Зарплата в конвертах

Уже 45% россиян заняты в теневой экономике: оценка

Показать новость
Источник: Газета.Ru
1

Уже 45% россиян заняты в теневой экономике: оценка

Все большее количество граждан России оказывается вовлечено в теневой рынок труда. По данным исследования Института общественных наук РАНХиГС, по стране их доля уже достигла 45%. При этом в экономике имеются все предпосылки для дальнейшего роста численности нелегально работающих россиян.

По оценкам института, зарплату «в конверте» сегодня получает порядка 33 млн человек, или 44,8% от общего количества занятого населения. Причем большинство из них составляют люди, которые реально работают, но не оформлены официально. В прошлом году таких было 40,3%, в 2013-м — 44,5%.

Уже 45% россиян заняты в теневой экономике: оценка

Еще одна отмеченная исследователями тенденция: россияне в поисках работы становятся все менее щепетильными. Так, снижается доля россиян, которые при поиске работы выбрали бы место только с официальным оформлением. В нынешнем году избирательностью отличились только 52,4% соискателей против 67,7% в 2016-м. При этом для 36,8% вообще не имеет значения статус занятости. Годом ранее этот показатель был меньше на 10 процентных пунктов.

Как сообщалось ранее, общий объем скрытой оплаты труда в России вырос на 20% в первом квартале этого года. Впрочем, есть официальные оценки этого рынка, и они не совпадают с оценками, которые приводит Институт общественных наук. Так, по данным Росстата, показатель объема скрытой оплаты труда в первом квартале составил почти 2,4 трлн руб., в то время как за этот же период год назад насчитывалось чуть больше 2 трлн руб.

Также, согласно материалам Росстата, в первом квартале работали в теневом секторе 13,4 млн россиян, или 18,7% от общего числа занятых. В 2016 году численность таких работников составила 15,4 млн человек, или 21,2% от общего количества трудящихся россиян, считает официальная статистика.

Источник: Газета.Ru
2

Из-за чего растет теневая занятость?

По оценке Института общественных наук РАНХиГС, большая часть российских граждан, работающих без официального оформления трудовых отношений, приходится на такие сферы экономики, как строительство, оптовая и розничная торговля, предоставление услуг, транспортное обслуживание.

Рост теневой занятости по большей части обусловлен расширением неоформленной дополнительной занятости граждан. Как утверждает автор исследования, директор Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС Андрей Покида, за последний год количество работников, имеющих неофициальную дополнительную работу (доходное занятие), возросло с 30,4% до 35,5%.

Андрей Покида также убежден, что если государство «отпустит» проблему теневого сектора занятости, то доля граждан, работающих неформально, будет расти. Как указывается в исследовании, пока органам государственного управления не удается стимулировать работающих граждан выйти из тени. Предлагаемые меры, в частности, принятие закона о самозанятых или расширение безналичной формы расчета, не дали должного эффекта.

По мнению автора исследования, кроме совершенствования законодательства в части самозанятых граждан, российским государственным органам необходимо работать и с налоговым законодательством, поскольку предприниматели жалуются на излишнюю совокупную налоговую нагрузку. А нежелание платить государству дополнительные взносы как раз в первую очередь и способствует росту теневой экономики, высказывает свою точку зрения эксперт.

Источник: Газета.Ru
3

Как в России противодействуют теневой занятости

Правительство России по-своему противодействует неформальной занятости — эта задача возложена на Министерство труда. Ранее в Минтруда отмечали, что работа по легализации теневого рынка труда позволила собрать более 35,6 млрд рублей страховых взносов. По их данным, с 2015 года в регионах было легализовано 4,5 млн работников; за последние полгода из тени выведено свыше 800 тыс. работников.

Как отмечает социолог Виктор Вахштайн, для отдельных работников самая распространенная стратегия в последнее время — не уходить с места основной занятости, но использовать рабочее время и мощности, чтобы параллельно где-то еще подрабатывать. Именно такие люди, говорит социолог, прежде других готовы получать деньги «в конвертах», если это приведет к увеличению зарплаты хотя бы на 10%.

В отчете РАНХиГС также указано, что с 2014 года доходы граждан России значительно упали, и люди хотят как-то компенсировать эти потери. В большинстве случаев для этого им приходится идти на вторую работу.

Директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева считает, что у россиян сегодня нет стимула для перехода из теневого сектора экономики в формальный. Она тоже связывает это с падением доходов населения. И пусть даже по официальным данным правительства зарплаты в стране формально растут на 2,5%, речи о восстановлении ситуации пока не идет. Все говорит о том, что кризис системный, — идет системная рецессия, уверена Малева.

Реальные доходы россиян с начала года по июль снизились на 1,4% по отношению к аналогичному периоду 2016 года, сообщил ранее Росстат. При этом в июле реальные доходы снова начали снижаться на 0,9% после стабилизации в июне.

Источник: Википедия
4

Что такое теневая занятость?

Теневая занятость (или неформальная занятость) — вид занятости в неформальной экономике, когда факт установления трудовых отношений между работником и работодателем скрывается от официальных властей. Обычно эти отношения скрываются по инициативе работодателя или работника для того, чтобы не платить налоги либо обойти тот или иной закон. В этом случае расчет обычно производится наличными, зачастую работодателя не интересует прошлое работника и его документы.

Например, в России работодатель обязан уплачивать государству за официально нанятого (на постоянную работу) сотрудника страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, а также подоходный налог с зарплаты работника («Налог на заработную плату»).

Причины, которые могут склонить работника или работодателя к теневому сотрудничеству:

  • более дешевая рабочая сила, желание избежать законов о минимальной зарплате;
  • нецелесообразность официального трудоустройства (например, из-за низких зарплат в официальной занятости);
  • нежелание оплачивать государству налоги, страховые взносы (в России — обязательные страховые отчисления в Пенсионный фонд), алименты;
  • нежелание терять пособие по безработице или инвалидности;
  • статус человека, скрывающегося от закона;
  • статус нелегального мигранта;
  • личные убеждения;
  • криминальное прошлое;
  • протест против действий властей.

Наиболее распространенные примеры теневой занятости, скрываемые от государства:

  • оказание услуг (наемная работа по дому, присмотр за детьми, ремонт, общественное питание, доставка);
  • работа таксистом;
  • мелкая уличная торговля с лотков;
  • временные или сезонные наемные работы (чернорабочие, строители, сборщики овощей и фруктов);
  • нелегальная иностранная трудовая миграция;
  • различные типы неформальной самозанятости (в том числе фриланс, сдача жилья и прочей недвижимости в аренду, продажа урожая с личного подсобного хозяйства).

Теневая экономика снижает поступление налогов в государственный и региональный бюджеты. Люди, которые работают в режиме неформальной занятости, включая нелегальных мигрантов, не получают того, что положено обычным работникам, например, гарантированный минимум зарплаты, медицинское, социальное и пенсионное обеспечение. Такие работники, теряя работу, не получают пособие по безработице.

Неформальная занятость, неоформленные социально-трудовые отношения являются причиной эмоциональной нестабильности, тревожности, неуверенности в своем будущем самих работников, их психологического неблагополучия, возникновения в обществе неблагополучного социального слоя — прекариата.

Источник: Office Life
5

Теневая (не криминальная) экономика в Беларуси: оценка

Белорусский институт стратегических исследований (BISS) в декабре 2015 года представил отчет о своем исследовании «Теневая экономика Беларуси в региональной перспективе». Объектом исследования стали общественное восприятие теневой экономики и оценка вовлечения граждан в теневую деятельность. Исследование BISS стало частью масштабного исследования, которое проводилось под руководством Литовского института свободного рынка (LLRI) в мае-июне 2015-го и охватило Беларусь, Литву, Латвию, Эстонию, Польшу и Швецию.

Принципиально важный момент: исследователи достаточно узко трактовали сам термин «теневая экономика». Они намеренно отсекли криминальный рынок (торговлю наркотиками, отмывание денег и торговлю краденым) и рассматривали теневую экономику как рыночное производство исключительно законных товаров и услуг, которые намеренно скрываются от госорганов.

В фокусе внимания исследователей «серого диапазона» оказались прежде всего личные доходы граждан страны — зарплата и другие вознаграждения, получаемые в конверте, вне фискального поля. Объем теневой занятости (работа без оформления или получение зарплат в конверте) в Беларуси признан наибольшим в сравнении с другими странами, в которых проводилось исследование, и может быть оценен в 33% от ВВП.

Второй крупнейшей составляющей исследования теневого рынка стал анализ нерегистрируемых покупок в пропорции к ВВП. По этому показателю Беларусь занимает первое место в регионе с уровнем 4,9%. В Литве — 3,4%, Польше — 2,8%, Латвии — 2,6%, Эстонии — 1,9%, Швеции — 0,4%.

Авторы исследования заметили: в научной литературе для ситуации ухода от налогов существует специальный термин «налоговая мораль» — т.е. понимание людьми необходимости платить налоги для получения определенных госуслуг. Однако в белорусской реальности термин «налоговая мораль» настолько размыт, что осознание морального долга гражданина перед обществом реализуется в какой угодно сфере, кроме фискальной.

Также исследователи констатировали: белорусы боятся быть пойманными в серой зоне экономики, но не слишком сильно. Половина респондентов оценивают вероятность обнаружения государством факта занятости без юридически оформленного контракта или практики получения хотя бы части зарплаты в конверте как низкую. Примерно такая же их часть (53%) определяет как низкую вероятность вычисления факта покупки товара или услуги у незарегистрированного поставщика, не платящего налоги.

Исследование показало достаточно высокий уровень оправдания (восприятия как нормальной) не декларируемой экономической активности. 40% респондентов склонны оправдывать или оправдывают нелегальную занятость, в то время как 38% оправдывают незаконное совершение покупок. Получение зарплаты в конверте воспринимается как нормальное явление половиной населения. Единственная сфера, которая однозначно подвергается общественному порицанию, — нелегальный оборот алкоголя, который приобретали только 13% респондентов. Другие же теневые практики воспринимаются как приемлемые.