Колизей
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Зависть Колизея. Просто о выборах украинского президента

Автор: Денис Лавникевич

Колумнист Office Life живет в Киеве, простыми и понятными категориями объясняет, что сейчас происходит с президентскими выборами в этой стране. И почему для Украины это по большому счету не так уж и важно.

«В Украине — полный бардак. Они до сих пор не знают, кто будет их следующим президентом», — эта шутка очень точно символизирует то, что сейчас происходит в публичном пространстве нашей южной соседки. Где политические и бизнес-интересы сплетаются в очень причудливые клубки.

Стадионные дебаты

Кто станет следующим президентом Украины, действительно предсказать невозможно. Даже после первого тура. Успех Владимира Зеленского — это воплощение недовольства людей нынешней властью и тем, что даже после «революции достоинства» реальная власть все равно остается в руках олигархов. Однако во втором туре украинцам уже придется ответить на вопрос: готовы ли они в условиях войны сделать «шута горохового» (Зеленский — актер-комедиант) верховным главнокомандующим.

Или это звание должно остаться за Петром Порошенко, которого слишком многие не любят, но никто не может спорить с тем, что именно он превратил украинскую армию в одну из сильнейших в Европе. Да и вообще, это он и его команда буквально за шкирку вытащили страну из катастрофы 2014 года. Зеленский, при всем уважении к нему, ничем подобным похвастаться не может.

Успешное преодоление трудностей, победа в войне, экономический подъем, — и люди демократическим путем смещают «лидера военного времени». Он их больше не устраивает, как не устроил англичан Уинстон Черчилль в июле 1945-го.

Сейчас происходит примерно то же самое, что уже не раз случалось в истории. Успешное преодоление трудностей, победа в войне, экономический подъем, — и люди демократическим путем смещают «лидера военного времени». Он их больше не устраивает, как не устроил англичан Уинстон Черчилль в июле 1945-го. А ведь настоящая Украина — она не такая, какой ее показывают по белорусскому телевидению. Это страна, все еще небогатая, но расцветающая буквально на глазах. Воистину: стоило переехать из Минска в Киев хотя бы для того, чтобы на своей шкуре ощутить значение слов «бурный экономический рост».

Впрочем, прямо сейчас о таких высоких материях мало кто думает. Украина приготовилась к грандиозному шоу. Я ничуть не преувеличу, сказав, что 4 апреля работа крупнейших СМИ Украины была парализована. Потому что не может редакция нормально работать, когда каждая поступающая новость вызывает гомерический хохот. Вот конспект тех событий:

Вова (нагло, борзо, чисто по-пацански): «Петя! Я тебе забил стрелку. На Олимпийском! Но ты должен извиниться! И всем сказать, что я не марионетка Коломойского! И еще анализы сдать!»

Фанаты Зеленского: «Вау! Пацан снял один ролик, и система укакалась!!! Аплодисменты, это круто!»

Порох: «Вова, дебаты — это не шоу и их регламент прописан в законе. Почитай. Но ок. Стадион так стадион, мы уважаем твоих избирателей и готовы к дебатам!»

«Олимпийский»: «К нам никто не обращался с запросом на проведение дебатов!»

ЦИК: «Вы там вообще все охренели?»

Глава общественного телевидения: «Денег на аренду «Олимпийского» в бюджет не заложено! Но кандидаты могут встречаться для дискуссии самостоятельно на любой территории. Но за свой счет. И это будут не дебаты, а агитация!»

Штаб Пороха: «Мы готовы заплатить половину арендной стоимости «Олимпийского». Ждем такого же шага от ЗеКоманды».

Популярный телеведущий Притула: «Народ! Вот мой график, 19-го я свободен. Могу быть модератором дебатов. Но обязательно спрошу: чей Крым?! Устроим национальный отбор».

Избиратели: «Нет уж! Мы так без президента останемся! Уже объявляли недавно нацотбор — в итоге никто не поехал на «Евровидение».

Штаб Зели: «Дебаты кандидатов должны проходить в установленном в законе о выборах президента порядке».

Штаб Пороха: «Вова! Завтра в 9:00 мы ждем тебя в медпункте «Олимпийского» для сдачи анализов! Если ты не придешь — президент сдаст свои анализы и уедет по делам».

Избиратели: «Вова! Завтра в 9:00 не ссы ссать!»

Вова: «Ой... я ж думал, это система укакалась... а тут... то шо теперь робить?»

Штаб Зели: «Нас не устраивает медпункт «Олимпийского»! Это государственное предприятие! Они могут быть заангажированы! Мы хотим ссать только в комфортной, независимой лаборатории европейского формата! «Евролаб»!»

«Олимпийский»: «Так мы не поняли, вас завтра ждать? А то на 19-е у нас назначен фестиваль меда, это вам не выборы президента какие-нибудь...»

Национальный цирк: «Мы свободны в эту дату, если что!»

Штаб Зели: «А кто будет модератором дебатов?»

Вова: «Ба-бу-шка-а-а! Ой, нет. Дубль два: я, как кандидат в президенты, требую Юлю Тимошенко независимым и незаангажированным арбитром на дебаты кандидатов! Требую ответа в 24 часа!»

Тимошенко: «Охренеть!»

Министр здравоохранения: «В Украине не так много лабораторий, способных сделать все нужные анализы. Самое современное оборудование есть только в антидопинговом центре Олимпийского комитета».

Избиратели: «Вова! Не ссы! Ссы в баночку!»

Где-то в Ростове: «А-СТА-НА-ВИ-ТЕСЬ!!!»

Избиратели: «Ни фига! Show must go on!!!»

Если Порошенко и Зеленский в самом деле сойдутся на стадионе «Олимпийский», то римскому Колизею останется только завидовать — такого боя гладиаторов на нем не показывали. С другой стороны, это невесело: суть важнейшего события в жизни страны превращается в какое-то шоу про то, где сдавать пробирочки с мочой, и про бегающую по полю Юлию Тимошенко со свистком и красной карточкой.

Однако факт: проиграв Зеленскому первый матч и пропустив гол во втором матче, Петр Порошенко сумел сравнять счет. Он начал относиться к Зеленскому как к пацану. А по факту Зеленский и повел себя как малолетка. Такое поведение не к лицу достаточно успешному шоумену, каким представляет себя Зеленский.

Как оно там все устроено

Украина принципиально отличается от Беларуси и России тем, что в ней президент — не центр государственной власти. В Украине вообще нет единого центра власти — их несколько, даже довольно много (президент и его администрация, Верховная Рада, Кабинет министров, МВД, прокуратура, Нацбанк, СБУ, Фискальная служба, Нацгвардия, ВСУ и т. д.). Так что власть в стране — это очень сложная и запутанная система отношений между перечисленными структурами, а также олигархами, судами, политическими партиями, СМИ и местными администрациями. Привыкшего к однозначности белоруса это поначалу напрягает, пока он вдруг не поймет, что это и есть свобода — не диктат правил, а баланс интересов.

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Чем отличается свобода от демократии? Демократия — это когда два волка и ягненок прямым и открытым голосованием определяют меню на ужин. Свобода — это когда хорошо вооруженный ягненок оспаривает результаты такого голосования.

Вообще по Конституции главный орган власти — парламент (Верховная Рада). Именно он формирует правительство и большинство других структур. То есть президент — фигура больше символическая, он руководит внешними отношениями и силовыми структурами (довольно относительно). Но его роль резко возрастает во время вооруженного конфликта — именно поэтому Петр Порошенко и смог показать себя сильным лидером.

***

Теперь давайте посмотрим на Украину с точки зрения крупного бизнеса. И здесь тоже нужно предисловие. В Беларуси в 1994 году приватизацию заморозили — и до сих пор крупные предприятия (даже преобразованные формально в ОАО) находятся в руках государства. В Украине в середине 90-х бросились в другую крайность: приватизировали все подряд. Не только предприятия, но и коммунальную инфраструктуру — естественных монополистов, которых приватизировать нельзя в принципе.

А вот украинцам это удалось. И теперь, например, газораспределительная сеть в одном районе города принадлежит компании А, газ для нее поставляет частная компания В, а обслуживает газовое хозяйство на уровне жилых домов — столь же частная фирма С. При этом облэнерго — это частная компания D, которая закупает электричество у генерирующей компании Е, которой газ продает уже упоминавшаяся В, но электросети на уровне города контролирует и обслуживает компания F, которая собирает с жителей плату через фирму G. А теперь представьте, что у всего этого воплощенного сна Ярослава Романчука собственники конфликтуют друг с другом, и с государством, и с местными властями одновременно.

В прошлом году в 40-миллионной Украине возникла проблема с питьевой водой. Для ее обеззараживания нужен хлор, а он производился на единственном предприятии «Днепразот» — частном аналоге нашего «Гродно Азот». В какой-то момент собственник решил, что выпускать хлор ему невыгодно, — и остановил производство.

Простой пример: в прошлом году в 40-миллионной Украине возникла проблема с питьевой водой. Для ее обеззараживания нужен хлор, а он производился на единственном предприятии «Днепразот» — частном аналоге нашего «Гродно Азот». В какой-то момент собственник решил, что выпускать хлор ему невыгодно, — и остановил производство. Закупить требуемое количество хлора за рубежом оказалось невозможно по чисто техническим причинам. Ситуацию в итоге разрулили на уровне Кабмина, но страна в какой-то момент почти осталась без питьевой воды.

Так вот: описанная ситуация с собственностью за последние лет 20 породила особое явление — олигархов. Это крупные бизнесмены, разбогатевшие на кусках бывшей госсобственности, контролирующие значимые предприятия и целые сегменты экономики. При этом самих олигархов много — десятка три, конечно, разного калибра. У каждого — собственные СМИ, политические партии и депутаты парламента.

Но если в России олигархи полностью зависят от близости к власти и демонстративно с ней дружат (а кто не дружит — тот Ходорковский), то в Украине крупные бизнесмены непрерывно воюют друг с другом и с государством. С одной стороны, это обеспечивает стране очень высокий уровень демократии. Причем реальной — вон, Янукович попытался собрать всю власть у себя. До сих пор перья обратно к хвосту прилаживает. Но с другой — «порядка ж нет как нет».

Наконец, долгое время Украина была поделена между двумя кланами: «донецким» и «днепропетровским». Донецк был криминальным центром «ресурсного» бизнеса (уголь и газ, руда), Янукович был «донецким». В противовес ему — Днепропетровск (сейчас уже просто Днепр) как индустриальная столица и самый продвинутый в плане бизнеса регион. И пусть не обманывает географическая близость Донецка и Днепра — это совсем разные миры.

К 2013-му «донецкий» клан подмял под себя слишком много и собственности, и власти, на что народ Украины (именно народ, это не пафосное преувеличение) отреагировал Майданом. Он и последовавшая война на востоке страны почти вычеркнули «донецких» из политической жизни и капитально подорвали их экономическую основу. «Днепропетровские» олигархи вышли на первый план в экономике, но политическая власть в Киеве отошла к «западэнцам» — выходцам из Западной Украины. Петр Порошенко — типичный их представитель.

Одновременно за последнее десятилетие вырос еще один клан, равномерно распределенный по всей стране, с собственными интересами. Это крупные бизнесмены, с многомиллиардными (в долларах) капиталами, заработанными в АПК. Уже который год Украина собирает рекордные урожаи зерна и других культур, является мировым лидером по производству подсолнечного масла, рвется в лидеры по другим позициям. Именно аграрный экспорт формирует самую большую долю ВВП — больше, чем вся горно-металлургическая отрасль.

Все это подробное описание украинских реалий мне понадобилось для одного: чтобы объяснить, что в Украине роль президента весьма невелика. Да, символ (оттого и сыр-бор сейчас — идет борьба за статус), да — представляет Украину в мире. Да, имеет некую власть. Но реальных центров власти в Украине очень много.

«Две крепости»

В «олигархическом» контексте все еще веселее. На этих выборах большинство украинских олигархов демонстративно держат политический нейтралитет, а реальная борьба ведется между Коломойским и Порошенко. Примечательны оба.

Порошенко — олигарх «второго эшелона», успешный бизнесмен с большим опытом государственного управления. Но его бизнес-империя не включает в себя какие-то куски инфраструктуры. Хотя и так развивается неплохо — Порошенко в 2018 году получил около 1,527 млрд гривен доходов, в 95 раз больше, чем в 2017-м.

Свой кондитерский бизнес Порошенко так и не продал, хотя и обещал. С другой стороны, он все-таки единственный на этих выборах, кто свою избирательную кампанию полностью оплачивает сам.

Обвинить его в нечестности очень сложно: с одной стороны, свой кондитерский бизнес Порошенко так и не продал, хотя и обещал. С другой — он все-таки единственный на этих выборах, кто свою избирательную кампанию полностью оплачивает сам. При этом Порошенко ассоциируется с западом страны, то есть он «чужой» для украинской бизнес-элиты.

«Своим» для этой элиты был как раз выходец из Днепропетровска, гражданин Израиля и житель Швейцарии Игорь Коломойский — основатель крупнейшей в Украине промышленно-финансовой группы «Приват», представленной в банковском секторе, нефтехимии, металлургии, пищевой промышленности, агросекторе, авиаперевозках, спорте и медиа. С состоянием $1 млрд занимает 6-е место в рейтинге самых богатых людей Украины.

В 2014 году Коломойский поддержал Порошенко и возглавил Днепропетровскую область, а по факту — весь юго-восток Украины. Но уже через год они рассорились — государство начало «топтать хвосты олигархов», и разветвленный бизнес Коломойского пострадал первым. Потом, в декабре 2016 года, Кабинет министров Украины поддержал предложение Национального банка о национализации ПриватБанка — самого крупного банка Украины, принадлежавшего группе «Приват» Коломойского. Самого олигарха обвинили в том, что он незаконно вывел из банка $5,5 млрд, суды по этому делу идут до сих пор.

ПриватБанк был любимым детищем Коломойского, и он объявил вендетту Порошенко. То есть Коломойский хотя и бизнесмен, но убрать с политического поля Порошенко для него — вопрос не бизнеса, а принципа. Иначе говоря, Коломойский готов понести затраты, которые заведомо не окупятся, — только чтобы принципиально поменять политический ландшафт. Именно отсюда — его колоссальные траты на избирательные кампании Юлии Тимошенко и Владимира Зеленского.

Коломойский в нынешней ситуации может поступить по-разному. Одно дело, если он предложит всем коллегам-олигархам «начать отношения с чистого листа, лишь бы там не было фамилии Порошенко». И совсем другое, если он решит, что победа Зеленского уже у него в кармане и можно не искать сильных союзников, а обойтись помощью только тех, кто запишется к нему в вассалы.

Как результат, сейчас в Украине возможно всё: от единого фронта олигархов и телеканалов в поддержку Зеленского до отчаянной «гражданской войны» между олигархами. Но если Коломойский станет хозяином этих президентских выборов, то ему останется пройти полпути до того, чтобы стать хозяином страны. Второй половиной пути будут парламентские выборы — этой осенью.

А вообще, не стоит так переживать. Все, что происходит сегодня, забудется уже завтра. Останется Украина и ее президент — шестой по счету. Беларуси придется разговаривать — с этим президентом. Строить отношения — с Украиной.

Изображения: freepik.com


Поделиться:
Курс бел. рубля 17.06.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.08702.0910
12.34002.3430
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.0655
12.3307
p1003.2077