Флаг
user

Дмитрий Смирнов

Колумнист Office Life, бизнес-тренер, консультант по ораторскому искусству

Убедить за 60 секунд: лайфхаки от претендентов на пост президента США

Автор: Дмитрий Смирнов
Колумнист Office Life, бизнес-тренер, консультант по ораторскому искусству Дмитрий Смирнов проанализировал выступления потенциальных кандидатов в президенты США от демократов во время дебатов и увидел, какими приемами они «цепляют» избирателя.

«Мы провели эффективную модернизацию всей нашей организационной структуры, сделав акцент на современных подходах, что привело к значительному увеличению основных показателей», — говорит спикер на конференции в Минске. Он уверен: достаточно сказать «эффективный» — и все сразу в эту эффективность поверят. А когда у него спрашивают, как конкретно модернизировали и что куда теперь растет, ответ звучит такой: «Ну, это несколько часов нужно, чтобы все объяснить!»

А если у тебя только 60 секунд и нужно не о модернизации рассказать, а о своих взглядах на важнейшие проблемы страны и всего мира? Именно в такой ситуации оказались потенциальные кандидаты в президенты США от демократов: во время дебатов на ответы у них было по минуте и еще 45 секунд — на финальное обращение к избирателям.

Рисуем автопортрет: «Я имею право об этом говорить»

На дебатах тоже были те, кто говорил в основном лозунгами, например, Берни Сандерс:  «медицина для всех», «три человека владеют большим богатством, чем половина страны»... Он об этом вещает уже много лет. Да, его взгляды поддерживает часть американцев, но если лозунг повторяешь одними и теми же словами сто раз подряд, он перестает работать, не воспринимается эмоционально. Это как с надписью на сигаретах «Курение вредит вашему здоровью» — курильщики не хватаются за сердце каждый раз, когда видят ее на пачке.

Берни Сандерс
Берни Сандерс. Фото: Doug Mills/The New York Times

«Американский народ заслуживает президента, который поставит ваши интересы выше богатых и влиятельных», — произносит еще один претендент Элизабет Уоррен. Фраза звучит — и тут же забывается, потому что следующий участник дебатов говорит примерно то же самое.

Но потом появляется Хулиан Кастро и вместо лозунгов начинает рассказывать о своей семье: «Моя мама воспитывала нас с братом Хоакином одна. Я знаю, что такое арендовать дом и беспокоиться о том, сможешь ли заплатить за квартиру. Я знаю, как это — видеть, что мама очень, очень усердно работает, но при этом мамы по всей стране получают меньше, просто потому что они женщины». Тут же в голове рисуется картинка жизни семьи — и начинаешь верить спикеру, потому что понимаешь: он сам прошел через бедность, он знает, что это такое. Такой же прием использует и Джон Делани. Можно бесконечно размышлять о «необходимости создания рабочих мест», но гораздо больше людей тебе поверят, если увидят, что ты знаешь, о чем говоришь: «Я сильно отличаюсь от всех здесь, на сцене. До того, как попасть в Конгресс, я был предпринимателем. Я начал два бизнеса. Я создал тысячи рабочих мест. Я всю свою карьеру помогал малым и средним предприятиям по всей стране. Я знаю, как создавать рабочие места. Нам нужна краткосрочная стратегия...» А дальше можно описывать решения: это уже не просто лозунг, не просто слова — это слова человека, который знает, как создавать рабочие места правильно.

Убедить за 60 секунд: лайфхаки от претендентов в президенты США
Хулиан Кастро. Фото: Mike Segar/Reuters

Обсуждая внешнюю политику, кандидаты много и долго говорили о том, нужно или не нужно возвращать войска, нужно или не нужно участвовать в военных кампаниях за рубежом. Кому аудитория поверит больше: политику или человеку, который сам участвовал в боевых действиях? «Я участвовала в войне в Ираке, в которой погибли более 4000 моих братьев и сестер в форме», — произносит Тулси Габбард, и теперь к аудитории обращается не просто демагог: в сознании рисуется образ женщины в форме, которая теряла сослуживцев, которая знает, что такое война, не по сюжетам на CNN. Поэтому и в следующем диалоге ее слова звучат гораздо эмоциональнее. Пока ее оппонент говорит общими словами об интересах страны, Габбард обращается к образу родителей, потерявших сыновей.

Тим Райан:

— Мы должны задействовать наших военных настолько, насколько это необходимо.

Тулси Габбард:

— Это то, что вы скажете родителям тех двух солдат, которые только что были убиты в Афганистане? Как солдат, я вам скажу: такой ответ недопустим.

Камала Харрис
Камала Харрис. Фото: Al Diaz/TNS/Newscom

Камала Харрис во время дебатов критиковала Джо Байдена за то, что в 70-е он выступал против того, чтобы белые и чернокожие дети ездили в одних школьных автобусах. Но она не просто критикует — она рисует себя в этой истории, что делает обвинительную речь гораздо более сильной: «В то время в Калифорнии одна маленькая девочка, второклассница государственной школы, ездила каждый день в таком автобусе. И эта девочка была я».

Рисуем проблему

Камала Харрис вместо того, чтобы долго размышлять о проблемах медицинского обслуживания в США, рисует одну простую сценку из жизни: «Эту историю слышали многие из нас. Родители видят, что у их ребенка температура, звонят 911. Им говорят, что нужно везти ребенка в отделение неотложной помощи. И они садятся в свою машину, и они едут, и сидят там на стоянке за пределами отделения неотложной помощи, глядя на эти раздвижные стеклянные двери. Они держат в руках голову их ребенка, зная, что, если они пройдут через эти раздвижные стеклянные двери, даже если у них есть страховка, из суммы 5000 будут вычтены сразу 5000 долларов. Просто когда они пройдут через эти двери».

Точно так же поступает Бето О’Рурк, говоря об экологии: «Мы были в Пасифик Джанкшен, городе, который никогда раньше не затапливался, прямо напротив реки Миссури в Айове. И все дома были затоплены. Фермы практически превратились в озера...» Или на ту же тему «рисунок» от Камалы Харрис: «Я побывала в Калифорнии, где увидела тлеющие угли после лесных пожаров. Я разговаривала с пожарными, которые занимались тушением, пока горели их дома». Мне приходилось бывать на многих конференциях, где размышляли об экологии. «Планета в опасности», «глобальное потепление» — одни и те же фразы повторял каждый спикер. Слова правильные, но их мало — чтобы убедить, проблему нужно показать.

Бето О’Рурк
Бето О’Рурк. Фото: Mike Segar/Reuters

Еще пример. «Дети мигрантов живут в неподобающих условиях...» Проблема сформулирована, но эмоционально на слушателей это не воздействует, в отличие от эмоционального «рисунка» Бето О’Рурка: «На этой неделе нашей дочери Молли исполнилось 11 лет. Я на этой сцене для нее, для детей по всей стране, включая некоторых ее ровесников, которые были разлучены со своими родителями и сегодня спят на бетонных полах под алюминиевыми одеялами». Майкл Беннет на эту же тему нарисовал другой образ, но не менее эмоциональный: «Когда я вижу этих детей на границе, я вижу свою маму. Потому что я знаю, что она видит в них себя: она была разлучена со своими родителями в течение многих лет во время холокоста в Польше».

Хочешь, чтобы аудитория тебе поверила, пытайся убедить не словами, а образами: не рассказывай о проблеме, а покажи ее, нарисуй ее в сознании слушателей. Элизабет Уоррен говорит о стрельбе в школах: «Семь детей умрут сегодня от насилия с применением оружия. И они умрут не только в массовых расстрелах. Они умрут на тротуарах, они умрут на игровых площадках...» Этот образ убеждает гораздо лучше, чем цифры, статистика и громкие слова.

Рисуем триптих: «Я, «Мы», «Решение»

Кори Букер продолжает на тему оружия: «Я слышу выстрелы в моем районе. Я думаю, что я единственный, — я надеюсь, что я единственный здесь, у кого на прошлой неделе застрелили семь человек по соседству. Мой знакомый Шахад Смит был убит из автомата на верхних этажах моего дома в прошлом году». Перед нами человек, который сам реально сталкивается с этой проблемой каждый день. Дальше он рисует образ, который касается и его, и миллионов других жителей страны: «Американцы устали жить в стране, где их дети ходят в школу, чтобы узнать о чтении, письме и арифметике, а также о том, как бороться со стрелком в своей школе. Это мне надоело. И я устал слышать от людей, что все, что они могут предложить, это мысли и молитвы. В моей вере люди говорят, что вера без дел мертва. Так что мы найдем выход. Но причина, по которой у нас сейчас есть проблема, заключается в том, что мы позволили корпоративному оружейному лобби задать рамки для этой дискуссии. Настало время для смелых действий. Я сделаю это как президент Соединенных Штатов, потому что это не политика. Это личное».

Это личное! И для аудитории это тоже личное. Нарисованный образ проблемы объединил кандидата и аудиторию — они вместе в этой картинке. Причем достаточно минуты, чтобы прием сработал: рисуешь себя в проблеме — расширяешь ее на всю аудиторию — предлагаешь решение.

Кори Букер
Кори Букер. Фото: Mike Segar/Reuters

Вот еще один удачный пример использования этой схемы, но уже от Кори Букера: «50 лет назад в этом месяце моя семья переехала в город, в котором я вырос. Когда моим родителям отказали в доме из-за цвета кожи, за них вступились активисты, в основном белые активисты (вначале о себе). Это лучшее из того, кто мы есть как Америка (расширение на всех). Когда я окончил юридический факультет, я переехал в центр Ньюарка, чтобы бороться за права других людей в качестве юриста. Я взял на себя хулиганов и победил их. Я принял жесткие бои, и мы выиграли. И мы выигрываем эти бои, не показывая худшего из того, кто мы есть, поднимаясь до лучшего.

Дональд Трамп хочет, чтобы мы боролись с ним на его территории и на его условиях. Мы его побьем, я побью его, снова призвав эту страну к чувству общей цели. Это референдум о нем и избавлении от него, но это также и референдум о нас, кто мы и кем мы должны быть друг для друга (решение для всех)».

И снова автопортрет

На финальное выступление у кандидатов было всего по 45 секунд. И вот для сравнения фрагменты двух текстов: в первом — много слов, во втором — один сильный образ.

Эми Клобушар
Элизабет Уоррен, Бето О’Рурк и Эми Клобушар. Фото: Joe Raedle/Getty Images

Эми Клобушар: «Во-первых, я слушаю людей. Это мой фокус. В моем послужном списке утверждение более ста законопроектов. И это потому, что я слушала и действовала. И я думаю, что это важно для президента. Во-вторых, я тот человек, который может победить Дональда Трампа. Я выиграла каждую гонку, в которой участвовала. Я выиграла в самом красном из районов... Я могу победить в таких штатах, как Висконсин, Айова и Мичиган».

Элизабет Уоррен: «Я и представить себе не могла, что когда-нибудь окажусь на этой сцене. Я родилась и выросла в Оклахоме. У меня есть три старших брата. Все они стали военными. У меня была мечта — стать учителем в государственной школе. К тому времени, когда я окончила среднюю школу, у моей семьи не было денег для поступления в колледж. Но у меня был шанс. Это был 50-долларовый семестр муниципального колледжа. Это было то, что правительство сделало, чтобы дать небольшую возможность для девушки. И это изменило мою жизнь.

Я в этой борьбе, потому что я верю, что мы можем создать наше правительство, мы можем создать нашу экономику, мы можем заставить нашу страну работать не только для тех, кто наверху. Мы можем заставить его работать на всех. И я обещаю вам это: я буду бороться за вас так же сильно, как я борюсь за свою семью».

Заглавное фото: Saul Loeb / AFP / Getty


Курс бел. рубля 04.08.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.45002.4570
12.87802.8830
p1003.31103.3200
Б/нал. (НБРБ)
$12.4475
12.8771
p1003.2997