Папки
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Объясняем, почему новый премьер продолжит стратегию «делать одно и то же — и каждый раз ожидать иного результата»

Автор: Леонид Фридкин
В первом выступлении перед парламентариями при согласовании своей новой должности премьер-министр Роман Головченко почти откровенно рассказал, что нас ждет в следующие пять лет. Оказывается, все то же, что и в предыдущие десять. Если ничего не изменится в ближайшие два месяца.
Роман Головченко в парламенте
Роман Головченко в парламенте. Фото: government.by

Задача № 1 — избавить экономику от углеводородной и другой конъюнктурной зависимости, искоренить системные дисбалансы, обеспечить устойчивое развитие экономики и динамику роста благосостояния граждан.

Это все — «раз».

Ясно дело, такая новая реальность, как переход экономики к мировым ценам на энергоносители, штука посерьезнее всех прочих «постоянно возникающих внешних угроз». При нынешних ценах разваливается вся схема зарабатывания на торговле продуктами перегонки дешевой российской нефти. Следом осыпается и финансирование за счет этих доходов неэффективного госсектора, социальных обязательств, раздутого бюрократического и силового аппарата. Нужно создавать принципиально новую структуру экономики.

Только не подумайте, что избавляться, обеспечивать и искоренять новое правительство намерено с помощью каких-то институциональных или, того хуже, рыночных реформ. У него и других заготовок хватает. Для начала в ближайшее время правительство рассмотрит результаты принятых предшественниками мер и «определит резервы для выхода экономики на траекторию роста». Благо в бюджете на текущий год предусмотрены меры для компенсации возможных шоков.

Задача № 2 — повышение эффективности госсектора. А то от него сплошные фискальные риски для бюджета, который, оказывается, нужен для решения социальных вопросов и развития инфраструктуры. Вопрос стоит жестко: «Бизнес, в том числе государственный, должен быть прибыльным».

Заметим, за I квартал бизнес получил в совокупности только 5 млрд убытков, а госпредприятия — почти 5,4 млрд. В мае благодаря разрешенным задним числом манипуляциям с амортизацией и курсовыми разницами картина несколько улучшится, но реальное положение это не изменит. Так что самое время поискать резервы и источники, если таковые имеются. Можно просто скопировать описание тех и других из предыдущих программ — они все еще там и до сих пор не исчерпаны.

К тому же есть неисчерпаемый человеческий капитал. От чиновников сегодня требуются инициативность, самостоятельность и жесткая дисциплина, заявил премьер.

Помнится, все то же самое от вертикали требовали вчера и позавчера, а также наверняка потребуют завтра.

Хотя, возможно, появятся и новые рецепты. К примеру, что означает обещанное взаимодействие правительства с Нацбанком, если «макрофинансовой стабильности на нынешнем этапе уже недостаточно»? Укрепление сотрудничества двух столь важных органов можно лишь приветствовать — если речь не идет о том, чтобы заставить финансового регулятора открыть дорогу для безудержного вливания денег в убыточные госпредприятия. Пока все к тому и идет. Как раз в день представления нового премьера парламенту Совмин увеличил лимит директивного кредитования — третий раз за полгода: в сумме в 1,7 раза.

Задача № 3 — бюджет. Почему-то в недополучении бюджетом средств из-за низких цен на нефть и калий новый премьер пока не видит «существенных рисков, несущих серьезную угрозу макроэкономической стабильности в стране», хотя признает, что «ситуация непростая».

«Непростая ситуация» — это сокращение по итогам четырех месяцев т. г. доходов от внешнеэкономической деятельности в 1,6 раза по сравнению с январем апрелем 2019 года, а налога на прибыль — в 9,3 раза (по данным Минфина). Пока потеря 1,79 млрд рублей по этим статьям отчасти компенсируется за счет других налогов. При этом доходы консолидированного бюджета в номинальном выражении сократились на 5,4%, а расходы на столько же выросли, в т. ч. на социальную сферу (на 11,9%). Останавливаться на достигнутом новое правительство не собирается, но обещает удержать инфляцию под контролем.

Задача № 4 — защита внутреннего рынка. А то нехорошо получается: многие страны без стеснения закрывают границы, возвращаются к протекционизму, всячески защищают национальные рынки, несмотря на международные обязательства. Ну и мы не отстанем, но «будем действовать выверенно».

Действительно, есть что выверять. В 2011 году доля отечественных товаров в розничном товарообороте организаций с торговли составляла 75,7%, в 2019-м — только 61%, а в I квартале т. г. — даже 59,2%. В частности, доля покупки белорусских продовольственных товаров сократилась с 85,5% в 2011-м до 76,3% в январе-марте т. г., а непродовольственных — с 63,5 до 40,8%. Остановить эти тенденции административными мерами будет нелегко.

Если добавить импортную составляющую в продукции отечественного производства, ситуация выглядит еще серьезнее. Но для торжества патриотизма есть некоторые затруднения. Во-первых, конкурентоспособность продукции во многом зависит от поставок импортного оборудования для модернизации производства. Но коэффициент износа основных средств после 10 лет снижения вырос с 40,8% в 2015-м до 44,8% в 2019-м. Так что экономить на импорте придется весьма выборочно. Во-вторых, упражняться в протекционизме придется с оглядкой — как минимум на обязательства Евразийского союза и интересы китайских друзей. Некоторые наши партнеры очень обижаются на всякие барьеры, хотя сами их легко возводят. Кстати, в ВТО мы так до сих пор и не вступили, хотя на фоне глобальных торговых разборок это, возможно, уже и неактуально.

Задача № 5 — единственная, пожалуй, неожиданность в речи нового премьера. Он откровенно указал частному сектору его шесток. Оказывается, в наших условиях «малый и средний бизнес не сможет обеспечить такие масштабы и объемы, которые позволят нам оставаться в числе индустриально развитых стран». Место МСБ — сфера услуг, производство небольших партий товаров, бытовые услуги населению и не более того. Интересно, что инновации и даже торговля упомянуты не были.

Правда, какую-то поддержку МСБ, по словам главы правительства, «должен иметь», но «вопрос в том, что должна быть и ответственность». При этом, как заявил Р. Головченко, в Беларуси создана нормальная конкурентная среда для развития предпринимательства.

Надо ли понимать сказанное как намерение нового правительства завершить заигрывание власти с малым бизнесом?

Еще 5 лет назад власти называли низкую долю вклада организаций частного сектора экономики, субъектов малого и среднего предпринимательства в ВВП одной из основных структурных проблем, сдерживающих устойчивое и сбалансированное развитие экономики, мешающее ее адаптации к изменяющимся внешним условиям и недостаточной конкуренции на внутреннем рынке. Кое-что для решения этих проблем в 2017–2018 гг. было сделано.

Между тем белорусский МСБ старался как мог. Его доля в ВВП страны выросла с 19,1% ВВП до 26,1% в 2019-м, в экспорте — с 43 до 47,8%, в промышленном производстве — с 15,1 до 18,4%, в средней численности работников — с 31,9 до 35%. Откуда такая немилость?

В то же время удельный вес госпредприятий в промпроизводстве сократился с 77,2% в 2016 году до 73% в 2019-м, а занятых в нем работников — с 49,6 до 43,4%. Всего за 4 года списочная численность работников госсектора уменьшалась с 1513,8 тыс. до 1277,1 тыс. человек. Тем временем доля работников, занятых в секторе МСП, выросла за 10 лет с 31,9 до 35%.

Опасность этого процесса стала очевидна в ходе нынешней избирательной кампании. Частный сектор, вытесняющий государство из экономики, необходимо срочно вернуть в прежнее состояние. Его дело — налоги и штрафы платить, а не в политику лезть и подписи собирать за альтернативных «так называемых кандидатов». Поэтому его ждут проверки и новые поборы, пока госпредприятия будут всячески поддерживать как основную ресурсную и электоральную базу действующей власти.

***

Все эти и другие задачи (разумеется, иными словами) обещано отразить в будущей программе деятельности правительства, а также остальных прогнозах и программах. Несомненно, все документы будут подготовлены и приняты в установленные сроки. А если чуть позже или задним числом, тоже не беда. Гораздо хуже, если возникнут накладки с их реализацией, как не раз бывало с предыдущими программами и прогнозами. Ведь попытки поддержания госсектора на плаву, барьеры против импорта и экспортный демпинг, давления на малый бизнес и призывы к дисциплине вряд ли улучшат конкурентоспособность и эффективность белорусской экономики. Зато она, как и все общество, целиком останется под контролем правящей вертикали. Но есть такая стратегия: делать одно и то же — и каждый раз ожидать иного результата...

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Поделиться:
Курс бел. рубля 06.07.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.42402.4250
12.72602.7340
p1003.43203.4390
Б/нал. (НБРБ)
$12.4214
12.7311
p1003.4359