Карандаши

Профориентационный психолог Анна Исаенко: «Учителя и родители патологически боятся ошибиться. И вредят детям — учат бояться ошибок»

Источник: Ирина Матяс
Как подростку понять свое профессиональное предназначение, как в зрелом возрасте найти свое направление в IT, у кого есть задатки дизайнера, у кого — бизнес-аналитика? Об этом наш разговор с Анной Исаенко, профориентационным психологом, спикером конференции Open IT.
Анна Исаенко
Анна Исаенко
Справка Office Life

Open IT — ежегодная (бесплатная) профориентирующая и обучающая конференция для тех, кто хочет войти в IT. Организатор — Образовательный центр ПВТ. В 2019 году конференция пройдет 21 сентября в отеле «Пекин».

— Анна, формула «хорошо идет математика в школе — пойду в программисты, бухгалтеры, банкиры» сегодня работает? Как сейчас принимаются решения о выборе профессии?

— Решение о выборе профессии — это первый взрослый выбор. И человек делает его в 15−18 лет, когда еще не каждый готов этому психологически.
Много лет занимаясь помощью подросткам в выборе профессии, каждый разговор я начинаю метафорой. Управление своей жизнью немного похоже на управление автомобилем. Какое-то время ребенок едет на заднем сиденье машины, которой управляют родители. Но наступает момент, когда человек впервые берет руль управления своей жизнью на себя. И первый взрослый выбор, который перед ним встает: кем быть?

Психолог в этом распределении ролей — инструктор по вождению. Сам поворот руля делает все равно молодой (или зрелый) человек самостоятельно. Даже тогда, когда жмет на тормоз.

Прежде чем принимать взрослые решения, ребенка надо научить учиться. А это гораздо шире, чем решать задачи по математике или биологии. В рамках школы известного психолога Даниила Борисовича Эльконина замечательно разработана структура учебной деятельности. Допустим, ты столкнулся с трудностями, у тебя появилась проблема. Осознав это (шаг № 1), переходи к шагу № 2 — переформулируй проблему в терминах задачи: например, как сделать так, чтобы стало лучше, больше, интереснее. Потом переходи к шагу № 3, рефлексии: у меня сегодняшнего есть способ решения задачи или нет? Если нет, а это тоже нормально, ищи — погугли, подпишись на тематические мероприятия, послушай людей, поговори с ними, чтобы найти решение. Если способ решения задачи есть, переходи к шагу № 4 — моделированию вариантов решений. А уже потом поиграй с моделью: если я таким путем пойду, что получится, какие последствия могут быть, устроит ли меня это? И делай шаг № 5 — принимай решение и действуй. Сделай, накосячь, проанализируй, что сделал не так, исправь… Ошибаться нестрашно — страшно не делать, не анализировать. А у нас сложилась система, когда учителя и родители патологически боятся ошибиться. И вредят детям — учат и их бояться ошибок.

Если человек умеет учиться, проблема выбора профессии решается им, как задача. И у этой задачи есть способ решения — в чем потенциальная или актуальная одаренность человека. Как только ты это понял, дальше начинается дорога самореализации длиной в жизнь. И яркая судьба в профессии.


В классической психологии любой период человеческой деятельности делится на два этапа: мотивационный и операционно-технический. Мы часто абсолютизируем второй, операционно-технический этап: научись пахать, трудись — и будет тебе счастье. Но просто труд — это рабство. Мы пропускаем и недооцениваем первый этап, побудительный, поиска мотивации и ответа на вопрос «зачем это мне?». Если человек чего-то сильно захотел — он горы свернет.


Мотивацию можно и нужно искать. Подростки могут примерить активности в игре. Могут отложить решение на год, а не принимать его сразу после окончания школы. Я поддерживаю практику свободного года после школы, когда дети работают волонтерами, путешествуют автостопом. Эрик Эриксон, американский психолог с мировым именем, говорил, что у подростка должен быть психосоциальный мораторий, отсрочка для подготовки к взрослой жизни, принятию на себя взрослых обязательств. И это должен быть период невмешательства государства и родителей в его юношеские дела, когда он пробует одно, третье, пятое… А уже когда найдет свое дело, понадобится 10 000 часов упорного труда по овладению профессией. И только тогда можно стать настоящим экспертом и Мастером.

— Кому чаще принадлежит инициатива обращения к вам — детям или родителям?

— Детей чаще приводят родители. Но недавно была девушка-подросток, которая оплатила консультацию самостоятельно, заработав деньги нелегким трудом кухонного рабочего. Это было ее решение. Как правило, инициатива со стороны ребенка совпадает с ярко-выраженным интеллектуальным потенциалом.

— И как родители реагируют на интерес детей к той или иной профессии, их выбор?

— По-разному. Заходит папа, а впереди него идет статус: «Ужас, я такой уважаемый человек! А мой сын при первой же возможности убегает в гараж, крутит гайки, а потом идет измазанный в машинном масле и позорит меня. Я его в доме пытался запирать, а он спускается со второго этажа по дикому винограду…» Когда мы разобрались, что в перспективе мальчик мечтает создать мастерскую по реконструкции ретроавтомобилей, отец успокоился: «А это уже интересно». После таких случаев я понимаю, что попутно формирую консенсус между родителями и детьми по поводу их профессионального будущего.

Иногда видишь, что ребенок не уверен в своем выборе, мучается: во врачи пойти или в предприниматели? В таком случае я помогаю найти решение в соответствии с видом одаренности. И объясняю, что с медицинским образованием впоследствии можно стать и писателем (как Чехов или Булгаков), шоувумен (как Елена Малышева) и даже предпринимателем, создав свою частную клинику. В любом случае мы проектируем базовую траекторию, которая затем позволит развиваться, принимая решения в зависимости от своих целей и запросов рынка.


Когда в 2014 году я познакомилась с «Атласом профессий» «Сколково» и увидела профессию проектировщика образовательных траекторий, я не совсем ее понимала. Прошло всего 5 лет, и сейчас это моя профессия, я проектирую образовательную траекторию.


Направляю: вот ты начнешь изучать психологию, познакомишься c психологией труда, медицинской, юридической, возрастной психологией, психологией личности — и решишь, что тебе нравится больше. Ты начнешь как врач, познакомишься с педиатрией, терапией, онкологией, хирургией, определишься со специализацией. Моя дочь выбрала профессию врача под влиянием трагических обстоятельств — оказалась в районе метро «Октябрьская» сразу после взрыва, увидела весь этот ужас, и ее переклинило — захотела быть врачом в области медицины катастроф. Но в процессе обучения в медицинском университете ее решение претерпело изменение: на занятиях в рамках цикла «Акушерство и гинекология» она решилась ассистировать при кесаревом сечении. Почувствовав ответственность за жизнь ребенка, осознала: хочу быть неонатологом. Сейчас она профессионально развивается в этом направлении.

— Но вы же не можете давать прямые советы?

— Не могу и не даю. Такие, как я, нужны, чтобы помочь подростку разобраться, где его сильные и слабые стороны, — он сам еще плохо знает себя. Я помогаю человеку принять собственное решение.

— Разобраться при помощи чего — тестов, вопросов?

— Я применяю психологические тесты, которые помогают определить тип характера, интересы, использую и тест на IQ, чтобы сказать: ты сможешь все. Рекомендации «выращиваю» из того, о чем говорит ребенок. Врач заглядывает в анализы, но слушает главным образом жалобы больного. А я заглядываю в тесты, а сама расшевеливаю мечты ребенка.

— Анна, знаю, что вы работаете не только с подростками. Кому еще нужна помощь в профориентации?

— Да, сейчас наблюдаю три волны интереса к профориентационной психологии: -надцать, 30 и 50+. И последний тренд набирает обороты. На мой взгляд, хорошо, что отдвигается пенсионный возраст. У человека появляется время для самореализации. Самый тяжелый личностный кризис связан с пониманием, что жизнь движется к концу и что времени в запасе мало, а ты еще не реализовался. Ты начинаешь ворчать, злобствовать, критиковать молодежь. Но я вижу примеры, когда люди 50+ в какой-то момент обнаруживают, что размер пенсии, время выхода на пенсию их не волнуют, потому что они создали свой проект, свой бизнес, получают материальное и моральное удовлетворение от жизни.

— А в 30 почему? С каким запросом приходят?

— Это тоже время кризиса: «мне уже так много лет, а я еще не реализовал себя». Часто в 30 мерилом реализованности становятся детские, подростковые мечты.

А запрос может звучать по-разному. Но смысл в том, что нет удовлетворения от работы. Ко мне обратилась женщина: «Почему я просыпаюсь по ночам? У меня все в порядке: муж, двое детей, успешная карьера. Но спокойно я сплю, только если завтра мне не надо на работу».

— А если есть потребность что-то изменить, но нет цели?

— Цель — это осознанный результат, к которому хочешь прийти. И этот осознанный результат возникает из предмета потребности. На этом этапе важно встретить яркую личность, которая произведет впечатление и послужит моделью, чей жизненный опыт может дать подсказки. Или важно оказаться в каком-то увлекательном проекте, где можно попробовать различные роли и найти ту, которая прирастет к тебе, как вторая кожа. Именно этим так полезно волонтерство в самых различных его проявлениях.

Об этом написана замечательная сказка о Гарри Поттере. Неслучайно ею увлеклись миллионы людей по всей планете: и дети, и в равной степени взрослые. Сказка о том, как неуверенный в себе потенциально одаренный ребенок узнал о своих возможностях, встретил Волшебника своей мечты Дамблдора, оказался в замечательной школе и прошел через череду интересных проектов, попробовав различные роли и выбрав свою.

Почему я рассказываю эти истории? Обрести мечту — уже дорога к цели.

— Мне кажется, сегодня большинство подростков хочет попасть в IT, мечтает стать крутыми программистами.

— Это не так. Не все хотят, и не всем туда надо. Есть те, кто засохнет в этих профессиях, потому что им с людьми, а не со знаками работать надо. Я вижу 30-летних людей эмпатического склада, которые стремятся поменять профессию, даже если состоялись в программировании и получают высокую зарплату. Они тонко чувствуют потребности других. И им не обязательно все менять кардинально — можно, оставаясь в этой же отрасли, двигаться в дизайн, управление проектами, сферу HR, маркетинг продукта.

— Анна, а как вы определяете, кому куда дорога?

— Провоцирую на мечты. Задаю вопросы, и человек сам рассказывает о своей одаренности, проявляет то, в чем для него смысл жизни: в отношениях, истине, вере, предпринимательстве, коммуникации.

Иногда здравый смысл нужно выгнать за дверь, выключить критику и поставить амбициозную, немного наглую цель. Мечтаешь на миллион — 500−700 тыс. точно возьмешь! Без мотивационной стадии ничего не будет. Надо, чтобы «торкнуло». А происходит это, когда просто так, ни за что получается лучше, чем у других. Когда все твои задатки реализуются лучшим образом. Когда можешь делать что-то не уставая. Делаешь больше — получается лучше. Слышишь: «А ты молодец» — получаешь социальное одобрение, у тебя просят совета. Ты осознаешь свою одаренность.

На поиски одаренности меня мотивировал мой Дамблдор — почетный профессор МГУ, почетный академик Российской академии образования, автор концепции одаренности Диана Борисовна Богоявленская. Ей скоро исполнится 87, но энергетика на ее выступлениях зашкаливает — ум острый как бритва, горящие глаза, физическая красота, несмотря на возраст. Это заразно. Теперь и я пытаюсь распознать в каждом одаренность, нащупать ту самую внутреннюю мотивацию.

— Выбор профессии — это первый взрослый выбор? Есть и другие взрослые выборы?

— Таких взрослых выборов, на мой взгляд, три: кем быть, с кем жить, за какие ценности бороться? До третьего поднимаются далеко не все, да, впрочем, и до первого иногда не дорастают.

— Анна, о чем будете говорить на Open IT? В чем предмет вашего сотрудничества с IT-академией?

— Как помочь людям распознать, кто он: инженер-программист, тестировщик, бизнес-аналитик, дизайнер, маркетолог? У взрослого человека 30+, как правило, нет времени пускаться на поиски себя в волонтерские проекты. Если он решил что-то изменить в своей жизни, надо помочь ему распознать то, что надо ставить во главу угла при принятии решения — вид его потенциальной одаренности. Она есть у каждого. Но иногда белая сова не прилетает, и человек не узнает об этом вовремя.

— И как вы будете помогать?

— Люди поиграют, проявят в игре свои сильные стороны, а за игрой понаблюдают эйчары. Игра в данном случае не праздное времяпрепровождение. Это модель будущей деятельности. После игры последует рефлексия: какую природосообразную роль в игре выбрал для себя человек, какая потенциальная одаренность так проявляется и какую профессию в IT он может для себя выбрать (если захочет)?

— Но у эйчаров явно есть критерии оценки, и они себе ставят галочки. И как в игре должен проявиться дизайнер?

— Дизайнер — это человек с эмоциональной одаренностью, эмпат. Для того чтобы разобраться в этом, я специально ходила на мастер-класс в «Имагуру». Нам дали задание придумать дизайн сайта для самостоятельных путешественников. Мы расспрашивали людей, которые имеют опыт самостоятельной организации путешествий, об их самых удачных путешествиях и про неудачи в этом деле, о том, где возникают косяки. 


Из этого мастер-классая я вынесла главное: что дизайн в IT — это, конечно, и «про красиво» тоже, но в первую очередь — про «удобно для клиента». Дизайнером может быть тот, кто умеет сочувствовать и сопереживать людям, кто умеет расспрашивать и как бы «вживаться» в образ мышления и мироощущение клиента или его целевой аудитории.


Дизайнер воспроизводит логику принятия решений и проектирует, основываясь на том, «как человеку будет удобно», а не на том, как компании быстрее и дешевле сделать сайт. Это разные логики. Дизайнер может и должен абстрагироваться от своей логики, логики компании и нырнуть в логику клиента.

— А бизнес-аналитик?

— Это человек с качествами дизайнера, помноженными на 20. Он должен быть и программистом, и психологом, и специалистом по организационному консалтингу.

Представьте, приходит айтишник на территорию другого бизнеса — например, фэшн-индустрии, где ему нужно автоматизировать какие-то бизнес-процессы. Он по определению не является профессионалом на той территории. Он должен быть готов к тому, что придется многократно дорабатывать и шлифовать итоговый вариант программного продукта. Что-то решается на той территории неформально, в курилке, и об этом забыли сказать, что-то всплывает по ходу работы. И бизнес-аналитик должен спокойно воспринимать вновь открывшиеся обстоятельства и требования, не бояться переделать раз, другой и даже двенадцатый, пока не выйдет именно так, как удобно клиенту.

А сомневаться, думать о том, как сделать другому хорошо, — не совсем в нашей культуре. У нас, наверное, в наследие от авторитаризма, процветает культура, когда родители лучше знают, что хорошо для их детей, учитель — как лучше ученикам, президент — предпринимателю, муж — жене, а жена — мужу. А бизнес-аналитик — это про то, как узнать, что хорошо для клиента и для клиента клиента. Как в стоматологии, когда врач, поставивший пломбу, дошлифовывает ее под ваш индивидуальный прикус.

— В IT так же важно найти себя, как в любой другой профессии?

— IT такая же безбрежная область, как и медицина. Она позволит стать и программистом, и предпринимателем, и маркетологом, и дизайнером, и бизнес-аналитиком, и карьерным коучем. А цена ошибки такая же. Просто тому, кто входит в IT с нуля, в зрелом возрасте, выбор делать легче. Он лучше понимает, что ему ближе. Если взращивать в себе культуру рефлексии — кто я, что мне нравится, что я не люблю — и признавать за собой право на счастливую жизнь, то верных выборов станет в разы больше в любом возрасте, а моя работа будет не нужна.

Фото: Алексей Матюшков

Поделиться:
Курс бел. рубля 23.02.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.21102.2150
12.38802.3900
p1003.43203.4450
Б/нал. (НБРБ)
$12.2120
12.3885
p1003.4401