Монеты

Разрешенная жертва

Колумнист office life размышляет о проблемах восприятия налогов в Беларуси и приходит к неожиданному объяснению феномена негативного имиджа предпринимателей.
Автор: Денис Лавникевич
Почему обвиненного в чем-либо предпринимателя в Беларуси обязательно оштрафуют и, скорее всего, посадят? Как ни парадоксально, но потому, что рядовые граждане еще не поняли: это не государство их содержит, а они — государство.

Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Колумнист Office Life
«Я» и «ОНО», но не по Фрейду

Давайте признаем: большинство наших сограждан не платит налоги. В том смысле, что не платят сами — они просто получают зарплату, из которой налоги уже удержаны, об этом позаботилась бухгалтерия. Меньшая часть граждан ходит по налоговым, заполняет декларации и расплачивается в банке, отдавая свои кровные, чтобы получить заветный листок, свидетельствующий о том, что государству они больше ничего не должны. (Пока. Если государство не передумает.)

Но большинство белорусов до сих пор живет в советской парадигме, в которой четко разделены две вещи. Есть «Я», «Я» — работаю и получаю зарплату, с которой кормлю семью. Есть «ОНО» — государство, его собирательный образ. Гражданин у нас ветвей власти обычно не различает, для него чиновник, депутат или судья — это все одно — «государство». Так вот «ОНО» — с точки зрения белорусского обывателя — обеспечивает некие социальные услуги и гарантии: защиту и медицину, пенсию и горячую воду в кране, колосящиеся поля и обучение в школе... О том, откуда «ОНО» на это берет деньги, обыватель обычно не задумывается и продолжает жить в парадигме своего «Я».

Люди у власти эту ментальность отлично улавливают. И потому мы регулярно слышим от чиновников всех уровней, а также с телеэкранов: «на государственные деньги построено...», «не разбазаривать государственные средства!», «государство оплатило учебу...», «он недоплатил государству...», «это государственные деньги и я за них отвечаю!»... Думаю, цепочку подобных цитат продолжить может каждый.

На самом деле еще мудрая Маргарет Тэтчер когда-то заметила:

Нет никаких государственных денег! Есть деньги налогоплательщиков, граждан страны.
Это уже совсем другая парадигма, очень не комфортная для наших чиновников. Потому что в ней с пресловутого «ОНО» граждане (они же — избиратели) могут и спросить. Например, почему на строительство детской больницы в Гомеле пришлось собирать деньги всем миром? Или так ли уж обязательно каждый год гонять по столице танки, ради пафоса убивая асфальт? И, может, деньги, потраченные на второе, стоило бы перенаправить на первое?

Как только функция взимания налогов будет снята с бухгалтерий, с предприятий, как только люди сами сядут за калькуляторы, высчитывая, сколько своих кровных, только что полученных в кассе денег они должны отнести государству, — так сразу и поменяется их мышление.
Понятно, что представители власти не хотят выслушивать такие вопросы. И потому им удобнее поддерживать в гражданах описанное разделение на «Я» и «ОНО», на «я работаю» и «получаю от государства». Без смычки в виде «я плачу налоги и от государства получаю мои же собственные деньги».

Думаю, как только функция взимания налогов будет снята с бухгалтерий, с предприятий, как только люди сами сядут за калькуляторы, высчитывая, сколько своих кровных, только что полученных в кассе денег они должны отнести государству, — так сразу и поменяется их мышление. И реакция на словосочетание «государственные деньги» будет уже не благостной, а очень нервной.

Виноваты уже тем, что есть...

Есть люди, которые платят налоги, образно говоря, «оптовыми партиями». Предприниматели, бизнесмены. Это те, кто лучше других по определению, просто в силу своей деятельности понимает, что «государственных денег не бывает». Ну, и кто всегда готов покритиковать государственных менеджеров, управляющих деньгами налогоплательщиков.

Печально, но всю новейшую историю белорусской государственности предприниматели играют роль так называемой разрешенной жертвы. Их власть с самого начала позиционировала как «этих жуликов», которые «ездят на мерседесах» и по умолчанию ответственны за любое проявление социального неравенства в стране. В этой парадигме противовес бизнесменам — «ОНО»-государство, которое не дает им стать ужасными олигархами (которых никто не видел, но все на всякий случай боятся), которое заботится о «простом человеке» и обеспечивает гражданам все социальные блага (умалчивая, что все это — за счет самих же граждан и предпринимателей).

Одно из условий (и одновременно проявлений) удержания бизнесменов в статусе легальной жертвы — судебная практика, которая в общественном сознании применительно к бизнесменам практически уничтожает презумпцию невиновности. Смотрим статистику работы судов в первом полугодии 2018 года, которую недавно озвучил первый зампред Верховного суда Валерий Калинкович. По результатам судебных разбирательств осуждено 20 236 граждан, вынесено 43 оправдательных приговора, в том числе 6 — по экономическим делам.

в Германии из 100 исков по налогам только в 10 случаях привлекают к ответственности. В 90 случаях доказывается неумышленная ошибка, связанная с начислением налогов.
То есть на фоне общего числа судов процент оправданий стремится к статистической погрешности. Тогда как в Европе процент оправдательных приговоров — от 20 до 40% в зависимости от страны. А по экономическим преступлениям и того выше. Просто подход там совсем иной. Например, в Германии из 100 исков по налогам только в 10 случаях привлекают к ответственности. В 90 случаях доказывается неумышленная ошибка, связанная с начислением налогов. Налогоплательщик уплачивает доначисленные налоги, а штрафы и пеня не начисляются. Европейская позиция: человек имеет право на ошибку в экономической деятельности и только в редких случаях за это должен сидеть в тюрьме. Белорусская позиция... Ее недавно озвучил глава РКП Владимир Карягин на встрече Верховного суда с депутатами, другими представителями органов власти и общественных структур.

Вот как выглядит список проблемных моментов с точки зрения белорусского бизнеса.

  • Суды не проверяют и не читают протоколы об административных правонарушениях на наличие всех обязательных данных, которые предусмотрены пунктом 2 статьи 10.2 ПиКОАП (дата и место составления, перечень прилагающихся материалов и т. д.).
  • Суды не реагируют, когда ИП или компании представляют факты нарушений со стороны проверяющих органов.
  • Суды не обращают внимания на нарушение базовых конституционных принципов со стороны чиновников. Например, принципа неприкосновенности законных владений.
  • Суды изначально на стороне госорганов. Доводы ИП и компаний игнорируют. Даже в протоколах судебных заседаний все стараются показать в выгодном для госорганов свете.
  • Суды никак не проверяют показания сотрудников госорганов. Допускают дачу заведомо ложных показаний.
  • Суды, защищая госорганы при подаче жалоб со стороны бизнеса, в своих постановлениях противоречат себе либо материалам дел.

Вообще, для белорусского государства оказалось очень удобно держать предпринимателей в их нынешнем статусе разрешенной жертвы. Они вроде как нужны стране (все-таки платят налоги, причем немалые, да и рабочие места создают) — так что запрещать их не будут, как это было в СССР. Но и формировать им хороший имидж — тоже. Вспомните, как подавались все многочисленные коррупционные дела последних месяцев. Дескать, сами чиновники-то изначально хорошие были, это их бесы (зачеркнуто) предприниматели попутали — соблазнили взятками...

Поделиться:
Курс бел. рубля 26.03.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.11702.1200
12.39202.3980
p1003.29503.3000
Б/нал. (НБРБ)
$12.1141
12.3904
p1003.2817