Реальность

От гипсовых фигур в СССР до дополненной реальности: путь предпринимателя Андрея Тимошенко

Источник: Партнерский материал

Андрей Тимошенко начинал первый бизнес в киевском переходе, продавая фигурки из гипса, а через 30 лет создал компанию Live Animations, входящую в топ-5 мировых производителей технологии дополненной реальности. Можно ли начать бизнес, не имея стартового капитала? Можно ли переехать в другой город и найти общий язык с чиновниками? Можно ли создать IT-компанию, не будучи программистом? Ответы на эти вопросы — в истории из 7 бизнесов Андрея Тимошенко.

«Настоящий бизнесмен всегда ищет возможности!» И Андрей по-прежнему не боится экспериментировать и уверен в том, что будущее уже наступило.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Я родился 51 год назад в небольшой деревне Ширковка Брянской области, в ней было всего домов 30. Когда мне было 6 лет, родители переехали в город Людиново Калужской области, там и прошло все мое детство. Выпускной класс учился в Воркуте — крайний Север, пурга, снег, сорокоградусные морозы, северное сияние. Это была инициатива мамы: она занималась сельским хозяйством, а на Севере за это хорошо платили. А отец был школьным учителем.

За год в Воркуте я так замерз, что хотелось тепла — поехал в Киев поступать в танковое военно-инженерное училище. Мечтал стать военным, были иллюзии, что это своего рода рыцарство, красивая форма... Летом 1986 года, через пару месяцев после взрыва на Чернобыле, конкурс был не 9 человек на место, как обычно, а всего 3! Радиация меня не пугала. Я поступил, и тут все мои иллюзии стали рассыпаться от столкновения с реальностью. Выдержал 4 года и за год до окончания ушел, меня тут же забрали в армию рядовым в войска под Чернигов. Но из 2 лет прослужил 3 месяца — нашел решение, как законно демобилизоваться из армии.

Первый бизнес: изделия из гипса

Вернулся в Киев — у меня была солдатская шинель и 25 рублей в кармане. На дворе 90-й год, начался распад СССР, и за предпринимательство уже не сажали. Все, что я умел тогда делать, — красивые изделия из гипса: панно, копилки... Собрал двух ребят, и мы стали решать, где это можно делать. В квартире не станешь: мешки с гипсом, грязь... Стали искать сарайчик в частном доме под мастерскую. Ходили в течение суток по всему Киеву, по частным домам, но никто нас к себе не пустил. В конце концов нашли заброшенный и перекошенный деревянный двухэтажный дом под снос, там поселились и работали.

Гипс стоил копейки, себестоимость изделий была низкая. Но что делать, чтобы это покупали? Месяца три были для нас сущим мучением. Мы делали панно, лепнину на потолок, пепельницы в виде черепов, но они были никому не нужны! Даже договорились с самым крупным универмагом Киева «Украина» и стали поставлять продукцию туда, но продаж было мало. Были в отчаянии и хотели все бросить.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

А во время развала СССР люди стали восстанавливать свои духовные ценности. Я увидел, что хорошо продаются иконы. Разобрался в теме: какая икона от чего. Мы сделали на пробу 15 красивых обрамлений из гипса под золото, внутрь вставили изображения святых. Себестоимость одной иконы была копеек 30. Никто из ребят не хотел их продавать, да и милиция гоняла, это было опасно. Я сам взял ящик с этими иконами, пришел в переход и стал их продавать по 10 рублей. У меня разобрали все минут за 40, я заработал 150 рублей — приличная советская зарплата за целый месяц!

Стали делать иконы и продавали в день около 30 штук, зарабатывали на каждого рублей по 100 в день. А за 3 тысячи рублей можно было купить машину! Но нам было по 21 году: каждый день ходили в ресторан, покупали крутые кожаные куртки, модные кроссовки, тратили на девушек... Такая успешная жизнь у нас продолжалась около года. Но начались внутренние проблемы в команде, мы не выдержали и разбежались.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Всю технологию я знал, поэтому сам снял мастерскую, набрал новую команду: трое сотрудников занимались производством, пятеро продавали готовую продукцию. На мне была обязанность доставать хороший гипс, делать формы, проверять качество изделий, решать вопросы с арендой помещения, организовывать продажи. Продавали на рынках, платили и администрации за место, и рэкету — время было такое. Ездили по городам — Запорожье, Днепропетровск, Брянск, на юг — Феодосия, Крым. Конкурентов особо не было.

Но через год опять начались проблемы внутри команды! Многие были моими друзьями, и они стали возмущаться: «Почему мы работаем, а ты получаешь больше всех?!» Я погорячился, сказал: «Ок! Я ухожу, все оставляю вам». Понимал, что без проблем создам другой бизнес. И в результате через три месяца они распались. Сделал вывод: без создателя любой бизнес обречен на провал!

Второй бизнес: аренда квартир в Киеве

Мне нравилось запускать бизнес, где я был бы первым. Хотел открыть доставку продуктов на дом, уже нашел помещение под склад и увидел рекламу в какой-то газетке, что какая-то компания (даже запомнил название — «Гелиос») уже такое делает. Я сразу же перестал этим заниматься — хотя рынок был огромен, а в 1992 году направление было совершенно новым.

А в Киеве, как и везде в СНГ, была большая проблема с гостиницами, поэтому идея сдавать квартиры посуточно витала в воздухе. Придумал название «Виктория-сервис», арендовал три квартиры, обустроил их — и бизнес сразу пошел! Мы давали в газетах объявления о сдаче, нас рекомендовали знакомым по сарафанному радио. Аренда в месяц обходилась мне в $200–300 за квартиру, а аренда в день приносила от $20 до $50, заполняемость была 80%. Организовал уборку, если нужно — доставляли продукты. К тому же у нас не было пропускного режима, не требовали паспорта, как в гостинице. При этом 20% гостей были иностранцы, остальные — жители СНГ, в основном предприниматели. Скоро у нас уже было около 40 квартир.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Через пару лет открыл еще и аренду автомобилей без водителей, то есть люди могли сразу получить ключи от квартиры и от машины. Аренда обычного автомобиля «Жигули» стоила $25–30 в день, «Крайслера» или BMW — до $100, всего у нас было около 15 машин. Но начались проблемы: машины стали угонять, разбивать, совершали на них преступления — время было криминальное, страховой бизнес не работал.

А по квартирам сильно выросла аренда — уже меньше чем за $600–700 снять квартиру не удавалось, рентабельность наша стала падать. Да и знаний по управлению и правильному распределению финансов не было. И мне так надоели эти проблемы, что через четыре года я этот бизнес просто закрыл.

Третий бизнес: маршрутки в Брянске

Стал смотреть, чем еще заняться — менее проблемным и более прибыльным. Уехал в Брянск и увидел, что там мало городского транспорта — в основном троллейбусы, и они сильно перегружены. Подумал: было бы неплохо пустить какие-то автобусы по самым проблемным маршрутам.

Купил микроавтобус на 20 мест, пришел в администрацию города, чтобы оформить документы. Мне сказали: «Нужна лицензия из транспортной инспекции, специальный техосмотр, карта маршрута, согласование с налоговой цен на билеты, все билеты нужно пропечатывать...» Кроме этого, выбрать маршрут мне не разрешили, а дали Брянск — Толмачево, то есть из города в небольшую деревеньку.

Я нанял водителя, а сам был кондуктором. К нам почти никто не садился — маршрут был непопулярный. Возили по две-три бабушки, то есть у нас были сплошные убытки. Так мы ездили неделю, потом мне это надоело. Я сам нарисовал табличку «36» и выехал в город на тот маршрут, который мне нравился. Автобус был битком, особенно в час пик, мы стали хорошо зарабатывать. Но это было без разрешения, могли возникнуть проблемы... Пришлось еще не раз ходить в администрацию, вести переговоры, и нам все же дали разрешение на 36-й маршрут.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Кроме работы кондуктором, на мне была подготовка автобуса — советского ПАЗа. Чтобы выехать в 6 утра, зимой нужно было с 5 утра прогревать паяльной лампой картер, где масло, заводить двигатель, прогревать салон, пока иней на стеклах не растает — и так ежедневно. А еще требовалось решать вопросы с ГАИ, налоговой, администрацией и делать все, как владельцу нового бизнеса. Но мне нравилось — энергии было через край!

Через три месяца увидел, что направление идет хорошо. Стал покупать автобусы, брать в длительную аренду — и скоро их было 25–30. Кроме этого, привлекал людей, они покупали автобусы, ставили их ко мне на маршруты. А я организовывал все документы, контролировал прохождение врача, время на маршруте — всю административную часть. Через пару лет стали появляться другие люди с таким же бизнесом. Я их всех объединил — создал общественную организацию «Независимые работники автотранспорта». И таким образом прямо или косвенно контролировал 70% маршрутных перевозок в Брянске.

Один из политических деятелей увидел в нас определенную силу и привлек меня в свою организацию. Мы стали подавать в суд на неправомерные действия налоговой и городской администрации, выигрывали дела, могли день не выйти на маршрут, то есть всерьез отстаивали свои права. Закончилось это обысками, проверками и запугиванием водителей, жестким прессингом. За шесть месяцев мой бизнес полностью развалился — как и гостиницами, я занимался им около четырех лет. Распродал оставшиеся автобусы и вернулся в Киев. Конечно, я что-то заработал, но кризис 1999 года дал о себе знать: те автобусы, которые покупал по $10 тысяч, с трудом продал по $2–3 тысячи. Шел 2000 год, мне было около 30 лет.

Четвертый бизнес: рекламно-производственный

В Киеве вместе с партнером занялся рекламно-производственным направлением. Увидел австрийский станок, который делал значки, и придумал, как его усовершенствовать. На нашем станке можно было еще и печатать логотипы на ручках и кружках, делать тиснение на коже. Назвал станок «Бейханд» — хотелось ассоциации с ручным трудом и немецкое звучание слова. Многие потом думали, что это импортный станок, хотя производили его в Киеве.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

У нас было два направления: сами изготавливали рекламно-сувенирную продукцию, продавали станки и расходные материалы другим компаниям. В зависимости от комплектации станки стоили от $600 до $2 тысяч. Покупатели были из стран СНГ и стран-соседей: Польши, Венгрии.

В компании работали 50 человек, в том числе токари, фрезеровщики. За год продавали около 100 станков, но основные заработки были на расходных материалах. Бизнес уже работал сам, был исполнительный директор. Через несколько лет партнер занялся другим направлением, и этот бизнес мы продали.

Пятый бизнес: системы очистки воздуха

В 2005 году я стал параллельно развивать другое направление — системы очистки воздуха американской компании. По сути, это было представительство в Украине, я был совладельцем. Продажи строились по принципу сетевого маркетинга. Спустя три года мы занимали первые места в мире по продажам. Но через шесть лет продал свою долю: никак не мог влиять на головную компанию в Америке, а некоторые стратегические решения меня не устраивали.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Шестой бизнес: «танцующие головы»

По прошлому бизнесу достаточно плотно работал с американцами, часто летал в Америку. И как-то в Лос-Анджелесе в парке «Юниверсал студио» увидел установку «Танцующие головы». Это киношное изобретение: человек в кабинке надевает накидку, а на зеленом экране его голова подставляется к телу профессионального танцора. Звучит музыка, сзади появляются интересные фоны — в результате записывается видео и выдается на фирменном диске. Мы отстояли очередь, чтобы попробовать эту услугу, заплатили по $20. Я предположил, что у нас на это тоже будет спрос.

Связался с владельцем компании и сказал, что хочу взять эксклюзивные права на все страны СНГ: планировал сделать собственную сеть и еще продавать установки и комплектующие всем желающим. Владелец согласился при условии, что я сразу приобрету 10 установок по $20 тысяч и подпишу контракт о  продаже их по 100 штук в год.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

За первый год мы выполнили условия и продали в СНГ 100 установок. Потом уже я узнал, что в Америке в год максимально продается 30 установок! Владелец был так впечатлен, что передал мне эксклюзивные продажи на Израиль, Польшу, Кипр... и в конце концов я стал продавать установки по всему миру, несколько сотен в год. Производство было в Гонконге, оплата шла в США, в разных странах работали партнеры и представители. Самым сложным было обеспечить техническую поддержку.

Когда мы только разместили в Украине эти установки, люди собирались толпами, шли целыми семьями. Я планировал, что каждая студия будет приносить $5–6 тысяч дохода в месяц. Но по факту она давала в лучшие месяцы $1–2 тысячи, а в худшие — уходила в минус: стоимость аренды в торговых центрах была высокая. И так было во многих городах — спрос сильно отличался от Голливуда, где постоянный поток посетителей. Постепенно это перестало быть чем-то новым, все попробовали раз и проходили мимо. Бизнес постепенно шел на спад... Так продолжалось шесть лет — с 2008 по 2014 год.

Седьмой бизнес: разработка дополненной реальности

Чтобы поддержать проект, придумали дополнительно продавать в наших студиях 3D-фотографии: поверх готового фото накладывалась специальная линза. Вот тогда я впервые узнал о дополненной реальности, и у меня возникла идея: а почему бы не сделать так, чтобы фотографии оживали? Например, фотографируюсь с ребенком на зеленый экран, выбираю фон и в кадре с нами еще динозаврик. И с помощью дополненной реальности (нужно было навести камеру телефона в специальной программе) динозаврик мог выйти из фотографии, запрыгнуть внутрь.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Стал искать, кто может осуществить такое. Но практически никто в СНГ про дополненную реальность не слышал. Искал подрядчиков и в Америке, но и там ситуация была не лучше: единицы умели это разрабатывать, стоило это бешеных денег. Например, за эффект для одного фото просили от $8 тысяч до $10 тысяч, а мне нужно было хотя бы 30 фотографий, то есть вложить около $300 тысяч. При этом продать фото я мог максимум за $5, в день продавалось фотографий десять. А для окупаемости мне нужно было продать около 8 тысяч фотографий.

Я все же нашел в Украине подрядчиков, которые взялись за эту работу. Одна компания делала программное обеспечение, другая разрабатывала самих героев и анимацию. Мне приходилось связывать программистов с 3D-аниматорами, но я никак не мог получить высокое качество. Мне говорили, что такое сделать невозможно, сами смартфоны «не потянут» такой уровень.

Я не программист, вообще далек от этой отрасли, поэтому не мог с этим согласиться. Хотя я не намеревался открывать IT-компанию, в 2014 году собрал небольшую команду программистов, человека три, чтобы сделать продукт такого качества, которое я хочу получить. И у нас получилось то, что я представлял, хоть для этого и пришлось много работать. Но проект с фотографиями все равно был нерентабелен — как и с видео, фотографии заказывали максимум один раз. Мы продавали эти студии по всему миру, и у многих ситуация была схожа с нашей.

К тому же активно развивались новые технологии и сама бумажная фотография была не настолько востребована, как раньше. Все больше людей хранили фотографии в смартфонах. И я столкнулся с тем, что нужно принимать решение: так что же дальше? В разработку платформы вложено несколько сотен тысяч долларов — частично свои, частично заемные.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Тогда я решил провести эксперимент: использовать эту технологию для изготовления футболок, тетрадей, папок и чашек с оживающими картинками. Если навести на рисунок камеру, то герой выпрыгивал из картинки и «оживал». Мы изготовили все в небольшом количестве и стали продавать эти изделия прямо в наших фотостудиях. Ни одной футболки не было продано! Как и ни одной чашки.

А вот тетради с дополненной реальностью пошли на ура! Они были недорогие, привлекательные для детей. Мы заключили контракт с Hatber — лидером российского рынка бумажно-беловой продукции, и уже через несколько месяцев тетради и пазлы с дополненной реальностью стали продаваться. А мы получали роялти в размере 10% от всех продаж без ограничения по количеству. Первые 100 тысяч тетрадей продали за три дня — это был 2015 год. Мы поняли, что продукт востребован. И стали заключать контракты с итальянцами, греками, венграми, индонезийцами... Кроме тетрадей, наши лицензиаты выпускали папки, пазлы, пеналы — всю школьная продукция. Персонажи «оживали» за счет мобильного приложения — его скачали уже более 10 млн человек.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Сейчас мы разрабатываем инновационные программы лояльности с AR/VR (дополненная и виртуальная реальность) для крупных брендов и ретейлеров по всему миру. В общей сложности Live Animations выполнила около 100 разных проектов. Разброс цен очень большой, разработка стоит от $10 тысяч до $1 млн долларов и выше. Например, проект за $1 млн — это полная загрузка 40–50 специалистов в течение 6–9 месяцев. А проект за $10 тысяч делают пять специалистов в течение нескольких недель. У нас задействовано около 80 сотрудников, часть — в головном офисе в Киеве, часть — в Нью-Йорке.

Я уверен, что за технологией дополненной реальности — будущее, и скоро она станет флагманом маркетинговых инструментов для большинства компаний. И конечно, приятно осознавать, что мы помогаем создавать это будущее.

От икон из гипса до дополненной реальности: 7 бизнесов предпринимателя Андрея Тимошенко

Автор: Диана Каленик



Курс бел. рубля 22.10.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.54502.5480
13.01503.0210
p1003.29203.3100
Б/нал. (НБРБ)
$12.5466
13.0216
p1003.3052