Герб Беларуси

Премьер-реформатор или премьер-«чистильщик»?

Автор: Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Колумнист Office Life

Новость о назначении Сергея Румаса премьер-министром Беларуси стала неожиданной и ожидаемой одновременно. Неожиданной — потому что теперь уже экс-глава Банка развития вроде как не входил в оперативный кадровый резерв президента. Ожидаемой — потому что многие прочили на пост главы правительства именно сторонника рыночных реформ.

Ну а мы, в свою очередь, нашли три различные подоплеки смены как премьера, так и всего экономического блока правительства.

Лукашенко сменил руководство правительства /

1. «Реформаторы» идут!

Не знаю, многие ли обратили внимание. За тот короткий срок, что прошел с момента президентского разноса правительству в Орше, наблюдатели успели выдвинуть кучу версий того, кто станет новым премьером. Кажется, Сергей Румас не фигурировал ни в одном из списков (хотя, может, я просто пропустил). Зато в них обязательно присутствовали Кирилл Рудый (сейчас — посол в Китае), Николай Снопков (экс-министр экономики, сейчас — замглавы АП) и Ярослав Романчук (экономист-либертарианец, экс-кандидат в президенты).

Всех троих я лично знаю как откровенных рыночников, вполне готовых на реформы в стиле «Бальцерович-1991». Так вот: Сергей Румас если даже и «не из той колоды», то уж точно «духовно близок» и известен как вполне свободомыслящий реформатор и рыночник. Расскажу практически неизвестный факт: пока Андрей Кобяков в начале этого года высказывался о том, что криптовалюты — зло и использоваться в Беларуси не будут, Румас совместно с несколькими руководителями ИТ-компаний работал над проектом по выпуску инвестиционных токенов на основе технологии блокчейн (то есть токенов-«облигаций»). Их предполагалось выпустить на сумму около $1 млрд с тем, чтобы привлечь на мировом рынке финансирование для «ИТ-страны».

Значит ли все это, что перед новым экономическим блоком правительства и его руководителем поставлена задача — встряхнуть экономику рыночными реформами? Вполне может быть. С одной стороны, да, Сергей Румас — это тот самый человек, который может решительно взяться за дело, и который отлично понимает проблемы, стоящие перед белорусским бизнесом, который сам может мыслить не только как чиновник, но и как предприниматель.

Румас совместно с несколькими руководителями ИТ-компаний работал над проектом по выпуску инвестиционных токенов на основе технологии блокчейн (то есть токенов-«облигаций»). Их предполагалось выпустить на сумму около $1 млрд с тем, чтобы привлечь на мировом рынке финансирование для «ИТ-страны».

С другой стороны, вполне понятно, что запустить реформы он сможет только в том случае, если для этих реформ созрело самое первое лицо в государстве. А в этом, честно скажем, есть большие сомнения. Не случайно еще вчера некоторые провластные аналитики, рассуждая о перестановках в правительстве, прочили переход к мобилизационной модели экономики, включая усиление позиций силовиков. Даже Игоря Шуневича прочили вице-премьером, ответственным за «социалку». То есть предпосылки к такому развитию событий были. И, учитывая любовь президента к управлению в стиле «жэстачайше», еще большой вопрос — получит ли Сергей Румас желанную (очень немаленькую) степень свободы.

Даже если получит, то в правительство уже встроен специальный «ограничитель» этой свободы из числа силовиков. Одним из вице-премьеров стал Владимир Кухарев, до сих пор работавший зампредседателя КГК.

Принятие кадровых решений
Румас, Турчин, Кухарев, Петришенко и Микуленок. Фото: president.gov.by

2. Перезапустить отношения с Россией

Всего неделя прошла с того момента, как Россия поставила Беларуси экономический ультиматум. По крайней мере, именно так выглядело тогда растиражированное СМИ сообщение о том, что прекращаются поставки беспошлинных углеводородов, сворачивается кредитование, а Москва еще и компенсации за реэкспорт требует. Конечно, потом что-то из этого опровергли, что-то нивелировали, а что-то обесценили. Но в любом случае понятно, что «наезд» имел место, причем нешуточный.

Так что вторая версия радикальных перемен в правительстве — потребность запустить отношения с восточным соседом «с чистого листа». Тут уже важна не столько фигура нового премьера, сколько его заместителей, как ушедших, так и пришедших. Главное: в отставку отправлен вице-премьер Владимир Семашко, который в правительстве отвечал в том числе и за «углеводородные» переговоры с Россией. Открою еще один профессиональный секрет: за годы работы в правительстве Семашко получил у журналистов прозвище «Ярославна». Потому что всякий его комментарий по переговорам с Россией напоминал «плач Ярославны»: ой, россияне нас не понимают, наших интересов не учитывают, союзные обещания не выполняют, цены задирают, создают неравные условия, хнык-хнык-хнык...

Теперь на место Семашко пришел прожженный рыночник и отличный специалист по рынку углеводородов Игорь Ляшенко. До настоящего времени он возглавлял концерн «Белнефтехим», и был назначен вице-премьером так стремительно, что его даже не успели отозвать из командировки.

Заместителем премьер-министра назначен Игорь Петришенко, который до этого работал послом Беларуси в России. Формально в правительстве он будет отвечать за социальную сферу (здравоохранение, образование, культуру, спорт). Но понятно, что замглавы правительства, имеющий огромный опыт работы с разными «башнями Кремля», обязательно будет востребован и в качестве эксперта по этому вопросу.

Кто вошел в новое Правительство Беларуси /

3. Почистить экономику

Последняя версия: в ходе визита в Оршу президент окончательно убедился, что большей части белорусской промышленности уже никакая модернизация не поможет. Ранее уже домодернизировали до глубокой убыточности деревообработку и производителей цемента, а теперь и «оршанский кейс» показал, чего стоят благостные отчеты чиновников о том, что на подведомственных им предприятиях «все хорошо». Причем ведь в фокусе внимания оказались даже не предприятия какого-нибудь «Беллегпрома», а любимой президентом промышленной отрасли — машиностроения.

В 2012 году Сергея Румаса с должности вице-премьера направили в Банк развития разгребать «авгиевы конюшни» в промышленности и агропромахе. Логично будет предположить, что теперь его вернули в правительство на более высокий уровень, чтобы то же самое делать уже в масштабах всей страны.

Можно потратить немного времени и вспомнить, как полтора года назад машиностроителям раздавали финансирование из «китайских» денег: сотнями миллионов долларов, а кое-кому и миллиарды перепадали. Но толку — очень немного, судя по тому, что в Орше Александру Лукашенко пришлось лично выстраивать логистику поставки станков от одного завода другому, в нескольких сотнях метров от первого.

А теперь вспомним, что в свое время Банк развития как раз и создавался для того, чтобы через него шло финансирование госпрограмм, а также для того, чтобы аккумулировать «токсические» активы госпредприятий, оказавшихся на грани банкротства. По сути, в 2012 году Сергея Румаса с должности вице-премьера направили в Банк развития разгребать «авгиевы конюшни» в промышленности и агропромахе. Логично будет предположить, что теперь его вернули в правительство на более высокий уровень, чтобы то же самое делать уже в масштабах всей страны.

Если это так, то нам останется только пожелать ему терпения и удачи.



Популярные статьи
Курс бел. рубля 24.10.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10102.1050
12.40502.4150
p1003.20503.2200
Б/нал. (НБРБ)
$12.0999
12.4078
p1003.2150