Лего

Дмитрий Маевский: «Люди устают не от работы, а от несвободы и самих себя»

Источник: Ирина Матяс
Что такое экология работы, как управлять конфликтом и справляться со стрессом, Office Life рассказал Дмитрий Маевский, психолог-консультант, йога-терапевт, гипнолог, эксперт по биохакингу.
Дмитрий Маевский
Дмитрий Маевский

— Дмитрий, что для вас экология работы?

— Когда работа благоприятна для меня, благоприятна для окружающих и открывает перспективы будущего.

— Можно сказать, что это бесконфликтная работа?

— Такой не бывает. В экологичной работе конфликты есть, но ими можно управлять и таким образом или уменьшить территорию потерь, или найти максимально благоприятный выход из неблагополучной ситуации.

— Говорят, человек, входя в офис, должен все нерабочие проблемы, связанные с семьей, здоровьем, оставить за пределами офиса. Возможно ли это?

— Если «должен», то невозможно, если обучить — шанс есть. Хотя все люди разные, и для кого-то оставить проблемы за дверью офиса не является проблемой. Для людей военных, например, «надо», «должен» выше всех «хочу — не хочу» и других состояний души. Но чаще такое качество связано не с профессией, а с природой человека, с наличием у него определенного внутреннего ресурса.

— Но переключаться-то может каждый. Мы все по-разному ведем себя на работе, в кругу семьи, среди друзей.

— Это называется адекватность. Здоровье человека — это способность адаптироваться к переменным условиям. Психически здоровый человек выбирает адекватные для работы состояния, чувства и навыки. И для жизни вне работы — тоже.

Если человек приходит домой в образе директора и начинает всех строить, что он получит в ответ? Меньше всего дети ждут от отца, который пришел вечером с работы, проверки дневников, строгих контрольных ситуаций. Они ждут именно отца, а не контролера.

Точно также, если человек приходит на работу с настроением и ожиданием, что его все должны понимать, поддерживать, быть чуткими к его состояниям, он ошибается и, соответственно, ведет себя неадекватно ситуации. На работе нужно проявить максимальную концентрацию, смекалку, ответственность, понимание задач, которые ставят перед тобой. Или умение управлять коллективом.

— Как человеку справиться с собой, когда он уже вошел в конфликт, стал его частью? Кроме традиционного «дышите глубже, досчитайте до 10»...

— В этих советах есть свой смысл. Если ты потерял равновесие — нужно его вернуть, иначе ты не сможешь управлять ситуацией. Неважно, ты едешь на велосипеде, идешь по канату или общаешься с коллегами. Чтобы двигаться вперед, надо не терять равновесие, а если потерял — быстро вернуть.

— Как это сделать?

— Вспомните свои цели. Если человек стал частью конфликта, то он сосредоточен уже не на решении задач, а на своих эмоциях — в этот момент происходит отток крови к задним долям головного мозга. Возврат к целям активизирует предфронтальные, лобные доли коры головного мозга. Это позволяет оценить ситуацию объективно и найти варианты взаимодействия. Понимая цель встречи, акцентируя на ней внимание, мы способны переключить внимание с эмоций на задачу и трезво подойти к ситуации.

Ведь, если конфликтом не управлять, он усугубляется. Когда внимание сосредоточено на ощущениях («мной пренебрегают, неуважительно разговаривают, унижают, недооценивают»), человек чувствует несправедливость. Это провоцирует гнев, раздражение.

Наше сознание, нейросети устроены как ступеньки, похожи на слои в почве — какие-то более ранние, из детства, какие-то сформировались недавно. И чем больше вы сосредотачиваетесь на своих чувствах, тем быстрее активизируются более ранние и примитивные структуры сознания. Опустившись до структуры, которая наслоилась до 12 лет, человек перестает чувствовать боль и состояние других людей — чувство эмпатии ребенку не свойственно. Поэтому, опускаясь до этого уровня, мы причиняем боль другим, даже не осознавая, что им горько от наших слов, упреков, оскорблений. Если вы видите, что готовы разорвать, убить собеседника или оппонента, это означает, что опустились уже ниже уровня развития 12 лет. Возможно ли уровнем психики, сознания, образования 12-летнего ребенка решить проблему, которая возникла в 35 или в 50 лет? С помощью какого жизненного опыта вы собираетесь ее решать?

Конфликт сам по себе не опасен, он — часть нашей жизни. Вопрос в том, достаточно ли вы адекватны, чтобы управлять им.

Обратите внимание: сноубордисты летят с крутых горок с радостным выражением лица. Когда я встал на скейтборд, друзья мне сказали: «Это просто — перегружай центр тяжести с одного колена на другое». Я перегрузил и... полетел кубарем с горы. Если для профессионалов это наслаждение, то для меня — стресс, вызванный отсутствием опыта.


Так и в конфликте: чувства будут всегда, эмоции будут всегда, но ими надо управлять, сохраняя внимание на цели взаимодействия, а не на эмоциях.


— Когда в конфликтной ситуации один взял себя в руки и сосредоточился на цели, а второй — нет, и этот второй — руководитель, как подчиненному справиться с иерархией?

— Если человек принимает и не уважает иерархию, то он неадекватен ситуации и сам является потенциальным конфликтом. Важно со своей стороны сделать все зависящее, обосновать свою точку зрения, поделиться опытом. Если руководитель, который находится в точке принятия решения, не согласен, что можно сделать? Он принимает решение, возможно, оно кажется вам пагубным. Но, с другой стороны, кто знает ситуацию глубже и просчитывает риски? Он же! Возможно, то, что вам сейчас кажется потерей, поможет в будущем.

И в личной жизни, и на работе важно понимать, что жить в точке ответственности другого человека нельзя.

— Тогда, может, лучше промолчать и сразу согласиться с руководителем?

— Это может спровоцировать посттравматический эффект. Когда ситуации уже нет, но многие годы или месяцы мы в ней находимся.

Проговорив риски и сделав все, от меня зависящее, вы не становитесь частью последствий решений, принятых другим человеком. «Начальник категоричен, даже деспотичен, он — истина в абсолютной инстанции, я лучше промолчу», — решили вы. В итоге руководитель принял решение, которое привело к потерям. Сможете ли вы это принять или будете долго вспоминать этот момент, потому что чувство вины ляжет на вас?

— Сложно.

— Здесь еще важно понимать, что в коммуникации мы отвечаем и за максимально достоверное изложение своей позиции, и за то, каким образом мы это говорим. Люди откликаются на наши чувства — так устроено природой.

Согласно одному из исследований, мы воспринимаем информацию комплексно: около 33% — это наши эмоциональные ощущения, более 60% — невербалика, то есть то, как мы считываем чувства другого человека. И только 3% в этом комплексе занимает то, что именно говорит наш собеседник. Поэтому козырные карты в конфликте, да и в любой коммуникации не в 3% фактов, а в чувствах и эмоциях, которые мы считываем и транслируем. Если мы испытываем к человеку свое уважение, расположенность, он это почувствует и откликнется.

— А гендерная составляющая влияет на возможность управления конфликтом, ситуацией?

— Понятно, что природа наделила мужчину и женщину разными функциями. Но отталкиваться от этого не стоит — я за то, чтобы раскрывать полномочия и сильные стороны конкретного человека.

— Переход на новую работу по расхожему мнению — стресс. Как справиться с ним?

— Период стресса у кого-то может растянуться на месяцы, у кого-то — на дни, у кого-то — всего на 15 минут. Правило простое: если есть территория стресса, то нужно поднять свой уровень образования по этому вопросу.

Когда мы собираем новенький шкаф и что-то не получается, то берем инструкцию и изучаем ее. Стресса нет, а результат есть. Человек, который находится на территории стресса, интуитивно понимает, чему ему нужно научиться или с каким своим состоянием справиться. Разница лишь в том, какое я должен получить новое знание, чтобы справиться со стрессом. Если я боюсь воды, мне нужно или научиться плавать, или жить со страхом воды всю жизнь. А если это фобия — обратиться к специалисту.

— Если человек способен справиться со стрессом, стоит ли, например, создавать отдельно комфортные условия для каких-то сотрудников в офисах формата open space?

— Конечно, стоит. Я говорю о том, какими мы можем пользоваться ресурсами, заложенными в нас. Здравый смысл заключается в том, чтобы оценивать реальность, считаться с ней, уважать ее и снижать факторы, провоцирующие стрессовые ситуации.

— Дмитрий, даже уверенный в себе и своих знаниях человек волнуется перед ответственным мероприятием, плохо спит, утром выпивает 5 чашек кофе, чтобы взбодриться...

— Это болезненный сценарий.

— Но как подсобрать энергию перед важным совещанием, презентацией, переговорами?

— Если у человека впереди важные переговоры, встреча, ответственное мероприятие, то он четко должен понимать, кто кем сам для себя является: поддержкой, сильным звеном, или предателем, слабым звеном. Если он считает себя сильным звеном, то пусть задумается, что может сделать для себя в такой ситуации и как обеспечить свое физическое и психическое состояние.

То, что вы описали, — это состояние паники. А паника отводит кровоток к инстинктам выживания. И способность к взаимодействию, управлению ситуацией пропорционально снижается.

Здесь рекомендация простая: в такой ситуации надо максимально локализовать страх, тогда паника проходит. Надо понять, чего вы боитесь, что настораживает, что вводит в состоянии тревоги. Утро дня наших гипотетических переговоров, когда вы проснетесь и отправитесь завтракать? Нет, вы споете любимую песню под душем, съедите вкусный завтрак, приготовленный женой, подходящая ситуации одежда приготовлена. Пугает дорога? Нет. Встреча? Нет. У вас общие интересы. А что тогда страшит? То, что вдруг вы не получите необходимый вам результат. Но в таких случаях адекватный человек просчитывает риски и получает дополнительную квалификацию под свою «зону страха». Или самостоятельно, или с поддержкой.

— А если человек просто гиперответственный?

— Гиперответственность — это безответственность по отношению к себе. При гиперответственности вы — слабое звено, а не сильное.

— Дмитрий, конфликт и стресс сразу бросаются в глаза. А как справляться с провокациями и манипуляциями, особенно с мягкими, с подхалимажем?

— Да, конфликта здесь нет, но он может возникнуть. Если поддаться на манипуляцию, решив, что воспитанные люди не отказывают, когда к ним обращаются за помощью.

Независимо от того, как формулируется просьба — через внушение чувства вины или, наоборот, через похвалу экспертности, вдохновление, — надо задать себе вопрос: насколько это важно для меня, для моих ценностей? Надо не мириться с обстоятельствами, а оценивать ситуацию. Иначе она обернется конфликтом: вы почувствуете, что вас использовали, и это чувство примет форму обиды, недовольства, лицемерия.

Если вы соглашаетесь на просьбу понимая, что для вас важны отношения с этим человеком и результат вашей общей работы, что это связано с вашими ценностями, тогда вы делаете выбор в состоянии свободы. 


Состояние свободы — естественное состояние человека. В действительности, когда люди говорят, что устают от работы, они страдают именно от атмосферы, в которой они трудятся, от собственной несвободы. И даже от самих себя...


— Ваш тренинг «Фитнес мозга» про эту свободу?

— Прежде всего — про то, как понимать себя, оценивать и восполнять энергоресурсы, находить решения, использовать интуицию. Мои курсы основаны на исследованиях нейрофизиологов, в частности Елены Блаватской. Знаете, иногда случаются такие чудеса, когда человек оказался в нужное время в нужном месте. То есть попал в событие, максимально востребованное и актуальное для него именно в этот момент. Это работа нашего главного друга и союзника — подсознания. К сожалению, такое бывает редко и чаще всего случайно — большинство людей слабо взаимодействуют с подсознанием и интуицией. Но используя знания нейрофизиологии, такие моменты можно сделать ежедневной практикой.

Управление — это всегда радостный процесс. Спуск с горы — это нестабильность, бизнес — это нестабильность, наша жизнь — нестабильность, но управление нестабильностью приносит удовольствие.

Фото предоставлено собеседником.



Курс бел. рубля 26.10.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.53402.5410
12.99803.0060
p1003.30703.3200
Б/нал. (НБРБ)
$12.5399
13.0029
p1003.3212