Полоцкая София

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и темечко нации

Автор: Наталья Морнева
Многие белорусы в последние недели все чаще слышат о том, как важно сохранить независимость страны, многие задаются вопросами, который из кандидатов жарчайшего из белорусских лет самый пророссийский и чем чревата потеря экономической и политической независимости. Даже самые отстраненные от политики люди задаются подобными вопросами и живо интересуются происходящим вокруг. И пока политики и экономисты предлагают свои ответы на эти вопросы, мы предлагаем искать ответ в славном городе, который называют отцом городов белорусских, колыбелью белорусской государственности, культурной столицей и «темечком» нации. Чтобы узнать Беларусь, начинать надо с Полоцка.
Справка Office Life

Город Полоцк (Витебская область) находится в 228 км от Минска. Население 84 597 человек.

Большинство из белорусов попадают в этот город слишком рано — в школьные годы с классными экскурсиями, когда их содержание, как правило, не самое важное. И столь юный возраст плюс атмосфера школьной поездки не всегда располагают к пониманию этого города, не всем с первого раза удается увидеть и дымку веков, и полоцкое величие, и неразгаданные загадки истории.

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фото: planetabelarus.by

В последние годы все стараются быть первопроходцами, открывать Беларусь неизвестную, и направление Полоцк, ставшее первым туристическим, становится в восприятии слишком известным, практически «попсовым», хотя его популярность как раз-таки классическая. И именно благодаря классической своей природе Полоцк каждый раз может представать разным и новым.

Почему Полоцк — отец городов белорусских?

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка

Со школьных времен мы все знали, что London is the capital of Great Britain, а Полоцк — самый древний город на территории Беларуси. В 862 году в летописи он уже упоминается как город, а для строительства города нужен не один год. Сколько лет ему на самом деле — неизвестно, но поселения на его территории гораздо более древние. Точно известно, что место, где расположено Полоцкое городище, было заселено уже в 780 году. Но белорусы — люди скромные, почти 100 лет в возрасте самого древнего города по сути не принципиальны, поэтому справили в 2012 году 1150 лет и ждем следующий юбилей. Сегодня Полоцк — уникальный населенный пункт: по количеству памятников и исторических мест, сконцентрированных на сравнительно небольшой площади, он не имеет аналогов в Беларуси.

Памятный знак «Полоцк — колыбель белорусской государственности» был установлен возле Софийского собора в 2017 году.

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка

Почему Полоцк — колыбель белорусской государственности?

Греки вспоминают свой золотой век и гордятся тем, что стоят у истоков демократии. Мы часто ошибочно думаем, что демократия — это власть народа, по сути же греческая демократия — это власть граждан (но гражданами у них в то время были далеко не все жители). А приходит ли нам на ум Полоцкое княжество как исток нашего парламентаризма? Полоцкое княжество достаточно долго было практически самоуправляющейся республикой, где сочетались княжеско-монархическая власть и власть вече. По сути, князь — исполнительная власть, вече — законодательная. Вече решало, пригласить или изгнать князя (если вдруг он как менеджер оказался неэффективен), курировало вопросы международных отношений, налогового и судебного дела. Состояло вече из представителей местной аристократии, неравнодушных к судьбе своего княжества. И князь вынужден был считаться с мнением этого собрания. Роль князя была, безусловно, велика: князь был главнокомандующим, управлял государством, раздавал земли своим вассалам — а это было важным в жизни феодального государства.

Самым известным государственным деятелем тех времен для нас сегодня является Всеслав Чародей, правивший 57 лет. Более полувека — эта цифра и сегодня впечатляет, что уж говорить о феодальном государстве с междоусобицами, да и продолжительность жизни тогда была другой. Представьте себе уровень дипломатии Всеслава Чародея, если ему более полувека удавалось взаимодействовать с вече (уровень — бог, ну, или Чародей как минимум). По сохранившимся обрывочным данным, Всеслав был человеком харизматичным и жестким, ему удавалось лавировать между соседними государствами с выгодой для своего княжества, он воздвиг самый известный христианский и первый каменный храм в Полоцке — Софийский собор, и в то же время современники считали его оборотнем и чародеем. Что и говорить, выдающийся политик, который за полвека смог расширить границы своего государства от Нижнего Подвинья до самого Варяжского (Балтийского) моря. И потомки оценили — именно Всеслав Чародей стал первым историческим деятелем, в честь которого воздвигнут конный памятник (2007 год) в нашей стране.

Всеслав Чародей

Возможно, именно Всеслав был пассионарием полоцкого народа, а возможно, внутренний запас созидательной энергии народа был настолько мощным, что за 100 лет государство стало величественным: независимая политика, военные победы, экономический подъем, взлет культуры и искусства. Безусловно, все это было невозможно без экономического развития. И тут городу сыграло на руку его расположение — на пути из варяг в греки (из Балтийского моря в Византию). У этой торговой артерии средневековой Восточной Европы было несколько вариантов исполнения, за торговый путь велась неустанная борьба Полоцка, Новгорода и Киева, для этих городов путь был средством сообщения, обогащения и роста. Города, в которых останавливались путешествующие купцы, получали огромные прибыли, а значит, богатели, развивались, строились, становились мощными и независимыми.

Уникальность расположения и особенности государственной власти еще на ранних стадиях развития выгодно отличали полоцкие земли от всех других феодальных государств, делая Полоцкое княжество желанной добычей. Но полочане смогли сквозь века пронести свой особый государственный строй, тщательно оберегая его от посторонних влияний. Внутренняя защита своих свобод и прав была настолько сильной, что даже после присоединения к Великому княжеству Литовскому Полоцкое княжество оставалось на особом счету, сохранив свое привычное управление. Сеймы Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, по сути, стали продолжением традиций Полоцкого вече. Даже получение Магдебургского права (такого заветного для многих городов, ведь согласно ему экономическая деятельность города регулировалась собственной системой юридических норм) не впечатлило полочан в 1498 году, потому что это самоуправление у них уже было задолго до. Полоцк был желанным владением и для польских, и для московских властителей, не раз переходя из рук в руки правителей. Но есть в этом городе какое-то свое место силы. Независимо от властителей и государства этот город был внутренне независим, ставя во главе всего одну цель — сохранить что возможно для лучших времен. И они придут.

Почему Полоцк называют культурной столицей?

Определение «Культурная столица» предполагает ежегодное избрание того или иного города центром культурной жизни континента или страны для привлечения внимания к его культурному наследию и развитию. Сейчас ежегодно определяются культурная столица Европы, культурная столица Америки, Арабская культурная столица и пр. В разные годы культурными столицами выбирались ставшие сегодня недосягаемыми и заветно экзотичными Париж, Амстердам, Берлин, Мадрид, Прага, Краков (где, осмелюсь предположить, многие из соотечественников бывали чаще, чем в Полоцке).

Присуждать звание культурной столицы Беларуси одному из городов решили в 2010 году. Первым совершенно по праву этот список открыл именно древний Полоцк. В этом году ей стала Лида.

В Полоцке организовано уникальное для нашей страны явление — Национальный Полоцкий историко-культурный музей, куда входят 11 музеев, расположенных в исторических зданиях разных эпох, музеи разных тематик и направленности, среди которых Детский музей, Краеведческий музей, Музей белорусского книгопечатания и ряд других. Если нет желания посещать музеи, можно просто вдохнуть воздух со вкусом истории на улице Нижне-Покровской, пройти возле вала Ивана Грозного, подняться к Софии и посмотреть с высокого берега реки вглубь веков или прогуляться по берегу Двины и, если повезет, найти какой-нибудь старинный артефакт. Местные говорят, река часто вымывает древности, да и полочане-огородники нередко до сих пор выкапывают артефакты.

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фото: photocentra.ru
Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фото: bestbelarus.by

Город богат свидетельствами развития культуры задолго до их появления. О культуре полочан в дохристианские времена судить сложно, так как христианство для развития цивилизации — это прежде всего письменность, а достоверные источники изучения истории — это книги и строения. И камни. И если судьба книг и строений на территории Беларуси не завидна (уничтожали, жгли, вывозили, что могли, во все войны в первую очередь), то камни свидетельствуют: были у наших предков знания, которыми сегодняшние информационные мы не располагаем вовсе. Так, вокруг Полоцка до наших дней сохранились гигантские скопления валунов, расставленные в правильные геометрические фигуры, которые, возможно, были настоящими обсерваториями в древние времена. Холм Волотовка (около д. Бикульничи, 25 км от Полоцка) — наш скромный ответ их английскому Стоунхенджу. Белорусский стоунхендж создан, возможно, 3-4 тыс. лет тому. Остается загадкой, какими знаниями (механизмами?) располагали наши предки, откуда и каким образом сюда попали камни, расставленные в форме буквы «П». Может, обладающие сакральными знаниями предки предвидели появление славного города Полоцка? А может, просто поклонялись, как древние греки, своему пантеону богов. Эти знания утеряны. 

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фото: fotobel.by

Как утеряны и другие сокровища полоцкой земли: Полоцкая библиотека, о существовании которой говорится в ряде источников, а ее содержание могло бы наверняка впечатлить наших историков и обогатить нашу историю; крест Евфросинии Полоцкой, который смог выстоять почти 10 веков и пропал относительно недавно — во время Второй мировой войны. Удивительно, что самый прославленный кровавый русский царь Иван Грозный побоялся проклятий, прописанных на Кресте (всем, кто вынесет святыню из Полоцка), и вернул крест Евфросинии в город после его захвата. А кто-то менее суеверный, продвинутый наш современник, не побоялся. Не сохранился первоначальный облик первого каменного собора — полоцкой Софии — центра мудрости и величия древнего Полоцка. В знак презрения к униатам Петр Первый приказал хранить в соборе порох, который, взорвавшись (случайно ли, по умыслу ли), разрушил храм.

Реконструкция Софийского собора
Реконструкция Софийского собора. Фото: allatra.tv

Многое не сохранилось, но живы знания о том, что Полоцк был издревле центром образованных и культурных жителей. В Полоцке со времен Всеслава были рукописные книги, были их создатели-переписчики, да и вообще было немало грамотных людей, о чем свидетельствует надпись вандала XI века (практически современное «здесь был Вася»), дошедшая до нашего времени на плинфе с фундамента Софии. Если образованность полочан вам кажется легендой, попробуйте вспомнить кого-нибудь из средневековой Европы, кто мог бы сравниться по степени образованности с Евфросинией Полоцкой. Университетом Евфросинии была литература, ей она была признательна за знания, Богу и ей посвятила свою жизнь. Оцените масштаб деятельности: Евфросиния основала монастырь, церковь, скрипторий, местную иконописную мастерскую. Является одной из немногих христианских святых, которую признают и православные, и католики, и униаты. Традиционно Евфросиния считается заступницей земли белорусской, к ее мощам ежедневно идут паломники просить защиты и помощи. Если вы не бывали в Спасо-Евфросиниевском монастыре под Полоцком, обязательно посетите. Сохранившийся с XII века Спасо-Преображенский собор точно введет вас в контекст культуры того времени. О реставрации фресок ходят легенды, как под слоем древних фресок находили слои еще более древних и кропотливым мастерам-реставраторам удалось сохранить разные культурные слои.

Небольшое отступление: в Греции мне довелось побывать в монастырях Метеор. Сильнейшее чувство дежавю вызвали у меня фрески тамошнего Преображенского монастыря (который еще называют Великий Метеор). Немного подумав, я вспомнила, где могла видеть что-то подобное — в Спасо-Преображенском соборе Полоцка(!). Сначала удивилась, потом все встало на свои места: все же в те времена рисовали строго по канону. И традиции иконописи в Полоцке четко соблюдались.

Фрески
Фрески Спасо-Преображенской церкви. Фото: spas-monastery.by
Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фрески. Великий Метеор, Греция. Фото: wikimedia.org / Erud

Франциск Скорина — собственник, предприниматель, менеджер, наниматель, заказчик услуг и арендатор

Книги в то время были источником знаний и образованности, и в Полоцке им придавали огромное значение. Книга долгое время была доступна только богатым — ведь на создание одной переписной рукописной книги могло уйти четыре года кропотливого труда. Есть предположение, что Франциск Скорина не мог родиться ни в одном другом белорусском городе своего времени, а родись в любом другом — не стал бы первопечатником. И что Полоцку просто предрешено было стать Родиной печатника. Такова была в этом городе роль книг.

Франциск Скорина. Изображение с гравюры
Франциск Скорина. Изображение с гравюры

Сын состоятельного купца (представим, предпринимателя), получив начальное образование в Полоцке, продолжил образование в столице государства Кракове, а затем — за границей в Падуе (Италия), получив степени доктора искусств и медицины. Обучаясь в именитых вузах, Скорина видел, что печатные книги популярны в Западной Европе. Историки посчитали, что в начале XVI века в Европе было отпечатано не менее 40 тыс. книг общим тиражом около 2 млн. Типографии существовали в 260 городах. Скорина не мог не видеть в том же Краковском университете книги, напечатанные кириллицей.

Как сын предпринимателя и как образованный человек, Скорина увидел возможность и объединил приятное с полезным: сделал книгопечатание делом своей жизни. И более 500 лет назад издал в Праге свою первую книгу — Библию на белорусском языке. Почему в Праге? Есть разные версии, самые правдоподобные таковы: в Праге того времени царила атмосфера веротерпимости после победы гуситского движения. Как ни удивительно, но до сих пор достоверно неизвестно, какого именно вероисповедания был Скорина — православный, католик или гусит. Кстати, в то время в Европе существовало еще два государства, известных своей веротерпимостью, — это Великое княжество Литовское и Венецианская республика, оба близкие Скорине. Скорина задумал печатать книги Священного Писания в переводе на белорусский язык, что считалось ересью в строго православных и строго католических странах. К тому же в Чехии был опыт печати переводных Библий (с 1488 года).

Со школьных времен многие из нас представляли, как Скорина сам стоит за станком и печатает книги. Этому способствовали многочисленные иллюстрации и картинки. Но это ошибочное мнение. Скорина был собственником, предпринимателем, менеджером, организатором процесса, нанимателем, заказчиком услуг и арендатором (если говорить современным языком), который решил организовать бизнес в стране, где подобные бизнесы уже существовали несколько десятилетий, а затем перенести приобретенный опыт на Родину. И в 1517 году в Праге вышла Библия на белорусском языке (для понимания: почти на десять лет раньше, чем Библия на немецком и английском языках, на полвека раньше, чем Библия на польском и русском). А через три года Скорина уже готовит к печати книги в своей переехавшей на родину в Вильню типографии.

В последние дни пристальное внимание обратилось на его «Малую подорожную книжицу», изданную в 1523 году, так как экземпляр-оригинал этой книги вернулся на родину усилиями известнейших людей и входит в коллекцию Белгазпромбанка, которую приобщили к уголовному делу, возбужденному в отношении его топ-менеджеров. Благодаря этой коллекции с книгой еще до недавнего времени можно было ознакомиться в Арт-галерее.

Малая подорожная книжица
Малая подорожная книжица. Фото: artbelarus.by

Не будем упоминать сейчас все заслуги Скорины-просветителя, скажем только, что как предприниматель он был не особенно удачлив (или слишком идеализировал перспективы): все предпринимаемые им попытки наладить бизнес успешными не были. Даже получив статус неприкосновенности от короля Жигимонта Старого, а также ряд различных льгот и привилегий, печатник не разбогател. Соотечественники не покупали продукт потоково, ведь тут он несколько обогнал свое время. Попытки экспорта также не удались: москвичи не оценили новаторство печатника соседней страны и сожгли его тираж. А возможности продвижения продукта в широкие массы были достаточно ограничены. За отсутствием финансирования (умерли меценаты-инвесторы) дело Скорины потерпело фиаско, и первопечатник вынужден был покинуть родную страну. Где и как он провел последние годы жизни, достоверно неизвестно, есть предположения, что скончался в Праге. Тем не менее в каждой из своих книг и предисловий Скорина подчеркивал, что он — из славного города Полоцка.

Образованность как «фишка» Полоцка в древности и сегодня

А город действительно — славный. Именно этот город взрастил и воспитал Симеона Полоцкого — поэта и драматурга, богослова, родоначальника русской силлабической поэзии, наставника дьяков Приказа тайных дел Московского государства, а позже — и наставника царских детей (при Алексее Михайловиче). Понимая, что образование должны нести люди образованные, царь поручил воспитание наследников выходцу из Полоцка. Сегодня Симеон Полоцкий восседает на одной из главных прогулочных улиц города и достаточно надменно смотрит на другого властителя Москвы: памятник Симеону расположен напротив памятника Ленину. Интересно, идейный образованный богослов vs идейный образованный атеист — кто победит в веках?

Славу городу приносила образованность местных жителей. Сам Бог помогал нести ученье в массы. Так, можно вспомнить историю основания иезуитского коллегиума, ставшего позже первым высшим учебным заведением на территории нашей страны — Полоцкой иезуитской академией. Стефан Баторий обещал иезуитам помощь в основании коллегиума, если они вымолят победу над Иваном Грозным и возвращение Полоцка Речи Посполитой. Баторий победил, обещание сдержал. И сегодня в здании Полоцкой иезуитской академии царит атмосфера старинного вуза с богатой историей и традициями — с 2000-х годов тут размещается гуманитарный факультет Полоцкого государственного университета. Старинные своды помещений, уютный университетский дворик, бронзовые Школяр и Профессор придают облику университета европейский неповторимый колорит.

Памятник школяру
Памятник Школяру. Фото: wikimapia.org
Памятник Профессору
Памятник Профессору

А зная об уникальных атрибутах этого вуза, обязательно захочется увидеть все своими глазами: Университетские часы — с символической композицией, благодаря которой музыка университета запомнится надолго. Каждый час под музыку гимна студентов всего мира Gaudeamus и гимна Полоцкого государственного университета из ниш, размещенных под циферблатом, появляются фигуры выдающихся исторических личностей Полоцкой земли — Евфросинии Полоцкой, Петра Скарги, Франциска Скорины и др.

«Механическая голова» — реконструкция (2015 год) инженерного изобретения Габриэля Грубера, ученого конца XVIII века, работавшего здесь. В то время «Механическая голова» размещалась в музее Полоцкого коллегиума (позже — Академии) и представляла собой голову старца с подвижными глазами и длинными седыми волосами. Иезуит, сопровождавший посетителей музея, приглашал их задавать любые вопросы на любом языке. «Мудрый старец» отвечал внятно, громко, логично, с полным знанием обстоятельств и обстановки спрашиваемого. Диковинный механизм не обладал сверхъестественными свойствами, но неизменно приводил посетителей в ужас, восторг и трепетное любопытство, чем и достигался нужный иезуитам эффект. Сегодняшняя «Механическая голова» — копия работы Грубера.

Полоцк — классика по-новому: первая демократия, Скорина-бизнесмен и образованность как фишка
Фото: psu.by

Культурный славный город имеет ряд интереснейших и уникальных памятников разных времен. Полоцкий патриотизм тих, но стоек. Без пафосных заявлений и криков с трибун полочане любят свой город, хранят свою историю и оберегают свои тайны. Тут история и культура витают в воздухе, они практически осязаемы и очевидны: от сохранения первого городища и ухоженности храмов и монастырей до городских валов, новых скульптур, построек и памятников; от первых рукописных книг до первой печатной; от монастырских библиотек до современного памятника «Ў»; от таблички о первом городище до памятного знака «Центр Европы». Да, говорят, он находится здесь — это уже современная история.

Особенные жители особенного города. Полочане — особенные, пообщавшись — поймете.

Удастся ли вам заметить эти особенности? Почувствуете ли вкус той самой седой нашей истории? Найдете ли ответы на свои вопросы? Вспомните ли то, о чем знали, но успели забыть? Посмотрите ли на нашу страну и ее историю взрослыми рассудительными глазами, откроете ли что-то новое в классическом?..


Курс бел. рубля 30.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.61002.6140
13.05803.0620
p1003.33003.3500
Б/нал. (НБРБ)
$12.6403
13.0840
p1003.3149