Бюджет

От бюджета — к устройству страны

Автор: Денис Лавникевич

Редакция Office Life договорилась с нашим постоянно проживающим в Киеве автором о колонке об украинском госбюджете: как он устроен, кому помогает государство и т. д. Идея была сравнить два соседних государства в плане сбора и распоряжения деньгами налогоплательщиков. Но неожиданно колумниста потянуло на пространное рассуждение про государственное устройство этой, наверное, самой анархичной страны мира. И это оказалось как минимум нескучно.

Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
колумнист Office Life

...И ведь все верно: бюджет, его структура, его наполнение и исполнение, отношение к бюджету высших госчиновников — пожалуй, лучше всего характеризует устройство государства и систему управления им. Украина — не только самое большое государство Европейского континента. Это еще и страна, централизованное управление которой — совершенно бессмысленно. Хорошо знакомое белорусам словосочетание «вертикаль власти» здесь вызывает в лучшем случае улыбку. Но чаще собеседник просто не поймет, о чем вы говорите.

Но начнем все же с бюджета. Несколько дней назад МВФ утвердил для Украины новую программу кредитования stand-by сроком на 14 месяцев: она позволит получить $3,9 млрд очень дешевых денег. Одна из предпосылок для этого — то, что МВФ доволен принятым бюджетом-2019, а также текущими финансовыми показателями. Фонд опубликовал пресс-релиз, в котором, в частности, спрогнозировал значительный рост реального ВВП Украины в следующие два года.

Как заявил и. о. председателя МВФ Дэвид Липтон, правительство Украины достигло макроэкономической стабильности и роста экономики. 

Разумная фискальная и монетарная политика, гибкий режим обменного курса помогли уменьшить дефицит фискального и текущего счетов. Резервы были частично восстановлены, уверенность в будущем — возросла.

Дэвид Липтон

Впрочем, пока сохраняются значительные риски — как внутренние, так и внешние. Но важные шаги для их смягчения уже сделаны. В их числе — утверждение надежного бюджета-2019, повышение тарифов на газ, совершенствование управления в государственных банках.

Премьер-министр Владимир Гройсман акцентировал внимание на том, что кредиты МВФ позволят Украине в 2019 году уверенно пройти пик запланированных долговых выплат.

За последние годы Украина стабилизировала экономическую ситуацию и показывает экономический рост уже 11 кварталов подряд. 

На 2019 год имеем сбалансированный бюджет и фундамент для перехода на трехлетнее бюджетное планирование. Сотрудничество с международными партнерами дает возможность спокойно пройти следующий год и продолжать реформы.

Владимир Гройсман

На погашение и обслуживание внешних и внутренних долгов в бюджете Украины на 2019 год предусмотрено $15,376 млрд — почти треть всего госбюджета.

Дело в том, что в следующем году Украине предстоит возвращать долги, взятые более 10 лет назад. Давайте задумаемся: треть государственного бюджета в следующем году пойдет на выплату долгов. Добавим сюда то, что страна ведет войну. Да, рекордный урожай и огромные показатели экспорта, да, финансовая помощь Европы и США, но все-таки мы не раз слышали прогнозы, что Украина вот-вот объявит дефолт...

Оказывается, нет. И заслуга этого — филигранно сбалансированный бюджет страны. В нем, в частности, предусмотрено увеличение доходной части, а также увеличение расходов на оборону, охрану здоровья и образование. Основные показатели госбюджета-2019: ВВП — +3%; инфляция — 7,4% (в 2018 году — 9,9%); долговая нагрузка на бюджет — 52,2% ВВП (2018 год — 60% ВВП); доходы — более 1 трлн гривен; расходы — более 1,1 трлн; дефицит — 2,28%.

Давайте задумаемся: треть государственного бюджета в следующем году пойдет на выплату долгов. Добавим сюда то, что страна ведет войну. Да, рекордный урожай и огромные показатели экспорта, да, финансовая помощь Европы и США, но все-таки мы не раз слышали прогнозы, что Украина вот-вот объявит дефолт...

Вот только надо понимать: это если не последний, то наверняка предпоследний бюджет Украины, сверстанный по старым правилам. Сейчас в стране идет реформа местного самоуправления, и новая модель организации страны предусматривает в том числе и совершенно новое построение бюджета.

Сейчас в Украине заканчивается создание Объединенных территориальных громад (ОТГ). Они формируются уже несколько лет, в ОТГ объединяются жители территорий, которые подчиняются сразу нескольким соседним местным советам — сельским, поселковым и т. д. Получается, что ОТГ — это, во-первых, укрупнение базовых органов местного самоуправления. Во-вторых, ОТГ и их представительские органы — советы ОТГ — имеют значительно большие полномочия в первую очередь в сфере управления финансами. Основная часть налогов — 60% (!), — собранных на территории общины, остается в ее распоряжении, и советы ОТГ имеют возможность свободно ими распоряжаться.

Небольшие украинские города сильно отличаются от белорусских. Внешне они намного более бедные, менее ухоженные. В Беларуси благоустройство небольших городков финансируется централизованно, через вертикаль власти. Благодаря этому за последний десяток лет белорусские райцентры обрели вид, приблизительно похожий на провинциальные европейские города.

Но настоящая беда белорусской провинции — мелкие госпредприятия, как правило, убыточные, на которых работают местные жители. Очень часто работа там осталась лишь формально (но никого не увольняют), формальные и доходы.

Отсюда — стремление местных жителей уехать: в областной центр или сразу в Минск. Более-менее способная молодежь уезжает обязательно, непьющие мужики в большинстве своем уже уехали. Но в этом как раз две страны очень похожи: и в белорусских, и в украинских городах большинство жителей — женщины старше 30, без обручального кольца на пальце и с усталым взглядом.

Украинские провинциальные города в большинстве своем выглядят довольно бедно — даже когда ухожены. Видно, что в их коммунальное благоустройство не вкладывают таких денег, как в Беларуси. Однако в рамках децентрализации с 2015 года формируются территориальные громады, которые очень успешно начинают благоустраивать свои города и села. Эти общины сами устанавливают налоги для местного бизнеса и торговли, взимают акцизы, получают субвенции из центра, — и сами распоряжаются полученными деньгами.

Более-менее способная молодежь уезжает обязательно, непьющие мужики в большинстве своем уже уехали. Но в этом как раз две страны очень похожи: и в белорусских, и в украинских городах большинство жителей — женщины старше 30, без обручального кольца на пальце и с усталым взглядом.

Именно благодаря территориальным общинам в маленьких украинских городках появляются качественные дороги, уличное освещение на солнечных батареях и камеры наблюдения, новые стадионы и детские сады. Хороший пример — городок Ирпень, население которого в 2013 году составляло 42 924 человека, а в 2018-м — уже более 90 тысяч жителей. За последние 4 года бюджет города увеличился почти в 40 раз.

Городок развивается стремительно, полностью под контролем местных жителей. Все проекты реализуются через тендеры. Есть категория малых проектов (5000–8000 гривен), а есть до 500 000 гривен. Будь то установка лавочки в парке или строительство новой спортивной площадки — за предложенный гражданином проект голосуют. Если он побеждает, то в течение года конкретный объект должен быть выполнен.

Реформа децентрализации работает так, что уже созданные общины соревнуются за новые городки и поселки — чтобы именно к ним они присоединились. Денег в таких общинах больше, и обязанностей тоже больше: содержать больницы, садики, школы и т. д. Конечно, если в городке есть работающий завод и он приносит доходы в местный бюджет, то там будет больше денег на местные нужды. А в соседнем — завода нет, и бюджет меньше. Поэтому там и школа беднее, и больница обшарпанная...

Объединенная громада выравнивает эту ситуацию, и деньги достаются также «слабым» игрокам. В Ирпене, например, община работает над привлечением инвестиций, развитием бизнеса, развитием туризма.

В результате благодаря реформе в среднем по Украине доходы местных бюджетов растут:

  • 2017 год — на 31%;
  • 2018 год — на 22%.

Конечно, так далеко не везде. Есть, например, Кривой Рог с совершенно бездарной администрацией, которая оказалась неспособна даже запустить отопление в ноябре. Но таких примеров все меньше, а таких, как Ирпень, — все больше.

Далее будет меняться система районов: с нынешних порядка 500 их количество сократят до сотни. В ходе этого процесса 16-18 ОТГ будут объединяться в отдельный район. Новые 100 районов — это будут уже совсем не те районы, что прежде, — они превратятся в достаточно крупные территориальные единицы, располагающие значительно большими ресурсами и возможностями.

Жители новых укрупненных районов будут выбирать районные советы, которые, в свою очередь, будут формировать исполкомы — исполнительную власть на местах. Сейчас это функции райгосадминистраций, главы которых назначаются президентом напрямую. Теперь, вместо того чтобы лично назначать сотни глав районных администраций по всей стране (что в принципе невозможно контролировать одному человеку), эта функция делегируется райсоветам, которых к тому времени станет в пять раз меньше.

Главная же идея — перенос налогового и бюджетного администрирования из центра на места. Государственный бюджет будет уменьшаться, местные бюджеты — расти. Жители регионов сами будут решать, как распределять свои бюджеты, а не адресовывать свои просьбы Киеву.

В Украине просто действует другой общественный договор. В Беларуси он описывается фразой «Чарка, шкварка, иномарка». То есть государство обеспечивает своим гражданам определенный уровень жизни в обмен на, скажем так, спокойное отношение людей к политике. В Украине общественный договор примерно такой: «Живи сам и дай жить другим».

Чтобы понять суть всех этих преобразований, нужно понимать важный момент: украинцы живут и строят экономические отношения, не особо рассчитывая на участие государства — лишь бы оно не мешало. Украинец готов сам платить за социальные услуги, только чтобы власть не интересовалась его доходами. Белорус, наоборот, предпочтет все сделать «как предписано», по инструкции. Сдавая в аренду квартиру, он зарегистрирует договор в исполкоме и заплатит налоги. Но в социальной сфере после этого он будет рассчитывать на государственную помощь, на моментально приезжающую «скорую» и нормальную палату в больнице, на гарантированное трудоустройство его ребенка после вуза.

Украинская модель предполагает личную ответственность за себя и семью, склонность к самозанятости и тотальное недоверие к государству и его чиновникам. Белорусская модель — опору на государственный патернализм, склонность работать за зарплату (желательно в госорганизации), готовность платить налоги.

В Украине просто действует другой общественный договор. В Беларуси он описывается фразой «Чарка, шкварка, иномарка». То есть государство обеспечивает своим гражданам определенный уровень жизни в обмен на, скажем так, спокойное отношение людей к политике. В Украине общественный договор примерно такой: «Живи сам и дай жить другим».

То, что экономической наукой воспринимается как теневые экономические отношения, в Украине — социальная норма. На Западе есть понятие «налоговая мораль»: гражданин понимает, что должен платить налоги, чтобы получать социальные блага от государства. В Украине своя «налоговая мораль»: платить налоги нет смысла, так как их все равно разворуют. В результате уровень теневой экономики в Украине подбирается к половине ВВП страны. Но это не криминал: то, что в мире принято относить к «теневой экономике», — нормальный образ жизни для украинской семьи, ее повседневная экономическая деятельность.


Поделиться:
Популярные статьи
Загрузка...

Курс бел. рубля 17.01.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.15402.1590
12.45202.4600
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.1556
12.4582
p1003.2282