Выборы
user

Виталий Чуясов

Колумнист Office Life

Рассказываем, что предлагают кандидаты в президенты бизнесу. Спойлер: ничего

Автор: Виталий Чуясов
Главный результат выборов президента Беларуси 2020 года — увы, четкий раскол до сих пор достаточно монолитного белорусского общества по линии принятия или непринятия личности первого белорусского президента. На этом фоне экономические идеи кандидатов на пост главы государства, конечно, отходят на второй план. Тем не менее мы попытались привести к единому знаменателю фрагменты их политических программ, касающиеся бизнеса и всех тех, кто живет им в этой стране.

Если вы не любите читать длинные тексты, то сразу — краткое содержание будущих глав:

  • два кандидата — профессиональный политик Дмитриев и «технический» кандидат Тихановская — экономический блок своих программ позаимствовали из работ либерального экономиста Ярослава Романчука;
  • повторно баллотирующийся действующий президент Лукашенко ожидаемо предстал консерватором, выступающим за сохранение и приумножение;
  • самой радикальной экономической повесткой может «похвастаться» бывший депутат парламента Канопацкая, которая в экономике готова потрясти фундаментальные основы государственных финансов и кредитно-денежной сферы;
  • социал-демократ Черечень представил избирателям своеобразный гибрид либерализации экономики, коллапса бюджетной сферы и «триумфа» социальной справедливости.

А теперь подробности в алфавитном порядке.

АНДРЕЙ Дмитриев 

Андрей Дмитриев
Андрей Дмитриев

Экономический блок Дмитриева открывает предложение отменить контрактную систему найма на работу, политик называет ее «унизительной» — явный популизм. Контрактная форма взаимоотношений между нанимателем и работником — вполне стандартная мировая практика: раз есть рынок труда, значит, на нем должны заключаться контракты между контрагентами, это нормально.

Судьба госкомпаний — это один из традиционных маркеров на либеральность экономических взглядов. Предвыборная программа Дмитриева им тоже помечена. Политик предлагает реформировать промышленные предприятия, хронически убыточные — приватизировать. Дальше, увы, опять популизм: сокращенному персоналу выплачивать матпомощь в размере 2/3 оклада на протяжении 6 месяцев. Идея так себе с учетом того, что хронически убыточные госкомпании и без того не очень привлекательны для инвесторов, а здесь политик предлагает еще дополнительную финансовую нагрузку навесить на приватизируемые активы. (А если нет, то за чей счет банкет?)

Поддержать бизнес в малых и средних городах. Идея хорошая, но здесь Дмитриев немного опоздал, там его и так всячески стимулируют различными льготами, преференциями и госпрограммами. Но бизнес не хочет туда идти вовсе не потому, что ему не нравятся малые города как таковые, а в связи с низким спросом и жесткой конкуренцией со стороны крупных торговых сетей и онлайн-площадок.

Дмитриев обещает реализовать «Национальную платформу бизнеса». Это главный документ, который с 2006 года составляют и актуализируют эксперты одного из белорусских бизнес-союзов — Республиканской конфедерации предпринимательства, которую возглавляет старейший белорусский деловой «обудсмен» Владимир Карягин. Документ представляет собой экономическую аналитику, выполненную группой товарищей во главе с экономистом Ярославом Романчуком, одним из кандидатов на президентский пост в 2010-м, также известным своими либеральными экономическими взглядами.

Еще один ключевой момент, определяющий экономический блок Дмитриева, — это план в отношении сельского хозяйства. Политик предлагает создать в Беларуси рынок земли: из контекста ясно, что речь идет о землях сельхозназначения, которые сегодня запрещены в передачу в частную собственность (так же как и земли лесного и водного фондов). У института частной собственности на землю есть свои плюсы и минусы, это чувствительный вопрос для любого государства, как минимум масштаба референдума.

В программе Дмитриева также идея разработки системы стимулирования социально ответственного бизнеса. Надо понимать, это расширение льготирования налогообложения работодателей, развивающих программы дополнительного медицинского и пенсионного страхования своих работников.

АННА Канопацкая 

Анна Канопацкая
Анна Канопацкая

Политик предлагает набор радикальных реформ, включая «фундаментальную» смену системы налогообложения, «полный» пересмотр кредитно-финансовой и бюджетных политик. Можно представить, как после прочтения этих строк содрогнулись сразу три столпа, на которых покоятся все финансы: МНС, Нацбанк и Минфин.

Как у Дмитриева, в списке Канопацкой также введение института частной собственности на землю, при этом она предлагает не просто приватизацию земельного фонда, а разукрупнение сельскохозяйственных компаний — довольно смелая идея, прямо скажем, идущая вразрез с современными реалиями развития сельского хозяйства с крупнотоварным производством в качестве основы конкурентоспособности.

В плане отношения к частной и государственной собственности Канопацкая выдвигает сразу несколько разнонаправленных задач:

  • амнистировать капиталы;

  • приватизировать отдельные госкомпании;

  • национализировать незаконно приобретенные активы и вернуть из-за границы деньги, которые были туда выведены.

Последний пункт вызывает как минимум удивление, потому что подразумевает, что Канопацкая владеет эксклюзивной информаций о неких «незаконно приобретенных активах», которую она почему-то не решилась озвучить прокуратуре, будучи депутатом белорусского парламента прошлого созыва, членом постоянной комиссии по экономической политике.

Политик также предлагает обеспечить многоуровневые льготы для развития малого бизнеса и национального капитала.

АЛЕКСАНДР Лукашенко 

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко

Действующий президент ожидаемо выступает в роли консерватора: в экономике он против каких-либо шоковых реформ — за совершенствование существующей системы, что не удивительно, поскольку сам является ее главным автором.

Однако, в отличие от предыдущих классических экономических приоритетов (экспорт, продовольствие, жилье), на следующую пятилетку Лукашенко на первое место ставит рост средней заработной платы. Его задача — увеличить ее в 2 раза. Механизм ее увеличения — предоставление максимальной поддержки национальным инвесторам. Под ними подразумеваются как частные, так и государственные компании, для которых кандидат обещает равные возможности. Главные встречные условия — честность и справедливость при инвестировании в белорусскую экономику.

Рост доходов граждан — безусловная задача любой современной экономики по совершенно очевидным причинам стимулирования внутреннего спроса. Но с этим показателем долгое время у нас были определенные макроэкономические противоречия: доходы работников росли быстрее, чем производительность их труда. Эта старая проблема для Беларуси, сохранившей традиционные производства на основе предыдущих технологических укладов. Но как там повысить производительность в 2 раза за 5 лет? У этой задачи есть практически одно математическое решение: заменить оборудование на высокопроизводительное, обновить технологии параллельно с сокращением персонала. Или ожидать чуда — роста цен на готовую продукцию, за счет чего поделиться маржинальностью с работниками.

Экономическая часть предвыборной программы действующего президента включает в себя в качестве драйверов по созданию высокоэффективных рабочих мест создание новых отраслей экономики. Из примеров прошлого в документе фигурируют ПВТ, атомная энергетика, космос. С ПВТ еще можно согласиться — компаниям IT-сферы действительно удалось в исторически короткий срок (15 лет) создать десятки тысяч высокопроизводительных рабочих мест; БелАЭС и космическая программа — для рынка труда значительного эффекта оказать не могут (в Островце будут трудиться около двух тысяч специалистов, космос — это фактически вопрос в рамках интересов Национальной академии наук, а также создания нескольких сотен новых рабочих мест в специализированных компаниях).

Александр Лукашенко также озвучил несколько дополнительных идей, которые не вошли в его программу, но заслуживают упоминания. Выступая 4 августа во Дворце республики, глава государства призвал создать по одному новому производству в каждой административной единице — у нас, напомним, 118 районов плюс 10 городов областного подчинения. И когда вспоминаешь эти цифры, сразу становится понятным, почему они не вошли в текст программы кандидата, — включать их туда было бы слишком рискованно.

Также Лукашенко предложил бизнесу поучаствовать в программе импортозамещения исходя из следующей вводной: ежегодно белорусские компании импортируют в страну комплектующие для промышленных производств на $4 млрд. По мнению кандидата, частный бизнес мог бы предложить им замену и начать поставки на конвейеры белорусских промышленных гигантов, таких как БелАЗ. При этом в Беларуси уже есть истории частных компаний, которые вошли в этот бизнес. Например, Fenox Виталия Арбузова, которая чуть было не закрылась из-за налоговых претензий в прошлом году...

Светлана Тихановская

Светлана Тихановская
Светлана Тихановская

У «технического» кандидата, вокруг которого объединились несколько оппонентов действующего президента, уникальной экономической программы не оказалось, в качестве опоры она воспользовалась документом под названием «Реанимационный пакет реформ для Беларуси», на который ссылается в своих агитационных материалах. Его готовила группа экспертов также с участием Ярослава Романчука. Однако, в отличие от Национальной платформы, где акцент сделан на общей идее дистанцирования государства от экономики и бизнеса, в «пакете» основной фокус — на решении проблем рынка труда по созданию новых рабочих мест. Авторы предлагают установить здесь новый баланс интересов, и вот как вкратце выглядят их ставки.



  1. Надо стимулировать индивидуальных предпринимателей, чтобы они создавали у себя как можно больше новых рабочих мест. Сейчас ИП у нас около 240 тыс. плюс около 50 тыс. у них на договорах. Если «расслабить» в отношении них ряд вопросов, то, по расчетам авторов, за два года сектор может сгенерировать до 300 тыс. новых рабочих мест, в основном в сфере обслуживания. Это может обойтись в сумму около $2 млрд собственных инвестиций ИП (в основном за счет их личных сбережений).

  2. Если принять ряд послаблений (в налоговой, регуляторной сферах и т. д.) в отношении малого бизнеса, то он тоже, рассчитывают авторы, сможет сгенерировать 300 тыс. новых рабочих мест, причем не только в сфере услуг, но и в некоторых секторах промышленности и строительстве. Цена вопроса — $8 млрд, включая кредиты банков.  

  3. Параллельно надо привлечь зарубежных инвесторов. Для них предусмотрен свой пакет мер, включающий массовую приватизацию, создание рынка земли, принятие европейских торговых стандартов и другие либеральные меры. Они должны принести еще 400 тыс. рабочих мест, причем в высокотехнологических и экспортоориентированных секторах. Если все будет нормально, то иностранцы, по расчетам авторов «пакета», могут на протяжении 4 лет вложить в белорусские активы $25 млрд.  

  4. «Обычный» белорусский бизнес (частный и государственный) стимулировать никак не предлагается, но, по расчетам авторов концепции, он сможет инвестировать в экономику еще $10 млрд своих и привлеченных средств.  

Идеи и расчеты, безусловно, заслуживают внимания. Но только до тех пор, пока не натыкаешься в документе на оговорку, что, например, привлечение за 4 года 25 млрд из-за рубежа возможно при благоприятных условиях — таких как создание зоны свободной торговли между... (здесь должна была бы звучать барабанная дробь, которая, увы, плохо передается текстовыми средствами) Россией, Украиной, Беларусью и Евросоюзом! Конечно, сразу напрашивается вопрос к Тихановской и поддержавшим ее соратникам из штабов Виктора Бабарико и Валерия Цепкало: «А вы давно включали программу «Вечер с Владимиром Соловьевым»?

СЕРГЕЙ Черечень 

Сергей Черечень
Сергей Черечень

Кандидат в президенты Сергей Черечень возглавляет одну из старейших оппозиционных партий белорусских социал-демократов, однако вопреки классическим постулатам этого политического движения экономические идеи политика носят явный либеральный оттенок.

Налоговую нагрузку Черечень предлагает снизить по всей экономике до уровня, который имеется в ПВТ. Цифр кандидат в своей программе не приводит, но для понимания мы все-таки их разыскали. По данным исследования ИПМ, суммарный фискальный эффект резидентов ПВТ и их работников оценивается в 12% к выручке. А остальные — в среднем по экономике — платят 25%. И еще 35% от ФОТа в ФСЗН. Кстати, резиденты ПВТ освобождены от НДС по реализации внутри республики — страшно даже предположить: всем остальным политик тоже может такое предложить? А что будет с бюджетом, для которого НДС является опорным налогом, чем это обернется для финансирования социальных программ? Как-то грустно становится...

По сельскому хозяйству предложения Черечня схожи с идеями Канопацкой: существующие сельхозпредприятия следует раздробить на более мелкие фермерские хозяйства путем продажи госдолей в сельскохозяйственных организациях. При этом работникам аграрных предприятий должны дать право участвовать в их приватизации. То есть фактически кандидат предлагает провести перераспределение долей государства в пользу бывших кооператоров-колхозников, а теперь — владельцев небольших пакетов акций сельскохозяйственных ОАО, которые они уже получили в процессе реформирования старых СПК в стандартные формы организации бизнеса. Потому что, учитывая балансы этих ОАО и соизмеряя их с размерами личных сбережений, а также возможностями привлечения кредитных средств для выкупа акций, денег у «колхозников» на эти цели явно не хватит. То же и с приватизацией несельскохозяйственных малых и средних госпредприятий — Черечень предлагает допустить работников этих компаний к переделу активов. Здесь он уже действительно действует как социалист, руководствуясь, видимо, мотивами социальной справедливости, но тогда зачем эти идеи вставлены в его экономический блок? Ведь экономического смысла в них нет...

Фото: vybary2020.by, SHV_photo / Shutterstock.com

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Курс бел. рубля 29.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.63902.6390
13.07703.0820
p1003.31003.3200
Б/нал. (НБРБ)
$12.6264
13.0570
p1003.3365