Деньги

Инвестпортфель на 2020 год. На что обратить внимание

Источник: Рекламный материал
Директор инвестиционной компании «Айгенис» Олег Сафроненко оценивает стратегию инвестирования в 2020 году, предрекает большую волатильность на финансовых рынках, советует держать капитал в «голубых фишках» и выбирает формулу «оправданного» инвестпортфеля: 50% — в кеше, 40% — в гос­облигациях.
Олег Сафроненко

Олег Сафроненко

— Олег Николаевич, распространено мнение, что рынка ценных бумаг в Беларуси не существует или он микроскопически мал. Так ли это?

— Ответ на этот вопрос — и да и нет. С одной стороны, нельзя сказать, что рынка ценных бумаг в стране нет, какой-то он да есть. Мы имеем полноценную рыночную инфраструктуру, у нас есть определенно заинтересованные субъекты рынка, но абсолютно отсутствует качественный инструментарий. Развитые фондовые площадки — это сотни и сотни предложений для инвесторов. Мы похвастаться этим, к сожалению, не можем.

Наш рынок ценных бумаг сегодня представлен в основном долговыми инструментами — облигациями (государственными, банковскими, корпоративными). Рынок акций развивается туго, тому есть объективные причины: он требует широкой приватизации, которой сегодня нет.

Рынок облигаций развивается очень динамично, хорошими темпами: прирост за последние несколько лет — в разы. Связано это в первую очередь с тем, что, с одной стороны, частный инвестор цепляется за любую возможность увеличить доходность на инвестиции в условиях полного доминирования банковских вкладов, с другой — действуют жесткие требования в области банковского кредитования, которые заставляют заемщиков искать другие варианты фондирования бизнеса. Соответственно, рынок частного капитала и заемщики встречаются на рынке облигаций. Это и есть основной инструмент фондового рынка, что делает его однобоким.

— Какой класс активов из тех, которые вы отслеживаете, показывает лучшую доходность с начала года?

— Наверное, все обратили внимание на то, как укрепилась белорусская валюта по отношению к корзине валют с начала года. По нашему мнению, все, что было вложено в белорусском рубле, показывает лучшую доходность. Это наиболее эффективные вложения на текущий момент с начала года. В первую очередь это облигации, номинированные в белорусских руб­лях. Средняя доходность по ним составляет около 13% годовых плюс рост курса белорусского рубля — этот фактор и определяет большую эффективность. Но, повторюсь, на текущий момент.

— Какие примеры ежегодной доходности акций, долгосрочных и краткосрочных облигаций вы приводите клиентам, побуждая выбирать для себя инструменты?

— Если абстрагироваться от возможностей внешних финансовых рынков, на которые выход для нас и наших клиентов ограничен по причине законодательства, мы практически не работаем с акциями на внутреннем рынке. Просто потому, что этого рынка нет. Конечно, мы отслеживаем эффективность ряда предприятий, чьи акции представлены на торгах БВФБ, но делаем это в частном порядке, скорее для себя, и пока не предлагаем клиентам составлять портфели с включением в них этих активов: выбирать из двух-трех акций очень сложно и неэффективно.

Тем не менее мы с интересом наблюдаем и прислушиваемся к поступающей информации о возможных изменениях в плане доступа профессиональных участников Республики Беларусь на рынки ЕАЭС. В частности, ожидается, что они получат статус профучастников на российском рынке. Это может означать, что откроется доступ к более качественным фондовым площадкам. Когда это произойдет, мы сможем предлагать более широкий спектр инвестиционных продуктов. Очень надеемся, что этот процесс не затянется. Пока же мы предлагаем клиентам исключительно долговые инструменты.

Если говорить о примерах доходности — это 5–6% годовых в валюте по долгосрочным вложениям и до 3% годовых со сроками до года. В белорусских рублях мы ориентируем клиентов на 13–14% годовых по длинным срокам и около 9–10% — по коротким.

— Чаще клиенты приходят за тем, чтобы получить от вас инвестиционную идею, или чтобы реализовать свою?

— Клиенты в большинстве своем приходят в поисках альтернативы банковским вкладам. Причем мы не говорим о необходимости выстраивать сложные стратегии для удовлетворения требовательного спроса. Нет. Речь идет о простой альтернативе. Именно это и характеризует нашего инвестора сегодня: есть депозит со ставкой 2% годовых, предложите что-то лучше, но без риска.

Сегодня основной объект вложений у нас — это депозиты.


При этом $7 млрд население держит во вкладах в валюте и еще $3 млрд в эквиваленте — в белорусских рублях. Если эти цифры сравнить с общим объемом инвестиций в стране, то получится, что вклады — 70–75% всех инвестиций. Это очень много.


На развитых рынках такой пропорции нет, во вкладах держат не более 20% всех инвестиций. Остальное — вложения в фонды, акции, деривативы, спекулятивные инструменты.

Недостаточная финансовая образованность и отсутствие широкого предложения инструментов со стороны рынка дают о себе знать. Люди недовольны низкими процентными ставками по вкладам и интересуются, есть ли что-нибудь еще. При этом в большинстве случаев не рассматривают спекулятивные инструменты. Когда мы говорим, что через банковского профучастника есть возможность присмотреться к внешним рынкам, нам отвечают: нет-нет, когда есть депозит, нам спокойно, дайте нам такой же спокойный альтернативный инструмент, — вот и вся инвестиционная идея. Мы занимаемся тем, что предлагаем такие альтернативы. На сегодня наша компания выпустила три выпуска собственных облигаций, которые обладают усредненными характеристиками ценных бумаг, находящихся в обеспечении этих выпусков с различными показателями риска и доходности. Таким образом, мы попытались как-то разнообразить рыночный инструментарий и добавить удобства.

— А какие инвестиционные инструменты вы могли бы рекомендовать сегодня как наиболее перспективные с точки зрения приумножения капитала?

— В первую очередь я бы обратил внимание на возможности инвестиционных фондов. В прошлом году был принят соответствующий закон, который потенциально открывает двери развитию таких финансовых институтов. К сожалению, сегодня мы не видим активного продвижения на рынке в этом направлении, однако считаем, что в ближайшее время они должны появиться. Интерес к инвестфондам в первую очередь связан с возможностью опосредованного (через паи или акции) включения в инвестиционный портфель не только фондовых активов, но и других видов активов, потенциально интересных с точки зрения приумножения капитала.

— Верно ли, что краткосрочные финансовые вложения, менее чем на год, являются очень рискованными и убыточными?

— Наоборот, чем более короткое вложение, тем меньше рисков: это аксиома. К примеру, если у облигации от эмитента есть оферта, это всегда лучше, чем если бы ее не было. По сути, вы получаете опцион на возможность выйти из рискового актива. На таком низколиквидном рынке, как у нас, подобная опция — большой плюс.

— Каким инвестиционным инструментам сейчас отдают предпочтение более опытные инвесторы?

— Да, можно сказать, что у нас сформировалась группа инвесторов, которая имеет определенный опыт в работе с финансовыми инструментами. Хотя опытом это назвать сложно, ведь даже текущие возможности более активного инвестирования через договоры доверительного управления наши инвесторы получили совсем недавно. То есть мы в любом случае можем говорить об опыте, который был приобретен на внутреннем рынке. И нужно честно признать: положительный опыт для таких инвесторов — это тот, который позволил пережить «исторические» волнения на финансовых рынках.

В условиях нашей страны опыт — это «лучше меньше, но свое». То есть это предпочтение более низких процентов и гарантий. Такие инвесторы хранят деньги в первую очередь в надежных инструментах. Да, они диверсифицируют инвестиционный портфель: 70% хранят в надежных инструментах, 30% отдают спекулятивным программам (работают с акциями, в том числе на международном рынке, играют на рынке Форекс). Но основной объем средств держат под гарантиями.

— Есть ли интерес инвесторов к структурным продуктам?

— Интерес есть — продуктов нет. Структурированный продукт — это сложный финансовый инструмент, который опосредует набор более простых финансовых инструментов. То есть за счет отдельных характеристик элементов, включенных в него, мы получаем более сложные характеристики конечного продукта. Целью вложения в такой продукт является возможное увеличение эффективности вложений за счет переменных.

Появление таких продуктов возможно только на относительно развитом финансовом рынке с подготовленной для этого законодательной базой.

— Один известный российский инвестор дал такой совет для формирования инвестпортфеля на этот год: 50% денег держать в кеше, остальные 40% — в «длинных» госбумагах и еще 10% — в рисковых активах с негарантированным доходом. Что вы думаете о таком портфеле? Можно ли его рекомендовать белорусским инвесторам?

— Мне понятен этот подход. Дело в том, что в ближайшие год-два закончится 12-летний экономический цикл. И в этот период мы будем наблюдать большую волатильность на финансовых рынках, неопределенность. Уже сейчас мы видим отголоски такой неопределенности.


Экономисты широко обсуждают возможную рецессию на мировом рынке. Центральные банки начинают готовиться к этим событиям, адаптировать к ним свою денежно-кредитную политику. Высокая волатильность — это всегда большие риски, спекулятивный характер инвестиций. Поэтому, если мы настроены сохранить капитал, найдя актив, чтобы пересидеть этот период, то лучшим активом является кеш. Так как все, что вложено, подвержено большому риску.


В любом случае рынок будет падающим, мировые индексы уже корректируются. Есть большая вероятность, что на мировом рынке начнутся глубокие «просадки», а это повлияет на глобальный финансовый рынок.

Поэтому логичным будет следующее распределение: 50% — в кеше, 40% — в гос­облигациях. Такой подход на ближайшие год-полтора определенно является оправданным.

— Какие инвестиционные стратегии вы предлагаете своим клиентам? По прогнозам, в этом году должны быть успешны спекулятивные стратегии. Это подтверждается?

— Это отголосок предыдущего вопроса. Наши инвестиционные стратегии: держите деньги в надежных финансовых инструментах. Хотите в акции войти — держите капитал в «голубых фишках», по крайней мере есть вероятность, что они просядут меньше или быстро восстановят свою стоимость. На российском рынке есть неплохие эмитенты с известными именами. Но мы по причине законодательных ограничений не выстраиваем свои портфели с использованием внешних инструментов. Мы можем предлагать только внутренние инструменты, и самый надежный из них — это государственная ценная бумага.

— Какой объем активов у вас под управлением?

— Объем инвестиционного портфеля наших клиентов составляет около $20 млн. Это тот портфель, которым, по сути, мы управляем. Да, объем не такой значительный, если сравнить с брокерами на российском рынке, к примеру. Но и рынки ведь разные.

— Какие у вас ожидания по курсу белорусского руб­ля? В какой валюте вы храните деньги компании?

— Вероятно, до конца года белорусский рубль скорректируется в сторону понижения. Российский рубль корректируется, а белорусский — твердо держится, что удивляет. Ведь это сильно влияет на экспортеров, а мы все-таки экспортирующее государство. Как нам видится, до конца года коррекция будет до уровня 2,17–2,18 BYN/USD. То есть к текущему уровню это составит 6–7%.

Мы стараемся придерживаться консервативной политики распределения средств, то есть согласно структуре пассивов компании. На сегодня это преимущественно иностранная валюта.

— Какие цели преследует ваша компания в 2019 году?

— Мы являемся проф­участником рынка ценных бумаг. По законодательству, это исключительная деятельность. Составляющие лицензии: дилерская деятельность, брокерская деятельность, доверительное управление.

ЗАО «Айгенис» значительный период своей жизни уделяло внимание дилерской деятельности — покупке-продаже бумаг за свой счет. Можно сказать, мы совершенствовались сначала сами. А 2018–2019 годы знаменуются тем, что профучастники начали активно интересоваться частными клиентами. Критическая масса депозитов вынуждает частного инвестора присматриваться к фондовому рынку. Оживляется рынок брокерских услуг. Мы также хотим быть на этом рынке. Развитие в этом направлении является приоритетом на текущий и на следующий год.

Мы работаем над созданием возможности более простого доступа для наших клиентов к рынку ценных бумаг Республики Беларусь. До конца года у нас появится мобильное приложение, которое позволит нашим клиентам реализовать такую возможность.

Кроме того, сейчас мы готовим к выпуску еще несколько продуктов, которые добавят альтернатив традиционным продуктам. Пока не буду раскрывать детали, но уверен: наши предложения должны найти интерес среди частных инвесторов.

— Какие ожидания формирует у инвесторов выход Минфина на российский рынок?

— Вопрос заключается в том, какие цели преследует Минфин. Ведомство дифференцирует заемные источники по валютам и таким образом сокращает свои риски. Что это значит для инвесторов? Как минимум, появляются новые качественные предложения от надежного эмитента. Жаль, что пока этими инвесторами являются только нерезиденты, но мы ведь надеемся.

Office Life

Впервые материал был опубликован в журнале «Бизнес-ревю» № 5 (147).

ЗАО «Айгенис». УНП 100862882


Курс бел. рубля 20.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.56802.5700
13.03903.0500
p1003.40003.4180
Б/нал. (НБРБ)
$12.5658
13.0414
p1003.4205