Крестики-нолики
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Надвигается «Очень Великая депрессия» 2020-х. Что делать Беларуси?

Автор: Денис Лавникевич
Один из самых известных экономистов современности Нуриэль Рубини пророчит миру 10 лет «Очень Великой депрессии», всеобщего упадка экономики. Однако к экономическим проблемам нам не привыкать — посмотрим, какую выгоду можно из этого извлечь.

Нуриэль Рубини — сам по себе символ глобализации. Еврей, родившийся в Турции, выросший в Иране, учившийся в Италии и ставший в итоге видным американским экономистом. Профессор экономики Нью-Йоркского университета. Один из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов, предсказавший глобальный финансовый кризис 2008-2011 годов.

New York Times называет его «пророком»; Нуриэль Рубини регулярно попадает на первые места различных рейтингов величайших интеллектуалов, экономистов, мыслителей и прочих «тунеядцев». Теперь же я обратил внимание на его «программную» статью в Project Syndicate, в которой он говорит о наступлении новой «Очень Великой депрессии», о том, что следующий десяток лет мы проведем, вспоминая первые два десятилетия XXI столетия как «золотой век» человечества.

Нуриэль Рубини
Нуриэль Рубини. Фото: flickr.com / World Economic Forum

Жить будем и плохо, и долго

Итак, какими Нуриэль Рубини видит следующие годы?

Пандемию COVID-19 он считает «идеальным штормом», который отправит всю мировую экономику в десятилетие отчаяния. По мнению Рубини, после финансового кризиса 2007-2009 годов правительства не занимались устранением структурных проблем, которые обнаружились во время финансового краха и дальнейшей рецессии. Власти откладывали необходимые решения, создавая серьезные негативные риски — они-то и сделали новый кризис неизбежным. А коронавирус оказался только толчком для старта.

И теперь, считает экономист, даже если за нынешней рецессией последует восстановление экономики уже в этом году, далее мы увидим резкий обвал L-образной «Очень Великой депрессии» в ближайшем десятилетии.

Первая причина — государственные долги и дефолты. В ответ на кризис, вызванный COVID-19, правительства колоссально наращивают дефициты бюджетов, причем ровно в тот момент, когда во многих странах госдолг уже достиг высоких или даже непосильных уровней.

Надвигается «Очень Великая депрессия» 2020-х. Что делать Беларуси?
Вашингтон, 16 мая 2020 года. Фото: flickr.com / Ted Eytan

А из-за того, что люди тоже потеряли доходы, как и частные компании, долг частного сектора также становится непосильным, что приведет к массовым дефолтам и банкротствам. 

В сочетании с быстрым ростом госдолга это практически гарантирует, что на этот раз восстановление экономики окажется куда более медленным, чем это было 10 лет назад.

Второй фактор — демографическая бомба замедленного действия в развитых странах. Большинство таких стран (включая Беларусь, Украину, РФ) — это стареющие общества, поэтому усиленное финансирование здравоохранения на фоне коронавирусной пандемии в будущем лишь увеличит долги систем социального обеспечения. Китай, кстати, тоже стареет — вот сейчас ему и аукнутся десятилетия политики «одна семья — один ребенок».

Идем далее. На рынке появились огромные излишки товаров (неиспользуемые машины и мощности) и труда (массовая безработица), также мы увидели крах цен на сырьевые товары, такие как нефть и промышленные металлы. С этим связан следующий фактор риска — снижение ценности мировых валют, и прежде всего доллара, который сейчас в изобилии печатает ФРС США, «заливая» деньгами экономический кризис. Ребята, через полгода на свою долларовую заначку вы сможете купить куда меньше материальных благ, чем раньше.

Надвигается «Очень Великая депрессия» 2020-х. Что делать Беларуси?
Очередь в магазине, Бельгия. Фото: unsplash.com / Adrien Delforge

Пятая проблема — широкие и радикальные цифровые изменения в экономике. В условиях, когда миллионы людей будут терять свои рабочие места или работать и зарабатывать меньше, разрыв в доходах и богатстве будет только увеличиваться. Для защиты своих производственных цепочек компании в развитых странах будут возвращать производство из Азии в свои страны, где издержки выше. Но этот тренд не пойдет на пользу работникам в этих странах, он просто ускорит темпы автоматизации, еще более понизит зарплаты, а значит, мы получим новую волну популизма, национализма и ксенофобии.

Лидерам-популистам в условиях экономической нестабильности очень просто, например, объявить иностранцев виновниками кризиса. Как рабочие, так и широкие слои среднего класса, они более податливы к риторике популистов, особенно к их предложениям ограничить миграцию и внешнюю торговлю.

И здесь мы подходим к шестому крупному фактору — деглобализации, ускоренной пандемией. Процесс разрыва связей между США и Китаем ускорится, и большинство стран отреагирует на это усилением протекционистских мер, стараясь защитить собственные компании и работников. 

В мире после пандемии мы увидим множество новых ограничений на передвижение товаров, услуг, капитала, труда, технологий, данных и информации.

Это уже происходит в таких секторах, как фармацевтика, производство медицинских материалов и оборудования, а также сфера продовольствия: в ответ на кризис правительства ограничивают экспорт продукции этих отраслей.

Надвигается «Очень Великая депрессия» 2020-х. Что делать Беларуси?
Ирландия, 16 мая 2020 года. Фото: flickr.com / Simon

Прямо сейчас мы видим начало новой холодной войны между США и их противниками, причем не только с Китаем, но и с Россией и Ираном. К тому же в Штатах приближаются президентские выборы, так что все будет очень громко...

Для тех, кто не испугался

Это, повторюсь, был взгляд американского экономиста Нуриэля Рубини. Он своих читателей, как видим, всячески пугает грядущими проблемами. Но у итальянцев есть хорошая поговорка: «Прежде чем нас пугать, подумай, что ты будешь делать, когда мы не испугаемся».

Так давайте и мы не будем пугаться, а посмотрим, какую выгоду конкретно Беларусь может извлечь из новой мировой ситуации. Для начала: понятно, что с нынешней моделью экономики мы далеко не уедем. Даже при условии, что человечество сейчас по уровню развития вернется в условные 1980-е («золотой век» в понимании значительной части белорусского общества), консервироваться они не будут. Прогресс вновь пойдет вперед — благо человечество уже знает дорогу. Значит, общественно-экономическое устройство Беларуси неизбежно придется менять — иначе не сохранить суверенитет.

Проблема в том, что в Беларуси на двух экономистов приходится три модели реформ. А экономистов у нас, судя по Facebook, просто завались. 

Рискну предложить еще один взгляд. Кого-то он шокирует, а кого-то — наоборот. Идея в том, что нужно максимально стереть границу между «белым» и теневым бизнесом (не путаем с криминальным!).

Иначе говоря, в нынешней ситуации государство (правильнее сказать — общество) должно разделить бизнес на несколько категорий. Первая — это самозанятые предприниматели. При условии, что их оборот составляет до $20 тыс. в год на домохозяйство (цифра условная), им стоит предоставить полную свободу ведения бизнеса. Без регистрации, без налогов, без проверок, без отчетности, без кассовых аппаратов, без ограничений на операции с наличными и безналичными деньгами, без регистрации членов семьи как наемных работников и уплаты в ФСЗН. Единственный инструмент наблюдения и контроля — специальный банковский счет.

Это будет выгодно государству хотя бы потому, что в период кризиса, который на самом деле еще только начинается, такой человек не только обеспечивает себя и свою семью всем необходимым, но и не требует социальных выплат, гарантий и т. д. Значит, можно существенно сократить социальную составляющую государства. Все равно ведь это произойдет независимо от нашего желания (просто денег нет на «социалку»), так лучше уж под это дело заключить новый общественный договор.

А еще это очень хороший способ перевести хотя бы часть малого бизнеса из теневого сектора на «свет». Да, мы тут, конечно, сознательно размываем грань между теневым и легальным бизнесом, но получаем большую степень свободы для бизнеса, а это однозначно хорошо. Подобный метод развития глубинной экономики в свое время показал отличный результат в Китае, где малый и средний бизнес сегодня обеспечивает 50-60% ВВП.

Что касается пакета помощи для более крупного бизнеса, то его стоит разделить на три этапа. Первый — налоговые льготы тем предприятиям, которые были вынуждены остановиться из-за коронакризиса. Здесь принцип простой: нет доходов — нет налогов. Можно предлагать бизнесу отсрочку уплаты ряда налогов на время выхода из кризиса.

Второй этап — безвозвратная помощь предприятиям на сохранение рабочих мест. Имеется в виду, что предприятия, которые отправляют людей в неоплачиваемые отпуска, могли бы сохранить за ними рабочие места. Ну и, наконец, третий этап — возвратная помощь тем, кто может быстро восстановить работу после кризиса. Это позволит сохранить многие виды бизнеса. Тут уже можно, ослабив монетарную политику, через госбанки кредитовать предприятия на пополнение оборотных средств, выплату зарплат, рефинансирование старых долгов в коммерческих банках.

Вот эти последние меры могли бы помочь двум очень важным для Беларуси категориям крупного (в том числе государственного) бизнеса: машиностроительному и аграрному. Первый, вероятно, сильно просядет в нынешнем году — в условиях стагнирующей экономики спрос на его продукцию невелик. С другой стороны, открывается рыночная ниша «дешевой, но хоть как-то работающей» техники.

А вот продукты питания просели за кризис значительно меньше, и ожидается, что цены на них очень скоро вернутся на докризисный уровень. Для Беларуси это означает, что доля АПК в экспорте товаров может серьезно вырасти и даже заменить собой сильно сократившийся экспорт нефтепродуктов и калийных солей.


Курс бел. рубля 24.11.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.55502.5620
13.03103.0380
p1003.35003.3640
Б/нал. (НБРБ)
$12.5514
13.0284
p1003.3658