Lego

Что связывает Google и Apple? Ищем общих владельцев

Автор: Василий Малашенков
Технологические гиганты Google и Apple занимают не совсем одинаковые ниши, но все-таки созвучны. Даже названия немного рифмуются. Одна из общих точек (она же точка напряженности) — операционные системы для мобильных устройств Android OS и iOS. В этом оба IT-зубра стали антагонистами. Одна система работает с разными производителями, другая — только со своими айфонами. Но все-таки у этих двух брендов есть много общего, в том числе в составе собственников.
У Цукерберга не больше 24%. Кому на самом деле принадлежит Facebook / 
slide
slide
slide
slide

Начнем с Google. Несколько лет назад компанию реорганизовали в Alphabet. Суть бизнеса от этого кардинально не изменилась. Появился новый операционный глава — индус Пичаи Сундарараджан, который сделал карьеру в Google, придя туда еще в 2004 году. Курировал важные направления, такие как, например, Gmail. Возможно, у этого человека есть небольшой опцион. Однако в целом сейчас, по данным CNN Money, индивидуалы держат якобы всего 0,09%. Как-то не верится. Хотя все может быть. И нужно учитывать, что акции разделены на три класса. Тип А дает право голоса. Тип С — не дает. Есть еще тип В (10 голосов на каждую акцию), но эти акции есть только у т. н. инсайдеров (топ-менеджмент, члены совета директоров и т. д.).

Пичаи Сундарараджан
Пичаи Сундарараджан. Фото: openbusinesscouncil.org

Основатели компании Ларри Пейдж и Сергей Брин (в детстве жил в СССР) по-прежнему входят в совет директоров. Investopedia примерно год назад утверждала, что оба владеют большими пакетами неголосующих акций. Конкретные проценты ресурс не указал, а только впечатлил публику тем, что у Пейджа 40,1 млн штук акций С, а у Брина — 38,9 млн.

По данным финансового аналитика Камила Франека, дуэт Пейдж/Брин контролирует компанию достаточно плотно. У первого — 26,1% голосов, у второго — 25,1%. Так что в этом плане контрольный пакет есть. Другое дело, что в целом доли не такие большие: 5,7 и 5,5% соответственно. Третий среди крупных акционеров-«физиков» — Эрик Шмидт. У него 1,2 и 5,4% голосов.

Ларри Пейдж, Сергей Брин и Эрик Шмидт
Ларри Пейдж, Сергей Брин и Эрик Шмидт, 2006 год. Фото: David Strick / Redux

Согласно CNN Money, львиную долю акций (не голосов) держат институциональные инвесторы — более 78%. И среди них мы встречаем старых знакомых VANGUARD и BLACKROCK, о которых говорилось в статье о Facebook. Первая компания имеет пакет в размере 6,4% и 2,9% голосов. Вторая — 5,5 и 2,5% соответственно.

То есть внешне все выглядит следующим образом. Многочисленные инвесткомпании и фонды вряд ли имеют большое влияние на работу совета директоров. Пейдж и Брин настолько сильны со своими 50%+, что остальным их победить весьма сложно. Как на самом деле, мы, наверное, никогда не узнаем. С другой стороны, сомнительно, что компании вроде VANGUARD стремятся к вторжению в корпоративные процессы. Фонды заинтересованы в стабильной работе голубых фишек, потому что так в стратегической перспективе обеспечивается источник дохода. Одна из функций таких организаций, как VANGUARD, — пенсионные накопления.

Поэтому возникает странная дихотомия Google/Apple. По ряду позиций они конкурируют, но VANGUARD и другие крупные институциональные инвесторы держат бумаги всех таких компаний. Они заинтересованы в успешной работе обоих технологических гигантов. В Apple у VANGUARD 7,83%, и это первое место среди коллективных держателей. А в целом на инстинвесторов приходится, по данным CNN Money, около 59%. В первой тройке, кроме VANGUARD, есть Berkshire Hathaway и все тот же BLACKROCK. Доли этих компаний непостоянны. Они периодически сбрасывают или покупают пакеты, как правило, в пределах процента.

В отличие от Google, у Apple нет таких крупных акционеров-индивидуалов. Конечно, первые лица компании держат небольшие пакеты. В целом они обычно оцениваются всего лишь в 0,08%. Среди таких миноритариев-инсайдеров — Артур Левинсон, глава совета директоров Apple. Это еще одна связка с Google, ведь Левинсон также руководит компанией Calico. Она, в свою очередь, является «дочкой» Alphabet.

Артур Левинсон
Артур Левинсон. Фото: nationalmedals.org

Небольшие доли также есть у CEO Apple Тима Кука и главного операционного директора Джеффа Уильямса. Остальные акции, кроме этих микродолей и пакетов институциональных инвесторов, находятся в так называемом free float, т. е. постоянно продаются и покупаются на бирже. Впрочем, и у Alphabet часть бумаг тоже имеет такой статус, как и положено на развитом фондовом рынке. Так что в каком-то смысле оба технологических гиганта — это «социалистическая» собственность в капиталистическом мире.


Курс бел. рубля 23.04.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.58302.5880
13.10603.1100
p1003.39003.3660
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198