачками. Может, они уже затаились где-то и ждут предложений.

Кто будет первым отважным? Государство отвечает просто: мы вам даем инструмент, а вы уже решайте, рисковать или нет.

В любом случае узнать это можно будет только тогда, когда появится первая СФО. На встрече в REVERA, естественно, был задан вопрос: есть ли уже кандидаты?

Представительница Минфина затруднилась дать точный ответ, ведь СФО не аккредитуются в этом министерстве. Но аккредитуются спецдепозитарии, которые будут частью механизма гарантий в секьюритизации.

Были уже звонки от нескольких депозитариев.

— Евгения Дроздова

Можно считать это косвенным признаком. Раз кто-то готов стать депозитарием, то кто-то решится стать СФО.

Многие начинали с маленьких шагов, а мы сразу... Вообще, прогнозы давать — это дело неблагодарное. Но мы провели опрос в январе 2018-го по разным направлениям деятельности банков. Многие банки готовы выступать в роли инициаторов и спецдепозитариев выделенных активов.

— начальник Управления развития инвестиционных операций Нацбанка Александр Раков

А может, раз государство решило создать этот новый финансовый механизм, то оно же и сподвигнет кого-то из госсектора стать пионером? Евгения Дроздова из Минфина не исключает такой возможности: 

Прорабатывается вариант участия организации с госкапиталом.

В принципе в Беларуси уже сейчас есть госорганизация по секьюритизации — Банк развития, но он работает на несколько других принципах.

Схема операции секьюритизации
Примерная схема  операции секьюритизации

Теперь давайте посмотрим на секьюритизацию немного с другой стороны. Молоток придумали для того, чтобы забивать гвозди, но кто-то им колет орехи. В финансовой сфере много изобретательных людей. Можно провернуть, например, такую схему. Банк № 1 создает СФО № 1, через которую «чистится» Банк № 2. В ответ на поддержку Банк № 1 получает возможность «оздоровиться» через СФО Банка № 2. Такое вот перекрестное «санаторно-курортное лечение». Получается, что по бумагам банки как бы улучшили состояние своих активов.

Александр Раков допускает, что такое может быть, но уверен: в 95% случаев будут не «договорняки», а нормальный процесс. Конечно, хочется верить именно в такой ход событий... Но, повторимся, изобретательных людей хватает. Мы можем только догадываться, в какую сторону повернут энергию финансового трансформатора их креативные мозги.

А вот вам и немного конспирологии. Как поясняют представители госорганов, секьютиризацию в стране затеяли после рекомендаций от Всемирного банка и МВФ. Проект указа готовился с учетом регуляторных мер ЕС и на основе рекомендаций международных экспертов. Если вы выполняете такие рекомендации, то вашей стране проще вести переговоры с МВФ о чем? Правильно. О заимствованиях.

Но это как версия. Кроме таких гипотез, не менее интересно узнать, каков же потенциальный объем рынка. Александр Раков сообщил, что более 80% активов финсектора находится у банков. Значительная их часть может быть секьюритизирована. Объем минимальной сделки пока непонятен. В России считается выгодным, если СФО выпустит облигации на сумму от $50 млн.

Многие могут обвинить банки в том, что они перекладывают свои риски на других лиц. Это не совсем правильно, в том числе потому, что дается дисконт.

— Александр Раков

В общем, ждем, как все это заработает на практике. Зарубежный опыт показывает, что обычно доход от облигаций СФО больше, нежели от госбумаг. Но и риски тоже выше.

Поделиться:
Популярные статьи
Загрузка...

Курс бел. рубля 18.01.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.15402.1590
12.45202.4600
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.1546
12.4528
p1003.2408