Кораблик

Александра Руфанова:«На рынке востребованы только специалисты уровня «мидл»+ и выше. В кризис появилась возможность забрать лучших с рынка

Источник: Ирина Матяс
Грозит ли айтишникам безработица, как упала зарплата в IT-секторе и кто остался на гребне волны — об этом Office Life беседует с Александрой Руфановой, главой отдела рекрутинга кадрового агентства Bаmboooka, которое работает только с IT-сферой.
Александра Руфанова
Александра Руфанова

— Александра, прошло практически три месяца с начала кризиса. Когда вы ощутили, что рынок меняется, и что происходит сегодня на рынке рекрутинга в IT-сфере?

— Наверное, я одна из первых ощутила падение рынка. Среди наших заказчиков много компаний, которые работают в западном сегменте, а они очень чувствительны к фондовым рынкам. После обвала фондового рынка 9 марта одними из первых пострадали стартапы. Они сразу же прекратили наем и ушли в позицию ожидания, потому что вопрос о дальнейшем инвестировании, о перераспределении денег инвесторов завис. Понятно, что из стартапов, заморозивших свою деятельность, выживут не все — многое будет зависеть от домена, в котором находится компания.

Вторыми в цепочке пострадавших стали аутсорсинговые компании, работающие на западных заказчиков. Сокращение издержек, которое важно для выживания в кризис, здесь проявилось двумя тенденциями: снижением тарифной ставки за час работы IT-специалиста и стремлением нанять более скилового специалиста за меньшую стоимость. 

Сегодня на рынке стали востребованы фактически только специалисты уровня «мидл»+ и выше. В кризис у компаний появилась возможность забрать лучших с рынка, и они этим воспользовались.

Меньше всех пострадали от кризиса продуктовые компании, хотя и в этой сфере многое зависело от доменной области. Например, те, кто работает в домене travel, оказались в сложном положении.

Но практически во всей отрасли, когда у многих компаний снизились заработные возможности, предложения по зарплатам в IT-сфере упали.

— Можно сказать, насколько снизилась зарплата?

— Общая тенденция — плюс-минус 20%, и эта цифра легко коррелируется с изменением курса доллара. В разговорах с людьми, которые сейчас собираются менять место работы и одной из причин называют урезание зарплаты, чаще всего фигурирует именно цифра в 20%. А «плюс-минус» означает, что чем выше скилы у специалиста, чем выше его уровень, тем менее ощутимо падение зарплаты.

— Если сегодня востребованы специалисты уровня «мидл»+ и выше, что ждет рынок «джуниоров», ведь скоро на рынке появится новая порция таких кандидатов, окончивших вузы и курсы?

— Делать прогнозы по рынку труда в IT-сфере, как и в любой другой, сложно. Его состояние во многом будет зависеть от второй волны коронавируса. Мы наблюдаем, как разные страны выходят из ситуации с пандемией, анализируем это, отмечаем настороженность рынков и понимаем, что количество рабочих мест будет зависеть от ожидания и времени наступления второй волны заболеваемости. Искренне надеюсь, что рынок начнет стабилизироваться и к наступлению второй волны мы как минимум будем подготовлены, что позволит быть более гибкими.

В ближайшее время спрос на «джуниоров» будет небольшим. Более стабильный план найма и роста у продуктовых компаний. Они и будут привлекать «джуниоров» на рядовые задачи, чтобы разбавить команды «свежей кровью». Но надо учитывать, что компания, которая берет «джуна», закладывает затраты на его дообучение под себя, ведь те же «мидлы» и «сеньоры» тратят время на то, чтобы объяснить, помочь, показать, проверить… Так что сегодня многим дешевле взять готовых специалистов. Конечно, возможность нарастить свой будущий потенциал компании упускать не будут, поэтому талантливых ребят будут брать в штат и обучать. А в целом ситуация для новоиспеченных IT-специалистов в ближайшее время радужной не будет.

— А каких специалистов по профилю деятельности больше всего выталкивает на рынок в поисках нового места работы?

— QA-инженеров и PM, но тоже в основном уровня «джуниор» — люди с хорошими компетенциями остались на своих рабочих местах. И, конечно, рекрутеров, потому что число вакансий сократилось.

— В вашей компании тоже были сокращения рекрутеров?

— Да. Остались самые результативные.

— Появилась ли у рекрутеров «заначка» IT-кандидатов, которой в прежние времена не было?

— Нет. Просто вакансии, которые были в работе к этому времени, закрывались быстрее. В апреле-мае, когда компетентный айтишник понимал, что грядет сокращение, или попадал в ситуацию ожидания проекта, он все равно не бросался к рекрутерам с просьбой «устройте меня», а просто был более лоялен к тому, чтобы пообщаться по вакансии. И если раньше можно было предложить кандидату 4−5 вакансий, то сейчас — 1−2.

— Настроение кандидатов изменилось? Растерянность заметна?

— Как и у всех сегодня. Некоторые стали острее реагировать, когда им отказывают либо не соглашаются на их условия. Я стараюсь их поддержать: «Верьте в себя. Если вы получаете отказы от работодателей, подумайте о своих компетенциях». 

Кризис — это проверка на прочность. Когда начался отток заказов, первое, о чем, я подумала: а какие еще у меня есть компетенции, которые я могу продать заказчику?

— Александра, а насколько просела работа рекрутеров?

— У меня — втрое.

— Это изменило ваш рабочий день?

— Нет. Вакансии стали жестче по требованиям и условиям, и это усложнило задачу поиска. Так что для меня ничего не изменилось, кроме того, что все мы покинули офис. К тому же я наконец-то выспалась, у меня появилось время на то, чтобы читать, систематизировать свои знания, прокачать навыки. И первое, что я хочу прокачать, — это story telling. Не умею пока писать сочные тексты и хочу ликвидировать этот пробел.

— И как теперь вы организуете свой рабочий день?

— В моей квартире две комнаты, и я реально «ухожу на работу». Утром я встаю, надеваю домашние кроссовки, джинсы, рубашку — то, в чем я обычно хожу на работу, и иду в кабинет… Стараюсь придерживаться графика, не возвращаюсь в комнату «для жизни», пока рабочий день не закончится.

— Скажите, а условия взаимодействия с заказчиками изменились? Чаще ли стали просить скидку на услугу?

— Мы подходим к вопросу индивидуально и при определенных условиях можем удовлетворить просьбу о снижении стоимости наших услуг.

— Компании в кризис стремятся самостоятельно закрыть вакансии и меньше обращаться к услугам внешних рекрутеров?

— Все зависит от компании и ее потребностей. Есть компании, которые попали под волну, а есть те, кто как раз оказался на гребне волны. И если последним собственные руки не позволяют обработать весь поток роста, они привлекут посредников, чтобы выбрать лучших из лучших и забрать их себе.

На подъеме сейчас игровая индустрия, сфера кибербезопасности, облачных технологий, финансовый домен, страховой домен.

— Как думаете, кризис позволит непрофильным компаниям облегчить для себя найм IT-специалистов? Ведь там условия несколько иные: на производстве это жесткий рабочий график, офисы не такие крутые и часто расположены на окраине города, а то и в промзоне.

— В IT-компаниях тоже далеко не все могли позволить себе «удаленку». У финтехкомпаний жесткие требования к безопасности, да и в других доменах решение задач требует постоянного присутствия в офисе, в том же интернете вещей, например. К финтеху сейчас больше обращений, но я бы не сказала, что это кардинально облегчает непрофильным компаниям задачу поиска нужного IT-специалиста.

Процесс найма всегда легче проходит в компаниях, у которых есть интересные перспективы карьерного роста, интересная занятость, профессиональная команда, адекватное руководство и хорошая заработная плата.

Фото: Алексей Матюшков

Поделиться: