Сантехник
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

«Польский сантехник» готов нанять белорусского. Как это получилось

Автор: Денис Лавникевич
Последние несколько лет мы так много слышим о массовом отъезде украинцев в Польшу на заработки, что почему-то начали думать, будто Беларуси это не коснется. Коснется. Огромный рынок рабочей силы, развернувшийся сразу за Бугом благодаря успеху «либеральных, античеловеческих реформ», требует наполнения — рабочих рук. Трудовые ресурсы Украины уже исчерпываются, а вот у Беларуси, кажется, все впереди.
Как накормить родину, не работая в колхозе (и вообще в своей стране) / 

Оценка польской стороны

Помню историю, чуть больше года назад знакомый вернулся из польского визового центра. «Представляешь, — рассказывал он, — во всей очереди я единственный оформлял гостевую визу. Все остальные — рабочие визы, все как один!»

Это очень важная тенденция: под рассказы замдиректоров по идеологии об «уникальном белорусском пути» рядовые белорусы один за другим теряют страх перед тем, что их запишут в «тунеядцы». Если раньше белорусы ехали в Россию просто «сшибить деньгу», не рассчитывая связать с ней свою жизнь, то после 2015 года Польша все более уверенно становится предпочтительным источником рабочих мест для наших соотечественников.

Как пишет по этому поводу польское издание Rzeczpospolita, заработок в Беларуси в четыре раза меньше, чем в Польше, а стоимость жизни на аналогичном уровне. Потому и говорят, что уже тысячи белорусов эмигрируют на работу в Польшу, и этот процесс ускоряется.

Как пишет газета, массовый отъезд белорусов на работу в Польшу начался два года назад: 

Тогда из Брестской области на работу выехало в шесть раз больше людей, чем годом ранее. Феномен экономической эмиграции на Запад рос уже три года, но в этом году он явно ускорился. 

За последние три года число легально работающих агентств по трудоустройству персонала для работы в Польше увеличилось в несколько раз, отмечает Rzeczpospolita — сейчас более 50 таких компаний, работающих по всей Беларуси. При этом любому желающему совсем несложно поискать и работу в Польше самостоятельно — был бы интернет.

В этом году новое явление — растущая экономическая эмиграция специалистов из Беларуси — врачей, преподавателей и ученых. Они нужны и Польше, и прибалтийским республикам — Литве, Латвии и Эстонии. Польша более привлекательна для белорусских специалистов не только из-за большого рынка труда, но и из-за языка. Белорусы быстро учат польский, сдают экзамены и часто работают по профессии. Они также готовы к любой работе, просто чтобы им платили лучше.

Статистика Департамента по гражданству и миграции МВД выглядит скромно: в I квартале этого года российский рынок труда принял 932 человека (годом ранее — 1030). На втором месте по числу белорусских трудовых мигрантов находится Польша (527 человек против 686 в 2018-м), а на третьем — Литва (410 против 308). Но понятно, что эти официальные цифры абсолютно оторваны от реальности. Не случайно же еще несколько лет назад президент упоминал полмиллиона белорусских гастарбайтеров в РФ, а Михаил Мясникович — то 400 тыс., то 450 тыс…

С этого, если вдруг кто не помнит, и началась в свое время «охота на тунеядцев». И теперь в статистике МВД учитываются те, кто выехал за границу на работу по подписанным договорам и контрактам через уполномоченные на трудоустройство за рубежом организации. Тех, кто уехал самостоятельно, не фиксируют, — с точки зрения статистики, я пишу эти строки, находясь в Минске.

Статья в «Речи Посполитой» называется «Внимание, поляки! Надвигается белорусская армия». Заголовок провоцирующий — как будто на восток от Буга уже не осталось рабочих мест. Хотя, по официальной версии, на белорусском рынке труда растет дефицит рабочих. На начало июня для них было около 54,7 тыс. вакансий, месяцем ранее — на 3,8 тыс. меньше.


Но реальная жизнь выглядит совсем иначе. Когда нет роста экономики и нет мобилизации, то и спроса на рабочие руки тоже нет. И последние пару лет одно исследование за другим показывает: численность занятых в белорусской экономике продолжает снижаться, причем в самых разных сферах, от строительства до сельского хозяйства.


Пока еще огромную сдерживающую роль играют государственные промышленные гиганты, выполняющие уже скорее не производственную, а социальную функцию. Худо-бедно на «чарку со шкваркой» люди наскребают. Но когда (не «если», а именно «когда») эта социальная нега закончится — тогда Польша точно увидит «армию белорусов».

Особенности национального переезда

Из сугубо личных наблюдений. Белорусы едут и будут ехать на работу в Польшу совсем не так, как это делают те же украинцы. Если украинец получает контракт на уборку яблок где-то под Познанью или на стройке в пригороде Варшавы, то об этом узнает все его село. Про то, что белорус оформил трудовую визу в Польшу, может не знать даже его жена.

Белорус приедет работать в Польшу — и будет спокойно и уперто выполнять свой контракт, за это его и ценят — за добросовестность. Украинец вполне может ввязаться в пару-тройку неприятных историй «по широте души», но потом вдруг найдет более выгодный контракт и переберется в Германию или Чехию.


Преимущества украинцев на польском рынке труда — готовность много работать, гибкость и… просто их большое количество. Преимущества белорусов — добросовестность и ответственность. И послушность: они делают ровно то, что им говорят сделать.


Интересно отношение к заработанным деньгам. Украинцы легко и просто пересылают деньги домой через банки или многочисленные платежные системы. Белорус так не сделает, он повезет заработанное домой лично, в секретном кошельке поближе к паху. Просто в Украине государство очень спокойно относится к небольшим самозаработкам своих граждан, по принципу: «Заработали немножечко? Отлично, мы очень рады за вас».

Белорусское отношение диаметрально противоположное. Его символ — коробочки с антеннами в такси, которые по сотовой связи в режиме реального времени передают информацию о поездке в налоговую инспекцию. Чтобы даже чисто случайно супостат не проехал без должного учета и контроля, а таксист, как школьник, за каждую копейку отчитался!

«Эпоха украинцев» на восточноевропейском рынке труда неприметно начинает завершаться. Сами поляки уже в ужасе от того, что свой рынок труда для украинцев открывает Германия. Легкие на подъем, выходцы из нашей южной соседки охотно перебираются в Германию, где и платят побольше, и работа в целом полегче (в основном в сфере услуг, тогда как в Польше — на стройках, на заводах и в агросекторе).

Однако другие украинцы — возвращаются. За прожитый в Киеве год я все чаще встречаю тут вернувшихся на родину «заробитчан», и большинство из них ехать уже никуда не хочет — дома возможностей хватает. В самой Украине худо-бедно проводимые реформы дают эффект: после ошеломительного падения в 2014-2015 годах, на низкой базе, экономика страны показывает неплохой рост. Быстро растут и зарплаты — именно из-за того, что очень многие уехали за рубеж.

Сегодня в Киеве, например, рынок труда — это рынок работника, работы навалом. Даже если она не самая высокооплачиваемая, здесь нельзя себе представить знаменитую минскую ситуацию, когда на должность дворника было 60 претендентов. Тут, скорее, вы долго этого дворника искать будете.

Конечно, в украинской провинции дела обстоят хуже (как и в белорусской, впрочем). Но автор этих строк лично знает руководителей крупнейших аграрных холдингов, которые вкладывают миллиарды гривен в социальные программы на селе — просто чтобы украинцы оставались дома, чтобы было кому работать на земле. И результат уже есть: доходы жителей села в Украине уже выше, чем у белорусов. Добавим сюда уникальное плодородие украинских земель (27% мирового чернозема), чтобы понять, почему будущее украинской провинции «без заботы государства о каждом человеке» (© методичка по идеологии) сегодня выглядит куда светлее, чем будущее белорусской — с такой заботой.

Но вернемся к Польше. Три десятка лет назад «у них» было то же самое, что недавно у украинцев — тогда поляки тоже массово ехали на заработки на Запад. Не случайно в английский язык вошло словосочетание «польский сантехник» — в какой-то момент британцам начало казаться, что других и не существует.

Многие поляки в итоге остались, осели в Западной Европе. Но многие после 2010 года вернулись, с опытом и деньгами. Это они сейчас в Польше развивают бизнес, создавая новые рабочие места — для украинцев и белорусов. И если украинцы уже подходят к концу своего цикла трудовой миграции, то для белорусов, боюсь, все еще впереди.

Неусвоенный урок

Я из того самого поколения, которое хорошо помнит, как в 1989-1990 годах поляки массово ехали в Беларусь, скупая тут всю подряд бытовую технику и ширпотреб. Слово «челноки» родилось именно тогда — и относилось как раз к полякам. Мы смотрели на них со смущением и непониманием, мы доживали свой СССР.

Но уже к 1992 году поляки перестали к нам ездить. Теперь уже белорусы с бесконечными спортивными (позже — китайскими клетчатыми) сумками стали выстраиваться в очереди в направлении западной границы. И сегодня, по большому счету, это не поляки едут в Беларусь «на закупы», а белорусы — в Польшу.

С той поры история совершила не один виток. Польша благополучно провела сложнейшие реформы, вступила в ЕС и своими темпами экономического роста завоевала звание «европейского тигра». Что теперь ей позволяет вести собственную игру в Европе, отдельно от Брюсселя или Берлина.

А в Беларуси как обсуждали в 1993-м проблемы «Белкоопсоюза» да закупку удобрений для колхозов по определенным государством ценам, так и обсуждают сегодня. История как-то очень неравномерно поделила реформы между двумя соседними, даже братскими странами.

Фото: freepik.com / welcomia


Поделиться:
Курс бел. рубля 20.09.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.04002.0450
12.25402.2590
p1003.19103.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0523
12.2685
p1003.1986