Кошелек
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Работа не волк. А кто?

Автор: Денис Лавникевич
Колумнист Office Life размышляет о белорусском феномене рынка труда, когда наличие работы не означает обеспечения минимально приемлемых европейских стандартов благосостояния, а неразрывно связано с наличием жилья. Не потому ли у нас такие феноменально низкие показатели безработицы?

В белорусском обществе должно принципиально поменяться отношение к работе. У нас до сих пор сохраняется советская модель «работаю там, где живу». Тогда как в развитых странах считается вполне логичным принцип «живу там, где работаю». Однако чтобы «трудовая парадигма» белорусского общества поменялась, сперва нужно избавиться от феномена «работающих бедных».

В Беларуси до сих пор сохраняется советская модель рынка труда, когда главный работодатель — государство или крупное предприятие, а работа предоставляется человеку по месту жительства. При этом основная масса работающих все еще сосредоточена в промышленности и сельском хозяйстве. Тогда как соседние страны Европы уже живут в постиндустриальном мире, и основа их экономики — сфера услуг, IT, финансы и банковское дело.

Соседи уже отдали большую часть промпроизводства трудолюбивым китайцам. Даже в Польше, с ее развитой промышленностью и сельским хозяйством, почти 70% ВВП обеспечивает сфера услуг. А в Беларуси — по-прежнему меньше половины… Впрочем, нужно ли беречь собственную промышленность, пусть даже «вусмерть» убыточную, — тема отдельного большого разговора, причем не здесь, а на каком-нибудь Всебелорусском народном собрании. (Я, кстати, считаю, что сохранять промышленность нужно, но не посредством консервации всей страны в каком-то странном квазисоциализме.)

Дело в другом: парадигма белорусского рынка труда меняется, причем совершенно вне зависимости от того, какой экономику страны хочет видеть ее руководство. Недавно TUT.BY рассказал: в Беларуси второй месяц подряд растет число зарегистрированных безработных. На начало марта в стране было 15,8 тыс. официально нетрудоустроенных, сообщило Минтруда. Это на 1 тыс. человек больше, чем месяцем ранее. При этом за февраль сократилось число вакансий, а также продолжил падать спрос на рабочих.

Уровень зарегистрированной безработицы на 1 марта составил 0,4% от экономически активного населения. В четырех областях этот показатель превысил на 1 марта 0,5%: в Брестской, Витебской, Гродненской и Могилевской. Месяцем ранее — 0,4%.

В Гомельской области уровень зарегистрированной безработицы на 1 марта составил 0,4%, в Минской — 0,3%, а в Минске — 0,1%.

Напомню, правда, что есть еще оценка реального уровня безработицы, которая проводится по методике Международной организации труда (МОТ). Если считать по ней, то выясняется, что в Беларуси стабильно около 5% нетрудоустроенных. К слову, подсчеты численности «тунеядцев» говорят примерно о том же.

Статистика не отражает такой феномен, как «работающие бедные». На Западе человек, имеющий работу, к беднякам относиться не может, там наличие постоянной работы автоматически гарантирует определенный уровень благосостояния.

Авторы статьи на TUT.BY тоже учитывают, что фактическая безработица заметно выше, чем официально зарегистрированная. В IV квартале прошлого года число безработных по классификации МОТ увеличилось до 245,9 тыс. человек. Для сравнения: в июле-сентябре фактически безработных было 240,5 тыс., а в апреле-июне — 239,1 тыс. Об этом свидетельствуют данные Белстата, которые были собраны по методологии МОТ при обследовании домашних хозяйств.

Однако статистика не отражает такой феномен, как «работающие бедные». На Западе человек, имеющий работу, к беднякам относиться не может, там наличие постоянной работы автоматически гарантирует определенный уровень благосостояния. Обычно — на уровне среднего класса. Но в Беларуси вполне можно работать много лет на заводе — и получать при этом такую зарплату, что местный исполком еще будет доплачивать, чтобы довести до прожиточного минимума.

Да, у нас в Беларуси все в порядке с «коэффициентом Джини». То есть расслоение доходов между, условно говоря, библиотекарем и топ-менеджером — относительно невелико. Как и между комбайнером и председателем райисполкома.

Однако у вполне социально одобряемого малого расслоения по доходам есть неприятная обратная сторона: угнетающее действие на рынок труда. Тот же условный комбайнер не переедет из Браславщины в Шарковщину только по той причине, что там для него работа есть, а дома — нет. Потому что зарплата на новом месте все равно не позволит не то что кардинально поменять свою жизнь, но даже нормально обустроиться.

В Беларуси мы имеем такую модель экономики домохозяйств, в которой собственное жилье является центром жизни и некой социальной гарантией, возможностью существовать не слишком затратно. Соответственно, белорусы в большинстве своем ищут работу возле дома, а не переезжают туда, где есть работа.

Для меня оказалось полной неожиданностью, что в Киеве мой труд экономического обозревателя оценили так, как в Минске оценивают работу высококлассного айтишника.

Еще раз повторю свою главную мысль: белорусы до сих пор не привыкли к тому, что за работой нужно куда-то ехать. Быть может, потому что мы не уверены, что «в другом месте» нам будут платить лучше и вообще оценят наш труд по достоинству. Сужу по себе: для меня оказалось полной неожиданностью, что в Киеве мой труд экономического обозревателя оценили так, как в Минске оценивают работу высококлассного айтишника.

В итоге здесь простая зарплата в авторитетном деловом СМИ позволяет и квартиру в центре снимать, и семью содержать, и особо себе ни в чем не отказывать, да еще и деньги какие-то откладывать… В Беларуси же мы привыкли к мысли, что если на зарплату снимать жилье, то жить придется впроголодь. Ну или, по крайней мере, не рассчитывать на европейский уровень жизни. А раз зарплату принципиально более высокого уровня в родном отечестве все равно не предлагают (эмигрировать готовы не все), значит, остается сидеть на своей «малой родине» и довольствоваться тоже малым.

Теперь вполне стоит ожидать появления конспирологической теории, гласящей, что очень высокий уровень цен в Беларуси (по сравнению с соседними странами) поддерживается сознательно. Чтобы белорусы родину любили и не мчались за длинным рублем в чужие края. Пусть даже — из Браславщины в Шарковщину. Как говорил когда-то Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно».

Поделиться:
Популярные новости