Технологии

Как понять, переживешь ли ты цифровую трансформацию

Источник: Рекламный материал
Совсем недавно в поисках нужного товара мы долго ходили по рынка или моллам. Сейчас задаем вопрос «гуглам» или «алиэкспрессам», капитализация которых интенсивно растет. Переход к цифровому обществу ключевым образом меняет все вокруг. Например, Сбербанк России отказался быть просто банком и решил переформатироваться в технологическую компанию. Кто не успеет понять, как нынче меняться ему, завтра просто исчезнет. На традиционный вопрос «что делать?» мы попытались ответить вместе с директором компании SQUALIO Игорем Татаровским.
Игорь Татаровский
Игорь Татаровский

— Игорь, сейчас люди делятся на две категории. Одни с придыханием говорят: «Цифровизация! Автоматизация!» Другие боятся этих процессов, ведь они могут лишить людей работы. Что скажете скептикам?

— Вот вы сразу первый вопрос, без раскачки — по самым больным темам... О цифровой трансформации бизнеса в последние годы не говорит только ленивый. Тут есть что ответить и энтузиастам, и скептикам. Но хотелось бы без банальностей или «космических кораблей, бороздящих просторы». Поэтому буду говорить о своих личных ощущениях и опыте.

Не хочу никого обидеть, но, на мой взгляд, готовность или способность интегрироваться в современный, становящийся с каждым годом все более цифровым мир — это процесс сродни естественному отбору. Степень цифровизации — отнюдь не количество аккаунтов и постов во всех возможных соцсетях. Активность в соцсетях только показывает наличие достаточного объема свободного времени у человека. У меня, например, нет никаких аккаунтов в соцсетях, кроме LinkedIn. Это личный выбор без какой-либо попытки осудить тех, кто буквально там «живет».

Но при этом я считаю себя абсолютно цифровизованным человеком. Моя цифровизация проявляется в том, как я отношусь к возможностям, предоставляемым современным цифровым миром, особенно в той части жизни, которая является наиболее чувствительной для каждого человека. Я имею в виду в первую очередь получение исчерпывающей объективной (!) информации по всем интересующим вопросам и проблемам, хранение личной информации, управление личными финансами, имуществом, своим образованием и развитием, карьерой, обучением детей и т. д.

Покупка холодильника в интернет-магазине — давно не подвиг. Хотя было и такое время. Сегодня можно считать достижением то, что человек все или почти все свои бытовые потребности решает через Сеть, а свободное время тратит на себя, семью, хобби. Кстати, уровень доступности услуг через интернет и доступность современных платежных сервисов в Беларуси весьма высоки. Было бы желание это использовать...

Все, что можно делать через интернет, я буду делать с его помощью. Всегда предпочту товар или услугу, доступную там. Естественно, без потери качества, даже если это и не дешевле. Если можно провести оплату с помощью смартфона или «умных» часов, я сделаю это. Просто удобно.


Всем нравится удобство в жизни, но не всем нравится за это платить. Причем платить не только и не столько деньгами, сколько временем, потраченным на изучение электронных инструментов, оценки рисков их использования, создание своих правил и политик, обеспечение безопасности и т. д. Если потратить на это время и немного денег, уже будет не так страшно управлять своими финансами через интернет и использовать облачные сервисы для хранения личных документов и фото.


Это же важно и в работе: в нашем бизнесе невозможно позволить себе бояться чего-то нового и не уметь использовать возможности, предоставленные современным цифровым миром. Четыре года назад наша компания SQUALIO вынесла в облако все свои офисные задачи и все средства коммуникации внутри, а также с нашими клиентами и партнерами. Эффективность повысилась в разы. Мы свой выбор сделали, поэтому развиваемся и готовимся к еще большей личной цифровизации своей работы. Готовим для клиентов новые предложения на эту тему. В нашей компании не уживутся люди, которым это непонятно, не близко.

Если говорить о компаниях, то ситуация очень похожа: само по себе наличие у компании веб-сайта, CRM, ERP и т. д. также еще ничего не говорит об ее интеграции в цифровой мир. Частенько «зоопарк» купленных вразнобой и кое-как внедренных систем представляет собой слабоуправляемую и малоэффективную платформу для бизнеса. К сожалению, таких случаев достаточно много, отсюда появляются мифы о «выброшенных на ветер деньгах» и пополняются ряды скептиков. Разбор причин подобных неудач — тема отдельного разговора. Рецепт успеха довольно прост, но только на словах: иметь свою четкую стратегию развития, четко сформулированные цели и задачи, своих высокоуровневых специалистов, работать только с профессиональными поставщиками и быть готовым инвестировать в это деньги. Однако часто бывает достаточно сложно реализовать это в жизни. Наша задача — предоставить клиенту недостающие инструменты и экспертизу для решения его задач.

Возвращаясь к вашему вопросу, скажу так: да, современный цифровой мир довольно жесток к некоторым традиционным профессиям и бизнесам (например, туристическому), и в будущем количество профессий, которые окажутся в риске быть замененными искусственным интеллектом (ИИ), только возрастет. Но бояться этого — все равно что бояться дождя, снега либо наступления ночи. Процесс неизбежный.

Надо бояться одного: не увидеть для себя в цифровизации новых возможностей развиваться и становиться сильнее, а в итоге оказаться на обочине жизни со всем своим набором традиционных, проверенных временем навыков и инструментов.

— Допустим, вы наладили в компании все процессы автоматизации. Но как быть с человеческим фактором? Его негативное влияние хоть как-то можно сгладить?

— От человеческого фактора, к сожалению, никуда не денешься. Это как стихийное бедствие. Гарри Гаррисон об этом блестяще, на мой взгляд, написал в «Неукротимой планете». Сегодняшние «зеленые» утверждают, что глобальное изменение климата, которое мы наблюдаем, является частью негативного влияния человека на окружающую среду, то есть тоже своего рода человеческий фактор. Хотя существует и противоположная точка зрения, причем довольно хорошо обоснованная научно. С человеческим фактором надо просто научиться жить и управлять им как одним из аспектов, влияющих на жизнь. Я оптимист в этом. При всем многообразии проблем, которые люди себе создают как глобально, так и локально, мы видим, что при определенном желании в нужный момент можно решить практически любую задачу.

Например, я часто путешествую самолетами и задумываюсь о том, как в условиях постоянно и многократно растущего авиатрафика удается управлять всем этим. Информационные технологии здесь давно играют решающую роль, но роль человека как архитектора того, как должно быть, никто не может отрицать. И в этом конкретном случае мы научились управлять таким риском, как человеческий фактор. Вероятно, можно это делать и в других областях, надо лишь захотеть. Заменить человека машинами повсюду, скорее всего, не получится, существует множество отраслей, где мы всегда будем продуктивнее машин. В основном в творческой области, конечно. Но разве, к примеру, хороший продавец — это не творческая работа? Мы в компании именно так и считаем.

— Какие стандартные бизнес-процессы стоит автоматизировать и отдать машинам, а какие должны остаться в креативном поле живого человека?

— На это должны отвечать узкие специалисты. Лучше финансиста, логиста, HR-менеджера, руководителя конкретного подразделения компании никто не сможет понять, что можно автоматизировать, какие вообще у них есть бизнес-процессы.

Я же говорю так. Автоматизация — это процесс, который инициирует и «драйвит» заказчик. Одно из основных требований к современному руководителю среднего уровня — это степень личного понимания реалий в его сфере, включая возможности IT. Элемент ранее упомянутого естественного отбора в цифровую эпоху. Мы как партнеры можем показать, какие есть инструменты и где в данной отрасли они уже применены.

Рутинные процессы давно научились автоматизировать, и сейчас по мере усложнения программных продуктов и добавления ИИ во многие решения степень автоматизации постоянно повышается. Например, возьмем HR. Казалось бы, это наиболее «гуманизированная» роль в компании. Однако давно существуют сложнейшие и умнейшие системы управления персоналом как ресурсом.

Интересный кейс рассматривался в фильме «Мне бы в небо» (Up in the Air). Увольнение по скайпу. Несмотря на саму развлекательность жанра кино, проблема мне показалась реальной. В попытке все автоматизировать и сократить «косты» можно докатиться и до такого. Явно перебор — все-таки баланс между эффективностью и здравым смыслом должен существовать. Вместо человеческого фактора уже появился такой риск, как машинный фактор.

Там, где важна эмоциональная составляющая, наверное, машина не скоро заменит человека. Она может быть помощником и ассистентом. Нанимать на работу и увольнять, а также премировать и налагать взыскания должен человек. Проверять выполнение метрик, прогресс в прохождении тренингов, оценивать знания по конкретным вопросам, лояльность по активностям в соцсетях и на ресурсах для поиска работы может ИИ.

То есть процесс принятия решения пока за человеком, а все, что относится к этапу подготовки информации, анализу и визуализации результата, можно поручить машине.

Совсем недавно мы участвовали в довольно масштабном проекте в сфере информационной безопасности. Сложные решения, огромные потоки данных, сконфигурированы и настроены модули защиты от различных типов атак с сотнями политик и правил, но одно из основных требований клиента — обеспечить систему информирования персонала и визуализации происходящего в реальном времени, чтобы можно было принимать решения в момент возникновения инцидента. Пока не готовы делегировать машине такие вещи.

— Сейчас есть такие услуги, как подбор программы лицензирования ПО, предоставление поддержки после продажи лицензий и т. п. Зачем нужны посредники при покупке или обслуживании лицензионного ПО?

— Когда-то лицензирование ПО в нашей компании было основным бизнесом. Лично я начал заниматься этим 20 лет назад, в 1999 году. А с 2014-го мы имеем статус прямого партнера Microsoft LSP (License Solution Provider) в Беларуси. Это о многом говорит: и о степени доверия к нам, и о наших компетенциях. Лицензирование ПО на самом деле очень сложная тема. Специалистов, которые досконально разбираются в вопросах лицензирования ПО Microsoft, в нашей стране можно пересчитать по пальцам одной руки. Эти люди свои знания накапливают годами.

Постоянно, например, с выходом новых редакций продуктов, что-то меняется. Все это надо отслеживать и заменять устаревшие знания актуальными. Прайс-лист насчитывает не одну тысячу позиций, внешне (по написанию) очень похожих; программ лицензирования одних и тех же продуктов не одна, не две и не три, а больше, и в каждой есть свои особенности. Любой продукт имеет нюансы лицензирования, а продуктов — десятки. При этом мы должны помнить, что существует также ПО других производителей — Oracle, IBM, VMware и других — со своими правилами и особенностями.

Цена ошибки при выборе нужной позиции в прайс-листе или стратегии лицензирования может быть очень высока. Проработка вариантов оптимизации процесса, чтобы сделать его менее болезненным для финансов клиента, — вот, наверное, то, зачем мы нужны клиенту в первую очередь.

Отдавать право принятия решения на сторону правообладателя (производителя ПО)? А вы уверены, что готовы все-все-все ему показать и рассказать о себе и компании? Уверены, что сможете потом правильно сосчитать нули в счете? Это к тому говорю, что нет смысла в каждой организации иметь своего лицензионного специалиста или готовить его по всему ПО. Это невозможно. Для тех, кто хочет осознанно поступать при покупке лицензий, существуют отдельные типы решений для автоматизации таких процессов — SAM (Software Asset Management) системы управления программными активами. Это довольно популярный сейчас сегмент бизнеса ПО, как раз-таки та сфера, где автоматизация возможна.

Мы отмечаем рост спроса в Беларуси на услуги по постановке процессов SAM, что не может не радовать. Как правило, потребность эта возникает у пользователей, которые поняли, что нужны стратегия развития своих IT-систем и контроль отдачи от инвестиций в IT. У них есть четкий фокус на эффективность применяемых инструментов в процессе работы, а не только на этапе закупки.

Профессионалов, способных делать такие проекты, еще меньше, чем просто лицензионных специалистов. А у нас они есть, и поддержка производителей серьезных решений по этой теме тоже есть. Мы первыми начали проводить SAM-аудиты в Беларуси.

— Насколько велика маржинальность в этом сегменте?

— Бизнес лицензирования как таковой перестал быть маржинальным довольно давно. Поэтому SQUALIO в Беларуси не первый год предлагает своим клиентам целый портфель решений в разных сферах. Лицензирование сейчас часто является просто частью более комплексных проектов. Наши лицензионные специалисты востребованы и работают в рамках группы компаний также на проекты в других регионах.

— Вы предлагаете и облачные сервисы. Насколько это безопасно для компании? Ведь данные хранятся на чужих серверах? Какие гарантии получают клиенты?

— Мы предлагаем компаниям возможность использовать для ИТ-инфраструктур ресурсы и сервисы, расположенные в дата-центрах ведущих мировых поставщиков таких услуг. Причем наше участие — это не только и не столько перепродажа таких услуг, а в первую очередь помощь в интеграции существующих инфраструктур заказчиков с облачными сервисами. Вопросы безопасности доступа, сохранности данных компании и их недоступности для третьих лиц, включая несанкционированный доступ сотрудников самих дата-центров, естественно, являются основными, и только потом возникает вопрос стоимости. Поставщики услуг, как правило, предоставляют достаточно веские доказательства того, что данные защищены надежно. Это делается индивидуально в процессе переговоров.

Существует и система международной сертификации, когда независимые авторитетные организации подтверждают соответствие дата-центров требованиям безопасности по различным регламентам. Эта информация доступна на публичных ресурсах. Дата-центры в Беларуси, с которыми мы также выстраиваем партнерские отношения, предоставляют исчерпывающую информацию о том, как они обеспечивают защиту данных. Тут все сделано в соответствии с принятыми в мире стандартами. Никакого технологического отставания нет, и это радует.

Другой аспект. А с чем мы, собственно, сравниваем уровень безопасности в дата-центрах мировых гигантов индустрии? С безопасностью наших собственных дата-центров или иногда просто серверных комнат? И нам кажется, что если серверы расположены в том же здании, что и офис компании, то данные лучше защищены — верно? Многие ли, кроме крупных банков и телеком-операторов, в состоянии инвестировать в защиту данных на уровне мировых стандартов? Вот у кого точно нет проблем с инвестициями, так это у тех, кто хочет добраться до наших данных, не заморачиваясь на наличие нашего разрешения.

— Другое ваше направление — аудит ІТ-структуры. А как понять, что аудит проведен качественно?

— Качественные вещи видны сразу, поэтому, например, брендовая одежда часто даже визуально отличается от подделки или вещи уровня масс-маркет, простите за такое сравнение. Достаточно прочитать отчет об аудите, и станет понятно, насколько он кастомизирован. Если это в стиле Copy/Paste — сразу будет видно.

Разделы отчета «Выводы» и «Рекомендации» многое расскажут о компетенции самих аудиторов. Ведь именно ради этих разделов клиент и платит деньги. От профессиональности рекомендаций зависит конечный результат: сможет заказчик за приемлемый бюджет исправить существующие проблемы и построить стратегию развития или нет. После качественного аудита заказчик получает руководство к действию, которое после внутреннего обсуждения со своими специалистами может быть использовано как техническое задание к конкурсу. Причем опытный глаз сразу определит: «заточен» документ под конкретное решение, или специалист думал больше о потребностях клиента, когда писал рекомендации.

— Занимается ли ваша компания аудитом на соответствие GDPR? Насколько это важно для белорусских компаний — соответствовать данному регламенту?

— На уровне группы компания SQUALIO (напомню, SQUALIO работает в Латвии, Литве, Украине, Эстонии, Беларуси, Болгарии, Казахстане, Азербайджане, Австрии, Грузии, Италии) начала проводить GDPR-аудиты задолго до вступления в силу регламента. Нами накоплен богатый опыт анализа правового и технического соответствия требованиям GDPR и приведения компании в соответствие таким требованиям.

Что касается отношения белорусских компаний к GDPR, то последние неохотно погружаются в эту тему. Хотя на теоретическом уровне вопрос достаточно популярный. Пока кейсов взыскания штрафов с белорусских организаций нет. Страха тоже нет. Риски еще в статусе «потенциально».

— В Беларуси недавно приняли свой закон о защите персональных данных...

— Подождите, проект закона «О персональных данных» принят только в первом чтении Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь с необходимостью его доработки с учетом поступивших замечаний и предложений. Правовой акт еще не действует.

— Но это же все равно неизбежно и как-то отразится на автоматизированных бизнес-процессах интернет-магазинов и других компаний, которые активно используют массивы личных данных клиентов. Нужно ли будет проводить еще один аудит после адаптации к GDPR?

— Без финальной редакции закона говорить о чем-либо рано. Однако я бы посоветовал e-commerce и другим компаниям, тесно работающим с персональными данными, уже сейчас максимально серьезно отнестись к вопросу обеспечения их защиты. Тем организациям, которые работают в пределах страны, достаточно будет выполнять требования отечественного закона. Тем же, кто будет подпадать под действие GDPR, необходимо соблюдать требования указанного регламента, а его требования более жесткие, чем в белорусском законопроекте.

— У нас широко используют пиратское ПО, причем в коммерческих целях. Когда можно ожидать переход большинства бизнесов на лицензионный софт? Что для этого должно произойти?

— Думаю, уже никогда мы не дождемся перехода большинства бизнесов на лицензию. Все, кто мог и хотел, уже сделали это и идут дальше. Те, кто сейчас в процессе или серьезно задумался, закончат процесс в ближайшие годы. Остальные... Наверное, через какое-то время они просто покинут этот мир (как бизнесы), так и не поняв, что в процессе естественного отбора в цифровом мире были отбракованы.


На пиратском ПО серьезные системы не построишь, уважающие себя специалисты и консультанты по конкретным процессам с такими заказчиками работать тоже не будут, качественную поддержку производителя не получишь. И чем больше процессов компании будет завязано на информационные системы, тем большим грузом, тянущим на дно, будут как раз все устаревшие системы, в том числе нелицензионное ПО.


Слишком многое надо будет обновлять или закупать заново в течение короткого периода времени. Это будет время взлета тех, кто сейчас или еще ранее решил основные базовые, на мой взгляд, вопросы цифровой трансформации: отказ от использования пиратских продуктов, фокус на собственную экспертизу и осознанное доверие таким вещам, как ИИ, облачные вычисления...

Если честно, за два десятка лет я уже просто устал говорить взрослым людям, которые занимают серьезные должности, что воровать результаты труда других так же плохо, как и красть результаты труда их предприятий. Но в ответ звучит одно и то же. Говорят «на это нет денег», «стоит неоправданно дорого», «давайте потом, сейчас надо строить новый цех/завод/магазин» и т. д. Ничего, что могло бы сойти за более или менее аргументированную позицию. Для тех, кто не хочет нарушать закон, но при этом считает постоянные лицензии на ПО не подходящей для организации моделью построения IT- инфраструктуры, у нас есть отличные предложения в виде подписок или решений на базе Linux. Часто это отлично работает. Но для тех, кто и о таком не готов думать, остается только естественный отбор.

Поэтому, с одной стороны, я рад, что мы никогда и не участвовали ни в каких процессах по «принуждению к легальности» и работали с понимающими все аспекты клиентами, с другой — никогда уже этого делать и не будем, так как цифровая трансформация — надеюсь, эта фраза еще не набила оскомину — открывает нам новые возможности для развития и бизнеса.

— Давайте еще поговоримо будущем. Такие компании, как ваша, — они же были чисто айтишными, компаниями «технарей». В то время как другие бизнесы цифровизуются и становятся ближе по мышлению к вам, что с вами-то происходит?

— А мы становимся ближе к ним... Наша компания работает в Беларуси 10 лет. За это время произошла определенная эволюция. Из классического системного интегратора мы превращаемся в партнера, предлагающего инновационные решения. Естественно, они базируются на IT. Но в первую очередь они предназначены решать конкретные бизнес-задачи клиента. В нашем портфеле помимо имеющихся инфраструктурных чисто айтишных решений и решений в сфере информационной безопасности все больше появляются бизнесовые темы. Аналитика для различных сфер, управление активами, управление персоналом, системы дистанционного обучения, прикладные вещи для работы с клиентами для банков и розницы и многое другое. Любое новое решение, которое мы будем предлагать в рамках этой стратегии, будет проходить экспертизу по критерию эффективности и нужности клиенту. Мы общаемся с группой экспертов в разных отраслях. Многие хорошо нас знают и готовы помочь с оценкой. Кое-что тестируем прямо на себе. Такой фокус на бизнес клиента является стратегией SQUALIO в Беларуси.

Мы скоро будем проводить мероприятия, куда пригласим лучших экспертов в областях финансов, маркетинга, управления персоналом, по юридическим аспектам, продажам... Они будут задавать тон и рекомендовать, как лучше строить или настраивать бизнес-процессы. Решение должен принять клиент. А наша задача — предлагать конкретные инструменты на выбор и экспертизу по внедрению. Название конкретного продукта или стоимость бренда производителя будет иметь вторичное значение.

Традиционные направления — IT-инфраструктура и информационная безопасность — конечно, продолжают развиваться. Мы увеличиваем штат нашего инженерного подразделения и работаем с профессиональными командами из разных стран.

Вот такая цифровая трансформация от SQUALIO.

Изображение: freepik.com

СООО «ДПА» . УНП 191125825


Поделиться:
Курс бел. рубля 22.10.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.03802.0430
12.27002.2730
p1003.19703.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0391
12.2758
p1003.1973