Dogecoin

Криптопчелы против криптомеда. Сооснователь Dogecoin отрекся от «крипты»

Автор: Борис Сумароков
По мере развития криптовалютного рынка и роста популярности DeFi (блокчейн-финансов, децентрализованного финансирования) англоязычные деловые СМИ то и дело захлестывает волна разоблачительных публикаций о «крипте» и смежных финансовых сферах. Со стороны очень похоже на морской прибой: набежал — отхлынул. Сейчас прибой в фазе роста: негативные и просто проблемные публикации идут косяком. И все-таки ситуация, когда создатель одной из самых популярных криптовалют проклинает свое детище и отрекается от него, редкостна и сенсационна.

Все началось с того, что Джексон Палмер, сооснователь криптовалюты Dogecoin, 14 июля опубликовал в своем Twitter длинный и пронзительный тред разоблачений и признаний, связанных с криптовалютным рынком.

Джексон Палмер
Джексон Палмер. Фото из аккаунта в Twitter

Джексон Палмер против Спайка Ли

Так уж совпало, что в тот же день кинорежиссер Спайк Ли обнародовал рекламный ролик, наоборот, воспевающий биткоин как демократичный коммерческий проект, в котором каждый может принять  участие — в отличие от традиционных финансовых рынков. «Старые деньги нас не поднимут, они нас толкают вниз. Цифровое восстание начинается здесь!» — уверяет Ли в ролике.

Напротив, твиты Палмера — как раз про то, что и «новые деньги» нас не поднимут. Он крайне эмоционально аргументирует свою точку зрения и обвиняет «крипту» наряду с породившим ее капитализмом во всех смертных грехах. Неудивительно, что к выходным признания Палмера наделали шороху в СМИ, попав даже в теленовости, как в меме «Мам, я в телевизоре!». Короче, Палмер угодил в самый водоворот споров о криптовалютах и блокчейне.

В СМИ не очень-то четко сообщается, занимается ли Палмер «криптой» сегодня. На самом деле — нет: из проекта Dogecoin он ушел еще в 2015 году. А Dogecoin был придуман им и Билли Маркусом в 2013-м на основе интернет-мема про собаку сиба. Изначально «собачий коин», попавший даже в Twitter Илона Маска, был прочно связан с благотворительностью — отсюда и позитивная репутация: был учрежден фонд Dogecoin Foundation, спонсировались обучение собак для больных аутизмом детей, бурение колодцев в Кении, поездка сборной Ямайки по бобслею на Олимпиаду и т. п. Выяснилось, что подобный имидж не только идет на пользу «собачьему коину», привлекая криптоинвесторов, но и вызывает повышенный интерес мошенников, которые приноровились создавать фейковые Dogecoin и продавать их доверчивым жертвам, оставляя тем самым покупателей на бобах. Именно с этим скандалом связан уход Палмера из проекта. И претензии сооснователя Dogecoin к крипторынку — в общем-то, стандартные для человека левых взглядов — берут свое начало именно в те времена. Джексон Палмер и раньше поругивал закулисье криптовалютного рынка, однако последняя публикация оказалась не только самой подробной и откровенной, но и появилась в очень ответственный для будущего «крипты» момент.

Криптопчелы против криптомеда. Сооснователь Dogecoin отрёкся от «крипты»

Исповедь Джексона Палмера

Меня часто спрашивают, вернусь ли я к криптовалюте и начну ли снова регулярно делиться своими мыслями по этой теме. Мой ответ — искреннее «нет», но, чтобы не повторяться, я полагаю, что, наверное, стоит кратко объяснить почему.

После многих лет изучения вопроса я считаю, что криптовалюта — это, по своей сути, правая, гиперкапиталистическая технология, созданная в первую очередь для увеличения благосостояния ее приверженцев за счет сочетания уклонения от уплаты налогов, ослабления регулирующего надзора и искусственно созданного дефицита.

Несмотря на заявления о «децентрализации», криптовалютная индустрия контролируется мощным картелем богатых людей, которые со временем эволюционировали, включив в свою среду многие из тех институтов, привязанных к существующей централизованной финансовой системе, которую они якобы намеревались заменить.

Криптовалютная индустрия использует сеть сомнительных деловых связей, купленных влиятельных лиц и платных СМИ, чтобы увековечить культовую воронку быстрого обогащения, предназначенную для извлечения новых денег из отчаявшихся в финансовом отношении и наивных людей.

Финансовая эксплуатация, несомненно, существовала и до появления криптовалюты, но она фактически создана специально для того, чтобы сделать воронку спекуляции более эффективной для тех, кто находится наверху, и менее защищенной для наиболее уязвимых.

Криптовалюта — это заимствование худших частей сегодняшней капиталистической системы (таких как коррупция, мошенничество, неравенство) и использование программного обеспечения для технического ограничения возможности вмешательства (например, аудитов, регулирования, налогообложения), которые служат защитой для обычного человека или обеспечивают его безопасность.

Потерял пароль своего сберегательного счета? — Твоя вина.

Стал жертвой аферы? — Твоя вина.

Миллиардеры манипулируют рынками? — Они гении.

К сожалению, этот тип опасной криптовалюты «бесплатного для всех» капитализма был спроектирован таким образом, чтобы способствовать его развитию.

В наши дни даже самая скромная критика криптовалюты вызовет клевету со стороны влиятельных фигур, контролирующих отрасль, и гнев розничных инвесторов, которым они продали ложное обещание однажды стать таким же миллиардером, как сами. Добросовестные дебаты практически невозможны.

По этим причинам я не могу участвовать в публичном обсуждении криптовалют. Это не согласуется с моими политическими взглядами или системой убеждений, и у меня нет желания пытаться обсуждать это с теми, кто не хочет вступать в аргументированную дискуссию.

Я аплодирую тем, у кого есть энергия, чтобы продолжать задавать трудные вопросы и применять увеличительное стекло строгого скептицизма, сквозь которое мы должны изучать все технологии. Новые технологии могут сделать мир лучше, но не тогда, когда они оторваны от присущей им политики или социальных последствий.

От редакции

Ни минуты не сомневаемся в искренности Джексона Палмера. Однако дело идет к институализации и регулированию криптовалютного рынка, на который повалил массовый инвестор. Вероятно, с этим и связана острая потребность сооснователя Dogecoin очередной (не первый и даже не второй после 2015 года) раз сообщить, насколько он разочарован в своем детище.


Курс бел. рубля 29.07.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.51502.5200
12.97002.9770
p1003.41003.4250
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198