Люди
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Трансформация страны и общества: от вывоза в лес до борьбы пиарщиков. Взгляд изнутри

Автор: Денис Лавникевич
Одна весьма заурядная пресс-конференция, на которую попал колумнист Office Life, заставила задуматься о масштабном пути преобразований, которым предстоит пройти Беларуси.

То ли они украли, то ли у них украли...

Несколько дней назад в Киеве коллеги попросили меня сходить на одну небольшую пресс-конференцию. Вроде и тема не моя, и не занимаюсь я новостями, но попросили прийти, «сделать приятное людям».

Сходил.

Тема мероприятия по украинским меркам простая и даже «замыленная»: конфликт двух «субъектов хозяйствования» и народный депутат, который в этот конфликт вмешался. Есть некое госпредприятие, назовем его «Опытное хозяйство „Сиреничи“ Мироновского института пшеницы им. В. М. Ремесла Национальной Академии аграрных наук Украины», и некое ООО, назовем его «Ведьминщина».

Как заявил на пресс-конференции недавно занявший свою должность директор ГП «Сиреничи», с 2016 года ООО «Ведьминщина» покупало у его предприятия не сам урожай зерновых, а права собственности на будущий урожай озимых. При этом при продаже урожая как незавершенного сельхозпроизводства расчет шел не за тонну будущего урожая, а за гектар посевов.

Как результат, урожай по факту продавался по цене себестоимости посевного материала — это примерно в пять раз ниже его рыночной цены. Более того, госпредприятие еще и обязывалось оплатить «Ведьминщине» услуги по уборке урожая, его хранению и охране.

В результате всех этих схем, резюмировал директор, ГП «Сиреничи» только в 2020-м и только учтенных убытков понесло на 32 млн гривен и оказалось на грани банкротства. Теперь прокуратора проводит расследование по факту расхищения государственных средств.

К тому же во всю эту историю вписался народный депутат Верховной рады Украины (а в Украине депутат — это величина, здесь своего депутата знает каждый, и они действительно имеют огромное влияние). Этот депутат, также выступавший на пресс-конференции, заявил, что фактический хозяин агрофирмы «Ведьминщина» — тоже народный депутат, только бывший уже, и он предложил ему взятку в размере 40 млн гривен. Договориться не удалось, и «бывший» депутат пригрозил «нынешнему» депутату, что будет массово публиковать в СМИ разного рода компромат на того.

В общем, мутная история, каковых по Украине — многие тысячи, с десятью зевающими журналистами на пресс-конференции, с ничтожным «выхлопом» в лентах новостных агентств. Однако именно она, как ни удивительно, заставила задуматься о том пути, который сейчас проходит Украина и который еще только предстоит пройти Беларуси.

Незатейливая коррупционная схема, которая до прихода туда нового директора позволяла частной фирме «доить» госпредприятие, а значит, бюджет. Таких схем — тьма. И в Украине, и в России, и в Беларуси найдется немало. Теперь — конфликт, в реальности, скорее всего, из-за желания кого-то другого стать бенефициаром выгодной схемы. Но то, как разрешается этот конфликт, очень много говорит о стадии трансформации, на которой находится постсоветское государство.

Для Украины — история, для Беларуси — будущее

Итак, конфликт между фирмами, директорами и заинтересованными депутатами за право «доить» госпредприятие. Как он разрешался бы в 90-е, после распада СССР? Правильно: кого-то увезли бы в лес в багажнике машины, кого-то пристрелили бы в кафе, кому-то переломали бы руки прямо в офисе: пирог переделили бы. Или не получилось бы — неважно, мы сейчас смотрим на методы.

Это был первый этап государственной трансформации: в Беларуси все было не так жестко и недолго, в принципе, а вот россияне и украинцы этого хлебнули сполна. В Украине «бандитское время» в целом закончилось к 1998–1999 годам, когда набрали достаточную силу олигархи. Им бандитский беспредел был не нужен, они «решали вопросы» на другом уровне.

Примерно с 1999-го стала популярна концепция «сильного государства». Почти как в Беларуси. Правда, в украинском варианте это самое «сильное государство» все равно было инструментом в руках олигархов. Как описанный выше конфликт разрешался бы в этот период? Вмешались бы силовики, потом был бы суд, который обязательно стал бы на сторону государственного предприятия и «защитил его интересы», заставив подписать контракт с компанией того олигарха, который через правительство имел интересы в этой сфере.

Коррупция налицо, злоупотребления налицо, суд встает строго на сторону госкомпании — узнаете белорусскую практику последних десятилетий? Но — прогресс: уже никто не стреляет и в лес никого не вывозят. Разбираться бандитскими методами уже не принято и чревато.

Однако эту модель «государство всегда право» смела «оранжевая революция» 2004 года, она же — «первый Майдан». Тогда выигравшему выборы при помощи фальсификаций Виктору Януковичу так и не позволили получить реальную власть. В Украине в результате «оранжевой революции» сформировалось реальное разделение властей: законодательная, судебная, исполнительная, местная, СМИ.

Как решался бы описанный конфликт после 2004 года и примерно до 2011-го? Местные представители ключевых олигархов, работающие в разных ветвях власти, встретились бы и вели переговоры, пока не разрешили бы конфликт. Если бы договориться не получилось — победил бы тот, у кого в подчинении более крутые силовики.

С 2011 года пришедший-таки к президентской власти Янукович начал разрушать эти схемы олигархического консенсуса. Но не демократии ради, а собственного обогащения для. Иначе говоря, «Донецкий клан» начал подминать украинский бизнес под себя. На него работала и государственная машина в лице силовых структур, и суды. Против были законодатели, местные власти и... люди. Люди в итоге и закончили правление Януковича «революцией достоинства», она же — «второй Майдан».

На этот раз перемены в устройстве украинского государства были самыми сильными после 1991 года. Силовики резко перестали вмешиваться в хозяйственные споры. (Не перестали, конечно, на самом деле — но это перестало быть нормой, любой такой случай вызывает скандал.) Суды больше не защитники интересов государства, они запросто вынесут решение в пользу частного лица — даже если это остановит всю государственную машину. Осенью 2018-го меня шокировала история, когда киевский районный суд просто остановил всю огромную градостроительную реформу в стране из-за того, что оказались нарушены права нескольких девелоперских компаний. (Замечу, что украинские суды все еще достаточно коррумпированы, зато решение одного суда с легкостью можно перебить решением другого, а потом апелляционного... и так до бесконечности.)

«Телефонное право» в Украине после 2014-го тоже не работает, а глава местной администрации запросто может «послать по матушке» президента страны, если тот лезет в сферу его полномочий.

Как теперь решаются хозяйственные конфликты? Каждая из сторон стремится привлечь на свою сторону общественное мнение: раздает интервью, проводит пресс-конференции, мобилизует активистов, заказывает статьи в газетах и сюжеты на ТВ. А далее — в суд, в различные антикоррупционные ведомства и т. д. Начинается «война репутаций», или PR-война. И необязательно побеждает тот, в кого стоящий за ним олигарх вложил больше денег. Вполне может победить и более изобретательный, и более агрессивный, и более открытый.

Так работает сегодня демократия в Украине. Она еще очень далека от совершенства, и судьбу страны по-прежнему определяет небольшая группа олигархов. Но гражданское общество уже заставило силовиков чтить закон, а суды — решать по возможности беспристрастно. А главное, сегодня в Украине конфликты разрешаются не внутри государственной системы, а в публичном пространстве. Тот, кто хочет добиться своего, не к знакомому чиновнику идет, а собирает пресс-конференцию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Курс бел. рубля 19.10.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.56302.5680
13.01503.0220
p1003.29003.3030
Б/нал. (НБРБ)
$12.5729
13.0118
p1003.2977