Портфель

Слово за дело: нужен ли Беларуси бизнес-омбудсмен?

Автор: Василий Малашенков
На днях уполномоченный по защите прав предпринимателей России Борис Титов поговорил с минчанами через телемост. Человек с экрана рассказал немного о другой реальности, где есть бизнес-омбудсмен. У нас такого, на первый взгляд, нет. Но по факту все намного сложнее. Колумнист Office Life попытался разобраться в противоречивом адвокаси белорусского бизнеса и его гипотетическом будущем.
Василий Малашенков
Василий Малашенков
Колумнист Office Life

Адвокат белорусского бизнеса — это как переходящий вымпел соцсоревнования. Разные люди в разное время этим периодически занимаются. Анатолий Шумченко лоббирует интересы ИП мелкой розницы. Владимир Карягин добивается улучшений по «лжепредпринимательскому» указу 488. Виктор Прокопеня пробивает тему амнистии капитала, которая больше интересна крупному бизнесу. Ярослав Романчук, к примеру, защищает маршрутчиков. Наконец, такой высокопоставленный чиновник, как Александр Турчин, сообщает обнадеживающие новости по указу 222. Список лиц можно продолжать. Но все же далеко не все они, по сути, являются омбудсменами бизнеса. Хватает и других забот. Кому-то надо бизнес-процессами управлять, кому-то — государственной машиной и т. д. К тому же бизнес — это понятие растяжимое. За каждым лоббистом — свои интересы.

Бизнес-омбудсмен России может приехать в Беларусь / 

Естественно, для любой социальной группы или профессионального сообщества неплохо иметь специального человека, который будет продвигать их повестку. Методично. Каждый день. У белорусского бизнеса такие люди есть в отдельных сегментах. Некоторые фамилии я уже назвал. А вот в соседней России есть официально утвержденный Борис Титов. За ним не такая уж маленькая армия специализированных уполномоченных по правам предпринимателей. К примеру, свой уполномоченный есть у каждого региона. Есть и особый омбудсмен для бизнесменов-иностранцев, которые работают в РФ.

Давайте помечтаем. Представим, что и у нас создадут такой институт. Наверняка вот так сразу ввести именно бизнес-омбудсмена не получится. Это важное политическое решение. Скорее всего, власти для начала учредят «генерального» уполномоченного по правам человека.

Давайте помечтаем. Представим, что и у нас создадут такой институт. Наверняка вот так сразу ввести именно бизнес-омбудсмена не получится. Это важное политическое решение. Скорее всего, власти для начала учредят «генерального» уполномоченного по правам человека.

Чисто гипотетически им может стать бывший генпрокурор и судья Конституционного суда Григорий Василевич. Именно он является автором проекта закона об институте омбудсмена в Беларуси. Правда, проект этот пока неофициальный. Наверняка его читали где-то в очень важных кабинетах. Какова была резолюция? Отложить про запас? Отказаться от идеи? Ответ неизвестен. Но время покажет.

Итак, положим, что «общего» омбудсмена ввели. Чтобы он стал легитимным в широком смысле слова, необходим какой-то компромиссный, симпатичный большинству механизм утверждения в должности. Не знаю, как тут лучше поступить, но для бизнес-омбудсмена, на мой субъективный взгляд, лучше всего такой порядок. Берем все бизнес-союзы и отраслевые лоббистские объединения. Они направляют своих делегатов на общее собрание. Лучше, если это будут 1-2 человека, которых должным образом выбрал внутри себя бизнес-союз. Плюс к ним от каждого союза нужны еще кандидаты. Путем голосования на общем собрании выбирается тройка или пятерка лидеров. Затем ее утверждает высшее руководство страны, а потом более расширенный бизнес-съезд проводит финальное голосование. Примерно так. Конечно, это не проработанная схема, а предложение в общих чертах. В этой конструкции можно как-то задействовать и Совет по развитию предпринимательства. Главное, чтобы механизм не вызывал споров. Иначе не поверят в уполномоченного.

Второй важный вопрос. Кто оплачивает? В России решили так. Цитирую федеральный закон № 352-ФЗ от 28 ноября 2015 года: «Финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности уполномоченного осуществляется Управлением делами Президента Российской Федерации за счет средств федерального бюджета». Поговорку про «кто платит» и девушку, думаю, напоминать никому не надо...

Но никакая вменяемая власть никогда не откажется от всех рычагов управления. Риск стать де-факто чиновником высок. Ведь рубильник от сети питания находится в руках государства. Поэтому финансовый вопрос в данном случае лучше решать сообща. Так сказать, на паевой основе. Такую-то сумму перечисляет государство, такую-то — бизнес-союзы.

Но никакая вменяемая власть никогда не откажется от всех рычагов управления. Риск стать де-факто чиновником высок. Ведь рубильник от сети питания находится в руках государства. Поэтому финансовый вопрос в данном случае лучше решать сообща.

Не знаю, как в России на Бориса Титова влияет тот факт, что его деятельность финансируется казной. Тут история очень сложная. Он был членом «Единой России», потом ушел в другую партию. Выдвигался кандидатом на президентский пост. Есть над чем поразмыслить.

Стоит ли разрешать омбудсмену заниматься политикой? Лично я против. Иначе возникает много рисков. Человек сам по себе не может быть на 100% непредвзятым. А если еще политику примешать...

С другой стороны, нельзя сказать, что Титов — сервильная фигура власти. При нем в 2014 году были амнистированы примерно 2,4 тыс. предпринимателей.

Сам Борис Титов считает, что уполномоченный по защите прав предпринимателей не должен быть на стороне власти или бизнеса. Он должен быть на стороне добросовестного бизнеса. В государстве, по идее, добросовестность тождественна законопослушности. Отсюда вывод, что на должность бизнес-омбудсмена лучше всего назначать юристов с опытом предпринимательства.

Неплохо, если это будет довольно обеспеченный человек и профессионал высокого уровня, который не боится лишиться работы. У него и накопления есть, и варианты на рынке труда.

Правда, тут другой риск. Если много денег — значит, есть связи с крупным бизнесом, а мелкий не особо интересен. Частично проблему решает дополнительный отраслевой омбудсмен для малого и среднего предпринимательства.

Самая «вкусная» тема с омбудсменом — полномочия. И здесь трудно сдерживать фантазию.

Первое. Доступ к особой информации. Хорошо, если уполномоченный будет иметь право знакомиться с черновыми вариантами документов по фискальной политике и вносить свои предложения. Можно давать ему почитать и материалы громких уголовных дел в отношении бизнесменов. Тут, конечно, нужна будет подписка о неразглашении. Иначе не очень законно получается. Но хотя бы следователю он сможет сказать какое-то слово за правое дело.

Второе. Право законодательной инициативы. Чтобы не бегать по кабинетам. Собрались своим бизнес-сообществом, придумали общеполезные поправки и через омбудсмена направили их в Совмин либо парламент.

Третье. Право подавать заявления в Конституционный суд. У нас так устроена система, что каждый встречный этого делать не может. Существует опция — обратиться к депутату Палаты представителей. Но омбудсмен для предпринимателей, считай, как депутат их округа. Почему бы ему не разрешить обращаться.

Пока все. Отрываться от реальность вредно. Хотя без мечты скучновато жить. Да?


Курс бел. рубля 22.10.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.54502.5480
13.01503.0210
p1003.29203.3100
Б/нал. (НБРБ)
$12.5629
13.0187
p1003.2939