Шахматы

Метод Сорокиной

Анастасия Сорокина создала и воплотила в жизнь методику, благодаря которой ее проект стал не только успешным, но и единственным в своем роде в нашей стране.
Автор: Артем Горбатенко

Анастасия Сорокина
Анастасия Сорокина, фото: commons.wikimedia.org

Неочевидная бизнес-идея, приводящая к успеху. Ниша, которой еще вчера не существовало, а сегодня она очень важна. Незаметная работа сегодня, влияющая на наше завтра. Наконец, прибыль от идеи, в которую когда-то верил лишь один человек. Это качества скрытого чемпиона рынка — компании, о которой вы, скорее всего, не слышали, но которая является лучшей в своем деле.

Частная «Школа шахмат» Анастасии Сорокиной, работающая по собственной оригинальной программе и получающая прибыль, является лидером в своей нише. Прямо сейчас в ней учатся побеждать более 300 детей. О себе, бизнесе, идеях и перспективах, а также о будущих чемпионах мира родом из Беларуси — в монологе бизнесвумен Анастасии Сорокиной.



Мой путь

Я родилась в шахматной семье. Мой дядя — Виктор Купрейчик, первый международный гроссмейстер БССР. Научили играть в шахматы бабушка с дедушкой, когда мне было четыре года. В шесть лет меня отвели в Дом пионеров, где я начала свою спортивную карьеру.

Я 8-кратная (подряд. — Прим. ред.) чемпионка Беларуси среди девушек. Выступала за сборную страны на юношеских чемпионатах мира и Европы, на шахматной олимпиаде. Чемпионкой мира, к сожалению, не стала. Видимо, надо было больше времени уделять тренировкам. Шахматы — систематическая, монотонная и трудная работа, как и почти любая другая. Профессиональный шахматист тренируется по 6-8 часов в день. Помимо этого, обязательна и физическая подготовка. Несмотря на то что все тренеры говорили о моем таланте, мне просто не хватило усидчивости и желания. И я сама стала тренером.

Австралия была моей детской мечтой. У меня было два предложения: Австралия и Эмираты. Я выбрала Австралию, хотя там условия были хуже. Это приключение дало очень большой опыт, потому что методы обучения детей в Австралии и у нас кардинально отличаются. Мне, воспитаннице советской шахматной школы, было очень тяжело приспособиться к менталитету и образу жизни австралийских детей.

Развитие молодого поколения сейчас — это завтрашний успех всей нации. Возможно, мы сможем открыть филиалы в Европе.

В Австралии я впервые начала искать игровые подходы к тренировкам для детей. Советская шахматная школа — это постоянный труд и более «нудные» шахматы. Этого очень хотели либо родители, либо сам ребенок. Таких детей было немного, ведь шахматами маленького человечка заинтересовать непросто. В Австралии я поняла, что если не найду какого-то привычного для детей игрового подхода, то ничего не получится. И тогда я начала готовить программу, которую затем с коллегами воплотила в жизнь здесь, в Беларуси.

Мою программу мы прорабатываем до сих пор. Шлифуем, смотрим, что детям интереснее: что-то добавляем, что-то убираем... На данный момент у нас уже есть успешно работающая методика, которую можно опубликовать.

Шахматы и бизнес

Открытие школы — интересная история. Мой знакомый попросил обучить своего четырехлетнего сына. Я уже не планировала заниматься шахматами, потому что устала от них и думала о чем-то другом. Было несколько бизнес-идей. Обзвонила наших местных тренеров — никто не брал такого маленького, а мальчику вот-вот должно было исполниться четыре года. Говорили: «Ну... шесть! Может быть, в пять попробуйте... Но четыре...» Посоветовала поискать частные школы: попробовали — не получилось, и тогда отец мальчика предложил: «А давай твою школу откроем!» Спросил, что нужно, чтобы открыться. Я ответила: «Сайт». И забыла. А через месяца четыре раздался звонок: «Анастасия, посмотри, мы сделали сайт». То есть первая группа была открыта благодаря этому мальчику и для этого мальчика.

В первый же год благодаря сарафанному радио пришли 30 детей; некоторым не было и четырех лет. Сейчас мы существуем уже четвертый год, и некоторые из них до сих пор с удовольствием посещают нашу школу. Всего же на данный момент в «Школе шахмат» занимаются 300–400 детей. Огромное число! Точной цифры нет: кто-то уходит, кто-то приходит, кто-то болеет, но 300 человек учатся у нас стабильно. Я бы хотела, чтобы охват был еще больше, ведь шахматы оказывают исключительное влияние на развитие: учат самостоятельно принимать решения, строить логические цепочки, воспитывают усидчивость. Современным детям это наверняка пригодится — в том же бизнесе, например.

На тот момент (четыре года назад. — Прим. ред.) мы открылись за абсолютно адекватные деньги. Нам сразу пошло навстречу Министерство спорта и туризма. Я арендовала кабинет в РЦОП по шахматам и шашкам — соответственно, стоимость была невысокой, а ведь именно арендная плата является основной затратной частью. Да и шахматный инвентарь — это не так дорого, как в теннисе или хоккее. К тому же была готова программа, оставалось лишь оборудовать кабинет. Первый год я работала одна: сама и учила, и училась. Через два года у меня появились помощники. Ну а теперь мы ООО «Школа шахмат», у нас работают четыре постоянных тренера, периодически просматриваем стажеров на будущее, плюс административный корпус. Мы уже достаточно большие.

Черно-белые числа

В середине XX века математик Клод Шеннон дал минимальную оценку количеству неповторяющихся шахматных партий. Доступно 10118 вариантов! Это число Шеннона. Для сравнения: количество атомов в видимой Вселенной не превышает 1081.
Слышали легенду про создателя шахмат, который за свое изобретение попросил одно зерно пшеницы на первую клетку, и затем — в два раза больше предыдущего количества для каждой из оставшихся 63 клеток? Конечное число — 18 446 744 073 709 551 615 штук. Это 1,2 трлн тонн. Иными словами, больше, чем собрало человечество за свою историю.

При открытии «Школы шахмат» мне было интересно, чтобы тренеры имели возможность зарабатывать. Зарабатывать так, чтобы «Школа шахмат» была их основным местом работы. Даже мои родители в это не верили! Но я верила. И до сих пор верю, что наше нынешнее состояние — не предел. Не только с точки зрения финансов, но и в плане общего развития темы шахмат в Беларуси.

«Школа шахмат» аккредитована Международной шахматной федерацией, и мы единственные в стране, у кого есть такая лицензия. Я имею звание тренера ФИДЕ — официально аккредитованного международного специалиста, постоянно посещаю всевозможные семинары. Чтобы получить лицензию для школы, нужно было выполнить ряд условий, и мы сумели это сделать.

Кирсан Илюмжинов
С приходом Кирсана Илюмжинова на пост президента ФИДЕ появилось много новых официальных турниров, а также коммерческих соревнований, фото: chess-school.by

Нам принадлежит статус белорусских первопроходцев в сфере столь раннего шахматного развития. Программа рассчитана на работу с детьми от трех лет. Не скажу, что сейчас мы единственные, но точно знаю, что мы были первыми. Некоторые школы и образовательные центры предлагают детям шахматы с четырех лет. Наша программа уникальна не только для Беларуси — в Европе тоже очень мало аналогов! В основном все начинают обучение с четырех лет.

Мы работаем в одной связке с государством. В этом году благодаря поддержке Национального олимпийского комитета мы переехали в такое прекрасное здание (СОК «Олимпийский». — Прим. ред.). Это бывший Институт физкультуры, здесь все пропитано духом соревнований. И мы, в свою очередь, очень стараемся, чтобы наше дело выходило на государственный уровень (баннер «Школы шахмат» размещен на сайте Белорусской федерации шахмат под заголовком «Шахматное будущее Беларуси». — Прим. ред.). Развитие молодого поколения сейчас — это завтрашний успех всей нации. Конференция в Батуми (сразу после интервью Анастасия улетела в Грузию на международную конференцию по дошкольным шахматам. — Прим. ред.) — один из первых шагов к работе нашей программы не только в Беларуси, но и за рубежом. Возможно, мы сможем открыть филиалы в Европе.

СКОЛЬКО ЗАРАБАТЫВАЮТ ШАХМАТИСТЫ?

В конце 2016 года в Нью-Йорке прошел матч за звание чемпиона мира по шахматам между претендентом Сергеем Карякиным и действующим двукратным обладателем короны Магнусом Карлсеном. Гениальный норвежец одолел россиянина в тяжелейшей борьбе и заработал €550 тыс. Карякину досталось на 100 тыс. меньше.

Годовой доход того же Карлсена уже перешагнул миллионную отметку: большая часть денег приходит от спонсоров. Однако шахматисты с достижениями поскромнее редко могут похвастаться их наличием. Впрочем, за последние 10 лет призовые крупнейших турниров увеличились на 40%, приблизившись или достигнув €1 млн. Суммарные призовые топовой десятки гроссмейстеров в год составляют около €8 млн.

Однако чаще фигурируют совсем другие суммы. Среднего уровня шахматист за итоговые победы получает от €5 до €50 тыс.: учитывая издержки на подготовку, перелеты и проживание, для роскошной жизни нужно играть много и успешно. Игроки, только идущие к всеобщему признанию, довольствуются суммами в несколько тысяч евро или меньше. Есть мнение, что только первая двадцатка рейтинга ФИДЕ зарабатывает больше, чем тратит.

Способов заработать на шахматах множество: успешная игра, книги, тренерская и судейская деятельность, консультации, школы, ставки... Все зависит от амбиций и таланта.

Мы пробовали открывать филиалы в других городах Беларуси. В самом начале нашей истории мы решили поработать в Орше. Не очень успешно... Наверное, это было преждевременно. Все же «Школа шахмат» — организация частная и платная. В советские времена шахматы, как и любой другой вид спорта, были бесплатными. И если в Минске родители уже понимают, что вкладывать в развитие и образование детей очень важно, то в регионах с этим пока сложно. Но мы не теряем надежду: например, в Бресте открылся отличный частный развивающий центр с шахматным кружком, где детей обучают профессионалы. К тому же сейчас мы наблюдаем настоящий шахматный бум, меня это очень радует — и как шахматистку, и как маму семилетней дочки.

За рубежом частные школы шахмат — уже давно мощный бизнес. Возьмем, например, Польшу: там очень сильная школа шахмат, причем их школы в большей степени частные. Когда речь идет о школах спортивного мастерства и получении разрядов, тогда ребята переходят под государственное крыло. Можно сказать, что частные шахматы — такой же бизнес, как и любой другой. Растущий бизнес, развивающийся.

В частных шахматных инициативах я не вижу конкуренции по той причине, что заинтересована в обожающих шахматы детях. И когда появляются другие шахматные школы — я только радуюсь. В Малиновке открылась, например, частная шахматная школа Анастасии Зезюлькиной, многократной чемпионки Беларуси. Остаются и государственные кружки. Для меня это все — не конкуренция за детей. Каждый родитель выберет место, где его ребенку комфортно. Моя задача лишь в том, чтобы как можно большее количество детей имело возможность играть в шахматы. Мы проводим турниры, приглашаем деток из других школ. Конечно, мы хотим, чтобы именно наши дети выигрывали, но детская радость и улыбки... Детский позитив в шахматах — не то состояние и место, где должна быть конкуренция в бизнесе. Я считаю, что мы все делаем одно важное дело.

Наша задача — не безусловное достижение результатов детьми. Конечно, любой тренер хочет видеть результат, и мы надеемся, что наши дети тоже будут выступать на международных и республиканских соревнованиях достойно. Чемпионов Беларуси и призеров пока не было, но в шестерку лучших маленьких спортсменов мы входили. Участвуем и в международных соревнованиях: недавно ездили в Болгарию, в Латвию — и в своих возрастных категориях уже завоевали первые медали.

Мы даем понять детям, что шахматы — это интересно и весело. Как только происходит стыковка «шахматы + ребенок», мы сразу вводим соревновательную деятельность, чтобы они не потеряли интерес, участвовали в состязаниях, видели себя частью команды. Концепция нашей школы в том, что каждый, кто приходит к нам, выигрывает. У нас нет проигравших. То есть даже если проиграл партию — ты мог и выиграть, потому что именно ты сделал, скажем, лучший ход. Много мотивационных моментов: чтобы ребенку было интересно и весело, чтобы он ни в коем случае не расстраивался, чтобы научился проигрывать, ведь жизнь — длинная, сложная и интересная штука, и не всегда получается, как ты хочешь. Шахматы — это такой маленький прототип жизни: ты планируешь, что-то делаешь, но твои планы сбываются не всегда, потому что есть оппонент напротив тебя. Дети проживают маленькую жизнь в этом волшебном шахматном королевстве.

«Школа шахмат» всегда с удовольствием рассматривает все возможности сотрудничества и партнерства. Например, мы работаем с частным детским садом «Давайте расти», международной частной школой QSI International School of Minsk, международным образовательным клубом Global Child. «Школа шахмат» еще никогда не работала со спонсорами, а это очень большой объем задач — никто к тебе не придет, не постучит в дверь и не скажет: «А не хотели бы вы, чтобы мы вам помогли?» Надо в этом плане работать и общаться. Думаю, со временем это станет возможным, появятся компании, которые с удовольствием начнут с нами сотрудничать. Мы, в свою очередь, могли бы представлять эти компании на международной арене. Это взаимовыгодно.

Мы хотим расти. У меня сформировалась замечательная команда тренеров и администраторов. Мы стараемся участвовать во всем максимально. Думаю, «Школа шахмат» сможет организовать еще множество проектов — например, с одной из крупнейших бизнес-школ Минска, а также мастер-классы, шахматные лагеря — как в столице, так и выездные. Я верю в то, что таким образом мы сможем разви­-
вать белорусские шахматы и шахматы как бизнес.

О шахматных перспективах

Чтобы стать чемпионом мира, одной напряженной работы недостаточно. Нужен еще и талант. Никто никогда не мог предположить, что чемпионом мира будет норвежец, — просто потому, что в Норвегии никогда не было шахмат как таковых. И вдруг появился Магнус, которого я помню еще по турниру в Дубае, когда ему мама с папой на стульчик подкладывали подушечку, а в итоге к концу турнира он играл на первой доске и обыгрывал гроссмейстеров. Это был уникальный случай. В свое время абсолютно уникальным был и Гарри Каспаров. Так что, когда и где родится будущий чемпион мира, где зажжется его звезда чемпиона, — не знает никто.

Профессиональный шахматист сегодня может жить на чисто шахматный заработок, просто участвуя в турнирах. Долгое время считалось, что шахматы — неприбыльный вид спорта, и расценивать это как будущую работу для ребенка было трудно. С приходом Кирсана Илюмжинова (экс-президент Калмыкии и президент ФИДЕ. — Прим. ред.) все изменилось: появилось много новых турниров, официальных — от ФИДЕ, а также коммерческих соревнований.

У нас есть сильные шахматисты. В том числе гроссмейстеры. Сильная мужская сборная, прогрессирующая женская. В сентябре состоялась Всемирная шахматная олимпиада, на которой наши девушки заняли первое место в группе «Б». Да, у нас есть хорошие шахматисты, но для мирового чемпионства этого пока маловато.

Шахматы — это такой маленький прототип жизни: ты планируешь, что-то делаешь, но твои планы сбываются не всегда, потому что есть оппонент напротив тебя.

Все страны, чьи взрослые сборные показывают результаты на олимпиадах, — Россия, Китай, Индия, Украина — выстроили эффективный процесс в своих детских школах. В Китае школа работает жестко. Многочисленное население диктует высокую конкуренцию уже на детском уровне. Как и в Индии. Российской шахматной федерацией я восхищаюсь: они проделали огромную работу, сумели привлечь спонсоров. Нашей федерации, конечно, до такого уровня пока очень далеко. Нужно работать со спонсорами: когда есть дополнительные деньги, существенно облегчается процесс. Можно, например, приглашать именитых тренеров, организовывать шахматные лагеря, мероприятия, которые способствуют развитию талантов. Мне всегда нравилось, как построен процесс в Польше: у них проводится много детских турниров. У нас, к сожалению, турниров для детей мало. А это неотъемлемая часть достижения серьезных спортивных результатов в будущем.

Юные шахматисты
Юные шахматисты, фото: chess-school.by

Иногда проблема возникает именно с родителями, потому что они не до конца доверяют тренеру. Пытаются сказать: «А я считаю, что моему ребенку надо вот так или вот эдак...» И тем самым вмешиваются в процесс, а этого категорически делать нельзя. Мы никого не хотим обидеть, поэтому всегда в таких случаях стараемся мягко намекнуть, что в процессе тренер главнее. Работа как тренера, так и ребенка — в паре. Когда вмешивается третье (авторитетное для ребенка) мнение родителя — бывает, что талант погибает. Ребенок не достигает того, чего мог бы достичь при планомерном процессе. Когда нет доверия — нет результата. С родителем даже очень талантливый ребенок ведет себя совершенно по-другому. Я знаю это по своей дочке, которую отдала на обучение тренерам нашей школы. Это был правильный выбор.

Большой талант заметен сразу. Мы не готовы сказать это с первой или третьей тренировки, но уже через месяц специалист может определить, кто будет просто ходить сюда и развиваться, а у кого есть шахматный талант. Мы всячески стараемся поддерживать таких детей, и в этом году у нас открылось новое подразделение — «Академия шахмат». Это следующая ступень. Несмотря на то что мы частная шахматная школа, эти дети занимаются у нас бесплатно.

Поделиться:
Популярные статьи
Загрузка...

Курс бел. рубля 16.01.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.15602.1620
12.45702.4640
p1003.22003.2300
Б/нал. (НБРБ)
$12.1571
12.4705
p1003.2149