Склад

Эксперт: «В Беларуси производители рассматривают логистику как убыточную часть своих финансов и не видят добавочной стоимости для бизнеса»

Автор: Оксана Кузнецова
Насколько перспективны инвестиции в логистику, высоки ли барьеры входа на этот рынок, может ли туда попасть малый бизнес, мешает ли доминирование государства? Об этом Office Life поговорил с международным экспертом Европейского банка реконструкции и развития Робертом Любанди. Он выступит одним из спикеров на конференции «Логистика: вызовы и возможности», организованной ЕБРР 15 ноября в Минске.
Роберт Любанди

Роберт Любанди

— Роберт, как вы оцениваете нынешнее состояние рынка складской логистики в Беларуси?

— Состояние рынка я могу оценивать на основе того, какие запросы получаем мы или другие компании от потребителей логистических услуг. Видно, что сейчас этих запросов мало, к тому же они не касаются специализированных складов и больших логистических центров. Это означает, что в целом рынок логистики в Беларуси не достиг уровня, который можно было бы назвать развитым. План девелоперов, согласно оценке местных экспертов, — построить в 2020 году 98 тыс. кв. метров складской недвижимости — дает отображение того, насколько мал ваш рынок. Представьте себе, что в странах Восточной Европы 98 тыс. кв. метров — это 2 проекта. Таких проектов в Польше более 100.

— То есть вводимые мощности в следующем году никакого влияния на рынок не окажут? А у нас рынок дефицитный, на ваш взгляд?

— В Беларуси только начинают понимать для чего нужна логистика и что это такое. Зачастую производители рассматривают логистику как убыточную часть своих финансов и не видят добавочной стоимости для бизнеса, на которой можно заработать. Пока не поменяется такой подход, рынок будет дефицитным.

По запросам видно, что наши клиенты стараются где-то разместить свой товар, найти подходящее решение, сделать эту часть своего бизнеса прибыльной. Когда приезжаем на место, чтобы решить проблему, чаще всего видим небольшую площадку, окруженную забором. И стараемся ее вписать в логистические потребности клиента.

Если говорить о рынке, на котором логистика активно развивается, тогда мы видим проекты типа «гринфилд» (greenfield — проект, создаваемый на абсолютно новом участке), где площадки сразу проектируются под потребность логистического процесса. Логистика строится изнутри наружу, а не наоборот. А сейчас ситуация такая: кто-то получил какое-то не очень удобное здание и говорит: сделай мне внутри логистику. Это показывает, что вы в самом начале пути.

— Вредит ли рынку то, что основные складские комплексы в Беларуси принадлежат государству?

— Это непринципиальный вопрос, если государство понимает, как управлять таким бизнесом, как логистика. У Беларуси сейчас есть шанс. Страна расположена на пути из Европы в Россию — это хорошая возможность воспользоваться географическим расположением и сделать ставку на логистику, открыть транспортные коридоры, предлагать логистические услуги для соседей. Если государство это сделает грамотно, не вижу ничего предосудительного в факте его управления.

— Насколько перспективны у нас инвестиции в складскую логистику, какова доходность этого бизнеса?

— Информация, которая у нас есть, — это или коммерческая тайна, или, как я уже говорил, борьба с расходами. К вопросу, насколько она может быть прибыльной, есть вариант открыть транспортные коридоры и проводить «растаможку» не на границе, а внутри страны. Подготовить логистические центры для перемещения грузов в другие страны СНГ. Все это можно делать в хорошо организованной отрасли логистики, и она будет прибыльна. Но для этого нужна программа действий минимум на 5 лет. Тогда можно будет увидеть прибыльность этого бизнеса в будущем. Сколько это приносит прибыли, могу сказать, сравнивая с похожим бизнесом в других странах. На специализированных логистических услугах компании зарабатывают от 5 до 12% чистой прибыли.

— По вашей оценке, высоки ли барьеры входа на этот рынок, что можно посоветовать начинающим компаниям?

— Начинающая компания должна первым делом посмотреть на свое расположение, присмотреться к участкам вблизи транзитных дорог, где можно организовать процесс «растаможки», перегруза, первоначальной комплектации, чтобы создавать добавленную стоимость. Будущее логистики в Беларуси я вижу в развитии процесса комплектации и более специализированных услуг, в том числе для e-commerce, которая сейчас активно набирает обороты. В Европе в некоторых отраслях уже 40-50% торговли происходит через интернет.

— Насколько конкурентны цены белорусских логистических центров в сравнении со странами-соседями?

— Могу сравнить с Украиной и Россией. Там транспортные компании более конкурентны, у них достаточно логистических площадок, складов. Ведь сам транспорт без добавления стоимости к товару — это слишком мало. Для развития полной логистической цепочки конкурентоспособности только в транспорте недостаточно.

— Что главное в бизнесе логистического оператора: тонны обработанных грузов или рентабельность, EBITDA этого процесса?

— Однозначно — EBITDA как показатель финансовой эффективности. Важно к грузу добавлять услугу, тогда бизнес получается более рентабельным, увеличивается EBITDA. Не каждый оператор может предложить определенную часть услуг, комплектацию под заказ — то, что требует конечный клиент. Количество тонн — это не тот показатель, который надо учитывать.

— Исходя из своего опыта вы можете сказать, для кого проблемы с логистикой стоят острее: для малого или крупного бизнеса?

— Сейчас больше проблем с логистикой у малого бизнеса. У вас высокий барьер для входа, а именно получение разрешения на строительство, поэтому малый бизнес старается пользоваться старой инфраструктурой. А это означает всегда более дорогую логистику. Бизнес-процесс преобразования многоэтажных складов, построенных еще в 1970-х годах, в логистические центры намного дороже. Поэтому большой барьер, который я вижу, — это доступ к земле и получение разрешения на строительство. Если этот барьер убрать, то малый бизнес сможет войти в эту отрасль.

— Этот бизнес, наверное, требует значительных капиталовложений, а в Беларуси есть проблемы с инвестициями. Поэтому вряд ли мы можем развить отрасль быстро.

— Здесь я с вами не согласен. Есть модели логистических операторов, которые инвестируют в свои специализированные, автоматизированные склады, когда у них есть клиент, который готов отдать услугу специализированной компании. Тогда капитал частично привлекается от конечного клиента. При долгосрочных договорах (5-8 лет — обычный срок окупаемости проекта) оператор может получить  деньги от конечного клиента, плюс возможна помощь банков — ЕБРР, например. Поэтому, думаю, не проблема найти деньги, чтобы развивать такой бизнес.

Фото предоставлено собеседником.


Поделиться:
Курс бел. рубля 21.11.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.04802.0510
12.26502.2690
p1003.19503.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0476
12.2667
p1003.2008