Президенты

Беларусь против России. Кто от кого, из-за кого, кому и за счет кого — в цифрах и фактах

Автор: Леонид Фридкин, Виктор Малишевский

Внешняя торговля: 84% импортного молока из Беларуси против 99,4% молочного экспорта в Россию

В этот день бог послал президентам на обед салат из тыквы с томатами и сыром, закуску из филе кальмара с морковным пюре, суп из зеленого горошка, барабульку с артишоком и киноа либо каре теленка с печеным луком-пореем — на выбор. На десерт — шербет из мандарина и клубничный тарт.

Лукашенко и Путин
Меню
Меню

Меню президентского обеда в Сочи, где Александр Лукашенко и Владимир Путин договорились ни о чем, нам интересно вот чем. Все ингредиенты президентского обеда, за исключением киноа, Беларусь экспортирует в Россию прямо сейчас. Мандарины, кальмар, сыр, лук-порей, телятина, артишоки. Чек этого президентского ужина потянул на $719,5 млн белорусского экспорта в Россию в 2019 году.

Вы скажете, как же, как же, эти знаменитые белорусские артишоки. Мы скажем, что артишоки, конечно же, это реэкспорт из Ливана. Сами белорусы в 2019 году питаются исключительно санкционными польскими, испанскими, итальянскими артишоками. Ну видели же в наших магазинах эти артишоки.... Все знают, что на российских санкциях Беларусь зарабатывает. Но никто не может сказать, сколько зарабатывает и кто именно зарабатывает. Но кто-то зарабатывает точно.

Аналитик Дмитрий Иванович специально для Office Life подготовил инфографику, как менялись импорт овощей и фруктов в Беларусь, а также наш экспорт овощей и фруктов в Россию досанкционных и санкционных времен.


Посмотрите на эти графики глазами и белоруса и глазами Россельхознадзора.

Белорус видит, что каждые февраль-апрель страна массово импортирует яблоки. Наверное, это происходит потому, что каждые сентябрь-октябрь Беларусь продает свои яблоки в Россию и к весне их самим не хватает.

Россельхознадзор заметит странности. Что в белорусском климате помидоры вызревают в мае-июне. Что в апреле 2015 года экспорт яблок в Россию вырос в 16,5 раза в тоннах и в 5,7 — в долларах. Что белорусы отказывают себе в персиках, абрикосах, перепродавая эти фрукты в Россию, причем себе в убыток (стоимость импорта в 10 раз превышает стоимость реэкспорта в Россию). Что сегодня Беларусь удерживает 8,8% импорта яблок в Россию. В лучшие санкционные времена (в 2015 году) доля «белорусских яблок» в российском импорте доходила до 47,5%.

Однако также заметно, что в последние 2 года российские санкции не оказывают влияния на белорусский импорт-экспорт фруктов и овощей — от слова «почти».

Импорт-экспорт

Удельный вес России в белорусском экспорте колеблется от пиковых 64,8% в 2000 году до 38,3% в 2017-м, в импорте — от 35,8% в 2005-м до 58,8% в 2018-м и составляет 40,5 и 55,9% соответственно в 2019 году. При этом сальдо в торговле с Россией неизменно остается отрицательным и, что гораздо хуже, не «отбивается» достижениями на остальных направлениях. Планы диверсификации экспорта по формуле «1/3 — ЕАЭС, 1/3 — ЕС, 1/3 — страны «дальней дуги» так и остались на бумаге.

В то же время доля Беларуси в российском экспорте за 9 месяцев 2019 года составила 4,8%, а в импорте — 5,2%. Примерно как и в прошлые годы. Это не так уж мало — наша страна занимает пятое место в российском экспорте и четвертое — в импорте.


Экспорт Беларуси в Россию (в % к общему объему)


2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 9 месяцев 2019-го
Продовольственные товары и с/х сырьё 27 22,4 13,7 21 30,3 36,4 34,4 33 33,2 32,9
Машины, оборудование и транспортные средства 32,7 42,3 41,6 34,9 24,5 24,7 28,29 29,7 29,5 29,8
Продукция химической промышленности 10,7 9,5 10,8 10,4 11,7 11,8 12,04 11,9 11,98 12,7
Текстиль и обувь 9,2 7,4 8,9 7,8 6,8 5,8 7,00 2,8 7,18 7,15
Металлы и изделия из них 8,4 7,95 14,5 9,7 7,3 6,1 6,40 7,1 7,2 7
Древесина и целлюлозно-бумажные изделия 2,6 2,3 2,1 3,4 2,3 2,6 2,8 2,7 2,9 2,7
Минеральные продукты 1,24 1,48 2,2 6,2 9,9 6,2 3,15 3 2,1 1,9

Импорт Беларуси из России (в % к общему объему)


2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 9 месяцев 2019-го
Минеральные продукты 58,3 66,7 71,45 59,8 60,6 58,9 52,9 51,8 51,6 47,7
Машины, оборудование и транспортные средства 13,3 11,5 7,78 11 9,13 10,4 12,4 14,8 13,6 15,7
Металлы и изделия из них 9,5 7,7 8,3 11,3 10,62 10,7 9,8 12,1 11,7 11,7
Продукция химической промышленности 8,9 6,9 6,2 8,5 8,3 9,3 10,3 10,2 9,7 10,9
Продовольственные товары и с/х сырьё 3,8 2,5 2,5 3,98 4,89 5,04 5,76 5,46 5,7 6,4
Древесина и целлюлозно-бумажные изделия 1,9 1,3 1,2 1,76 2,14 1,8 2,1 1,95 1,9 2
Текстиль и обувь 1,96 1,5 0,69 1 1,4 1,5 1,8 1,6 1,6 1,5

Источник: russian-trade.com


Прямо сейчас Беларусь для России это... 97,9% импорта свежей говядины, 96% колбас, 59,3% курятины, 81,7% молока и сливок, 93,1% йогурта и кефира, 66,3% сливочного масла. Попробуй откажись от белорусского!


С другой стороны, Россия для Беларуси — это 95% экспорта колбас, 97,8% экспорта йогурта и кефира, 99,4% экспорта молока, 81% экспорта сливочного масла. Попробуй продай другому, если они от всего этого вдруг откажутся. Экспорт белорусского молока в Россию за 18 лет вырос в 122 раза! В 12,5 раза увеличился экспорт сыров, в 5 раз — масла, в 21 раз — говядины.

Россельхознадзор

Шутки ради посчитаем, сколько молока нужно выпить и сыра съесть каждому белорусу, чтобы независимость не прокисла, если произойдет это самое страшное. Начнем с того, что в 2018 году страна надоила 775 кг молока на человека. Это много (в России в 3,5 раза меньше). Итак, чтобы не замечать Россию с ее Россельхознадзором и антибиотиками в нашем молоке, каждый белорус за год должен съедать дополнительно к обычному потреблению (247 кг) вполне терпимые объемы (рассчитано из проданного в 2018-м в Россию):

  • 132 грамма сыра плавленного (это 1,5 пачки сырка «Оршанский») и треть пачки голубого сыра «Рокфорти» (39 граммов);
  • 96 пачек сыра и творога (это 200-граммовая пачка каждые 4 дня);
  • 40 пачек масла сливочного;
  • 10 баночек йогурта (по 120 граммов) и 9 банок сгущенки;
  • 11 бутылок кефира и 33 бутылки молока (то есть в неделю на бутылку больше).

Не только друзья. Но и конкуренты

Торговые войны

Колебания объемов российского импорта почти всегда были связаны с изменениями цен на нефть, неизменно занимающую около трети стоимости всех поставок. А вот взлеты и падения белорусского экспорта явление куда более сложное. Крепко завязанные на восточного соседа экспортеры регулярно сталкиваются с проблемами. То падает спрос из-за очередного кризиса, то россияне начинают активно развивать производство аналогичных товаров, причем с господдержкой, масштабы которой Беларуси не по карману.

Союзные отношения регулярно омрачают газовые и нефтяные, мясо-молочные и сахарные войны. Союзники так и не избавились от взаимных барьеров в торговле. «Конкуренция идет между нашими государствами», — признает Лукашенко.

В придачу российский бизнес регулярно требует и получает административную помощь в борьбе с белорусскими конкурентами. В результате отечественным производителям с каждым годом все труднее сбывать в России грузовики и телевизоры, сельхозтехнику и мебель, одежду и обувь. Зато россияне доминируют по поставкам в Беларусь легковых автомобилей — благодаря навязанным в рамках ЕАЭС мерам по защите российского автопрома. Мы практически потеряли российский рынок сахара и продукции птицеводства — там не только своего хватает, но и нас готовы завалить.

В январе — сентябре 2019 года экспорт белорусских грузовых автомобилей в РФ сократился на $84,3 млн (12,5%), говядины — на 105,3 млн (27,5%), картофеля — на 24,8 млн (на 62,6%), молока и сливок несгущенных — на 14,1 млн (10,6%), колбас — на 19,5 млн (27,7%). В то же время импорт нефти из РФ сократился на 5,4%, нефтепродуктов — на 96,3%, или на 979,1 млн. Зато поставки легковых автомобилей выросли на 11,4%, или на $73,1 млн, пшеницы — в 1,5 раза, лекарств — на 26,7%, шин — на 13,1%, свинины (!) — в 4 раза, ячменя — в 4,4 раза. Так что роли сырьевого придатка, сборочного цеха и кормильца в союзе становятся все более двусмысленными.

КОМУ ЖИТЬ ХОРОШО: В Беларуси меньше бедных, в России больше богатых

Средняя зарплата в России выше (и всегда была), чем в Беларуси, если считать в долларах по номиналу. Разрыв периодически меняется. Сейчас минус $199, в 2011 году — минус $457 (притом что средняя зарплата в Беларуси тогда была $339).

Однако, по данным специалистов российской Высшей школы экономики, в 2017 году средняя зарплата по паритету покупательной способности в Беларуси была выше: $1603 у нас против $1550 в России. Для сравнения: в Польше зарплата по ППС составляла $2310, в Литве — $2024, Эстонии — $2028, Венгрии — $1984.

У белорусов на питание в 2017 году уходило 40,7% потребительских расходов, у россиян — 34,3%, на алкоголь и табак — соответственно 3 и 1,6%, покупку непродовольственных товаров — 31,8 и 37,1%, оплату услуг — 24,5 и 27%.

ПОКАЗАТЕЛИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ ДОМАШНИХ ХОЗЯЙСТВ беларуси И РФ

(данные за 2017 год)


Беларусь Россия
Наличие предметов длительного пользования (на 100 домохозяйств; штук):
телевизоры 160 190
персональные компьютеры 96 124
холодильники 144 133
микроволновые печи 74 108
стиральные машины 98 100
электропылесосы 89 95
легковые автомобили 42 58
Распределение домохозяйств по видам занимаемого жилья (на конец года; в % к итогу):
в квартире 67,1 70,8
в отдельном доме, в части дома 29,4 29,1
в общежитии 3,5 0,1
общая площадь жилья в среднем на одного жителя (на конец года, кв. метров) 27,0 25,2
Потребление основных продуктов питания (на душу населения в год; кг):
мясо и мясопродукты 92 75
молоко и молочные продукты 249 231
мйца и яйцепродукты, шт 265 279
картофель 172 91
овощи и продовольственные бахчевые культуры 153 103
фрукты и ягоды 89 59
хлебные продукты 81 117

Получается, что если кто-то кого-то и кормит, то не слишком обильно. А если кто-то кого-то и обирает, то до большинства населения мало что доходит. Средний уровень жизни в обеих странах мало отличается — если сравнивать официальную статистику, а не реальность отдельных регионов и социальных слоев. Ведь средние показатели — штука коварная. На самом деле доходы и разнообразные блага распределяются очень неравномерно.

При этом реальные располагаемые денежные доходы россиян в 2014-2017 годах сокращались, за 2018-й выросли всего на 0,1%, а за 9 месяцев 2019-го — на 1,7%. По данным статистики, за чертой бедности (то есть имеют доходы ниже прожиточного минимума) в этом году живет 12,7% россиян и 4,9% белорусов. Безработица в Беларуси (по методологии Международной организации труда) составляет 3,9%, в России — 4,6%.

С другой стороны, по данным доклада Global Wealth Report швейцарского банка Credit Suisse, на одного взрослого белоруса приходится активов на $16 590, в России — в 1,65 раза больше — $27 381. Однако медианный уровень благосостояния у нас вдвое выше — $7931, а в России — всего $3683.

Дело в том, что блага в наших странах распределяются по-разному. 56,5% взрослых белорусов располагают состоянием менее $10 тыс., тогда как среди россиян таких 79,1%. Состоянием от $10 тыс. до $100 тыс. обладают 42% белорусов и только 18,1% россиян, от $100 тыс. до $1 млн — 1,4 и 2,7% соответственно. Зато 0,2% россиян имеют свыше $1 млн., а у нас — 0.

В России CS насчитывается 110 миллиардеров и 246 тыс. миллионеров (примерно население Бобруйска), причем у более 3 тыс. из них капитал превышает $50 млн. По Беларуси таких данных у авторов доклада нет. Наши богачи умеют не «светиться» как в международных исследованиях, так и в налоговых органах. Впрочем, на фоне российских толстосумов белорусы и впрямь малозаметны. Так что о «кормежке» лучше спрашивать у своих, а не искать их за ближним рубежом.

Кто кому и сколько должен?

Беларусь против России. Кто от кого, из-за кого, кому и за счет кого — в цифрах и фактах

Споры и разговоры о белорусско-российской интеграции регулярно сворачивают к теме помощи, долгов и субсидий. Что скрывается за миллионами и миллиардами, которые текут в Союзном государстве с востока на запад, и что переливается обратно? Что получают от этого обе страны и их граждане?

Первый пункт интеграционного счета — межгосударственные кредиты. Госдолг Беларуси перед Россией с 2012 года вырос в два раза и на 1 июня 2019 года достиг $7,52 млрд. При этом значительная часть российских кредитов, как и кредитов Евразийского банка развития (который, по сути, контролируется РФ) выдавалась на погашение предыдущих заимствований. По крайней мере часть кредитов, особенно от ЕАБР, выдавалась под условие проведения определенных реформ, которые выполнялись лишь частично. Но это приводило к заминкам в финансировании лишь в тех случаях, когда в отношениях Москвы и Минска намечалась очередная напряженность из-за интеграционных процессов. Так происходит и теперь: очередной транш застрял, и Беларуси пришлось срочно перехватывать необходимые для латания бюджетных дыр 500 млн у Китая.

Только ленивый (российский эксперт) не поминал $106 млрд явных и скрытых субсидий, влитых Россией в белорусскую экономику. Тут и прямые инвестиции, и беспошлинная продажа нефти, и скидки на нее и на газ. Действительно, без этих ресурсов белорусское «экономическое чудо» не состоялось бы. Значит ли это, что Москва вправе выкатывать нам сейчас интеграционный счет — с накопленными процентами? А может, белорусское общество уже заплатило за братскую помощь отказом от реформ, которые могли бы сделать страну гораздо более успешной и конкурентоспособной? У белорусских властей была возможность выбирать между реформами и кредитами МВФ и восточным вектором. Оказалось, что выбранный вариант тоже содержит экономические и политические условия, выставляемые в самые неподходящие моменты — когда надо бороться со стагнацией и готовиться к выборам.

С другой стороны, упомянутые скидки с точки зрения бизнеса очень похожи на демпинг и трансфертные цены, которые антимонопольное и налоговое законодательство не одобряет. Иногда даже жалко, что в международных отношениях такие подходы не применяются.

Кстати, по данным доклада Global Financial Integrity, из Беларуси в 2004–2013 годах в среднем выводилось в офшоры по $8,82 млрд в год — почти 14% ВВП в долларовом эквиваленте. В результате наша страна за десять лет потеряла 88,2 млрд — сумма, соизмеримая с российской помощью. А из самой России в то же время было выведено свыше $1 трлн. В придачу, как Москва, так и Минск могут попенять на «союзные схемы» фиктивного экспорта-импорта, с помощью которых умельцы выводят из обеих стран миллиарды долларов.

Тем временем в самой России лишь 13 регионов из 85 являются недотационными, да и то благодаря нефтяным и иным сырьевым доходам или аномальной концентрации крупного бизнеса.

slide
slide
slide
slide
slide
slide
slide

Их инвестиции и наши долги

По объемам инвестиций в белорусскую экономику Россия кажется абсолютным лидером. На ее долю в 2019 году приходилось 44,2% от всех поступивших инвестиций ($3,1 млрд) и 37,3% — прямых ($1,7 млрд). В свою очередь, на российские компании приходится 62,3% белорусских инвестиций за рубеж ($274 млн), в том числе 71,1% — прямых. Правда, 3/4 прямых инвестиций у нас традиционно составляют «долговые инструменты», а проще говоря — задолженность белорусских «дочек» по поставкам зарубежных компаний-инвесторов. Так что эти «инвестиции» лишь отражают динамику и структуру экспортно-импортных операций.

Среди организаций с иностранными инвестициями, действующих в Беларуси, 37% созданы с участием резидентов РФ. Но их число не растет, а в прошлом году даже несколько снизилось. Россияне лидируют по доле в накопленных иностранных инвестициях в нашу страну (23,2%), существенно опережая Кипр (17,7%), Турцию (6,8%) и Нидерланды (6,6%). Однако в прошлом году по доле поступлений в уставные фонды россияне с 5,4% уступили Кипру (17%), ОАЭ (8,7%), Швейцарии (6,6%) и даже Виргинским островам (6,5%). По ПИИ на чистой основе Кипр тоже опережает Россию. Впрочем, тут недоработка наших органов, не выясняющих, кто является настоящим владельцем и бенефициаром капиталов, поступающих в Беларусь из дальних теплых стран.

Абсолютным лидером Россия является и по объемам внешней кредиторской и дебиторской задолженности. Российские компании на 1 октября 2019 года были должны белорусским почти $2,2 млрд (45% общей суммы), а белорусские российским — $1,8 млрд (33,6%). При этом просроченная задолженность российских компаний составила более 150 млн и сократилась с начала года на 5,1%, а просроченная задолженность белорусских предприятий россиянам — почти столько же, увеличившись на 31,9%. Причин тому множество, и одна из них — трудности со сбытом белорусской продукции в РФ, усиление конкуренции и слабый контроль за своими товаропроводящими сетями. Так что поводов для взаимных упреков во внешней торговле всегда хватает.

Белорусы не хотят в Россию. Россияне не хотят хотеть Беларусь


Office Life сопоставил данные соцопросов в России и Беларуси о том, какие отношения между двумя странами хотят видеть обычные белорусы и россияне. Без дураков и «дорожных карт».

Итак, 17% россиян за вхождение Беларуси в состав России на правах субъекта федерации — таковы данные соцопроса, проведенного ВЦИОМ в январе 2019 года.

При этом только 1,4% белорусов выбрали такой же вариант «объединения» (Белорусская аналитическая мастерская (BAW), октябрь 2019 года).

Объединение в Союзное государство на равноправной основе выбирают 18% россиян и 15% белорусов. Но посмотрите на различие в ином выборе интеграции: 48% россиян и 75% белорусов согласны с тем, что «объединение не нужно, нужны просто хорошие добрососедские отношения».


«Поглотителей» Беларуси стало меньше

Всероссийский центр изучения общественного мнения такие же вопросы задавал россиянам в 2005–2009 годах и повторил опрос через 10 лет. За это время мнение об интеграции Беларуси и России у россиян претерпело любопытную трансформацию.

Доля сторонников объединения России и Беларуси как двух равноправных государств уменьшилась за десять лет в два раза.

Доля ратующих за поглощение Беларуси падает с 39% в 2005 году до 17% в 2019-м. Эти 17% россиян, конечно, пугают. Но при такой динамике еще через десять лет их доля может снизойти до статистической погрешности (или до белорусов, которые против собственной независимости, — 1,4%).

Зато доля тех, кто за просто хорошие отношения двух стран без всяких объединений, выросла с 29% в 2005 году до 48% в 2019-м. Десять лет назад за просто нормальные отношения выступали 40% россиян. Это президентам на заметку.

Чем белорусы не россияне?

Сравним данные статистики: в чем Беларусь очень отличается от России?

Россияне — театралы: 255 посещений театров в год на тысячу человек, в Беларуси — 188. К тому же в год средний россиянин съедает 117 кг хлеба, белорус — 81 кг. Так что в хлебе и зрелищах мы проигрываем. Зато мясо, молока, картофеля, овощей и фруктов на душу населения белорус потребляет больше. Картофеля — почти в два раза (172 кг против 91 кг). Но питаются белорусы менее калорийно: в день потребляем 2586 килокалорий, против 2655 — в России. Белорусы потребляют больше белков и жиров, россияне — углеводов. Любопытно, что за время санкций калорийность пищи у россиян выросла, у белорусов — снижается. Да и живут белорусы почти на 2 квадрантных метра просторнее (27 кв. м против 25,2 кв. м жилплощади в России).

Белорусы: лечат психику, спиваются

О наболевшем. Заболеваемость алкоголизмом в Беларуси в два раза выше, чем в России. Знаем, вы думали наоборот. Но вот статистика по смертельным отравлениям алкоголем: в Беларуси — 20,3 смерти на 100 тысяч человек, в России — 10,5. И наконец, обычные белорусы больше россиян тратят на спиртное и сигареты: 3% расходов семейного бюджета у нас, против 1,6% в России.

Диагноз «вирусный гепатит» ставится в России в 17 раз (!) чаще, чем в Беларуси, «сифилис» — почти в 4 раза чаще у них. Наш диагноз: «злокачественные новообразования» 3065 случаев на 100 тысяч населения в Беларуси и 2471 — в России. Нечто неладное у белорусов с «психическими расстройствами»: 1135 случаев в Беларуси и 1007 — в России. Возможно, потому смертность от самоубийств в Беларуси в 1,4 раза выше, чем в России, хотя в 2005 году было наоборот.

Россияне: больше угоняют автомобили, ездят на них и хуже водят

На 100 тысяч человек в Беларуси всего-то 0,2 угона авто против 2 угонов в России. Хотя, казалось бы, в России на 100 семей 58 автомобилей, в Беларуси — только 42 авто. При этом у россиян намного больше совершается ДТП на дорогах (соотношение аварий на 100 тысяч населения: 36 — в Беларуси на 115 — в России).

Белорусы: украдут, но не убьют

На 100 тысяч человек в Беларуси 4,4 убийства, в России — 8,8. По преступлениям вообще — тоже впереди россияне (в 1,5 раза). Разбойные нападения, мошенничество, грабеж, «наркота» — всего этого в разы больше в России.

Белорусы — тихие и незаметные домушники. Если в России 4,2 квартирной кражи на 100 тысяч населения, то в Беларуси — 10 краж. И взяточничество — тоже наше. В 5 раз больше, чем в России. И так на протяжении 20 лет...

Они добывают нефть, мы — мясо и молоко

В производстве товаров на душу населения белорусы «делают» россиян почти по всем пунктам. Тракторы (в 8 раз), мясо (в 2,5 раза), молоко (в 3,5 раза), картофель (в 2,5 раза). Проигрываем в добыче нефти: 3427 кг в России против 174 кг — у нас.

Что в итоге

Понадобилось 20 лет, чтобы руководители и некоторая часть населения Союзного государства начали задумываться: что, собственно говоря, было создано, зачем и что с этим делать? Последние события показывают, насколько по-разному стороны понимают дух и букву заключенных договоренностей.

Сколько бы ни говорили с трибун о равноправной основе союза, дальнейшая интеграция неизбежно свернется если не к политической аннексии, то к экономическому порабощению. Понадобятся чудеса дипломатической изворотливости, чтобы избежать такого исхода. Трудно надеяться, что унификация законодательства будет проходить под знаком равенства, когда речь идет о столь различных по размерам и структуре экономики странах. Если Москве удастся навязать Минску свои правила, белорусская экономика быстро утратит большую часть своих конкурентных преимуществ не только на российском, но и на собственном рынке. Так что «свядомыя» патриоты и президент, вероятно, с одинаковым скепсисом встретили призыв российского премьера Дмитрия Медведева не бояться частичного уменьшения суверенитета из-за интеграции.

Пока критичным для выживания белорусского режима являются объем и цены поставок нефти и газа, компенсации, кредиты, явные и скрытые дотации, суверенитет страны остается под угрозой. Снизить ее могли бы реформы, более глубокие, чем предлагаемая Москвой интеграция. Но чтобы нырнуть в них, требуются ценности и качества, которые у белорусских властей гораздо более дефицитны, чем бюджет будущего года...

Тем более что в Минске и сейчас полагают, что вполне можно плавать на имеющемся уровне. А чтобы в глубину не очень тянуло, желательно просто сохранить комфортные цены на энергоносители и устранить торговые барьеры — разумеется, те, которые мешают движению наших товаров.

Фото: телеграм-канал «Пул первого», kremlin.ru


Поделиться:
Курс бел. рубля 02.07.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.42202.4250
12.72602.7280
p1003.42503.4300
Б/нал. (НБРБ)
$12.4243
12.7228
p1003.4159