Украинский герб
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Изменит ли Зеленский Украину? Три сценария развития ситуации

Автор: Денис Лавникевич
Пришедший к власти избранный с небывалым прежде отрывом от соперника новый президент Украины имеет очень большой мандат доверия от собственного народа. Но ненадолго: от Владимира Зеленского его избиратели ждут чуда. Если его не будет — народная любовь может быстро превратиться в народную ненависть. Через это проходил каждый из пяти предыдущих президентов страны.
Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Колумнист Office Life

Напомню старую шутку про то, что у нас есть два пути проведения реформ: реалистический и фантастический. Реалистический: прилетят инопланетяне и проведут реформы за нас. Фантастический: мы проведем их сами. Вот Украина сейчас именно в такой ситуации: после десятилетий метаний в разные стороны вся надежда на нового президента — уже шестого по счету. Мы решили посмотреть: какие варианты ближайшего будущего Украины вырисовываются при Владимире Зеленском.

Почему у Зеленского была хорошая речь? / 

1. Пессимистический сценарий — хотя смотря для кого

Первое и самое главное: президент страны в Украине — это совсем не тот президент, какой в России, США, а уж тем более в Беларуси. Здесь «президент сказал» вовсе не значит, что все побежали исполнять. В Украине полномочия президента ненамного больше, чем у президентов Германии или Италии. Вы о них часто слышите? Другое дело, что в Украине сейчас война, а в военный период роль президента возрастает. Но любая война не вечна — в отличие от политических амбиций.

Если система власти в Беларуси — это четко выстроенная вертикаль с единственным центром принятия решений, то в Украине — сложная система баланса взаимных интересов. То есть любое принятие решения здесь — это не приказ, а компромисс.

В Украине главный орган власти — парламент (Верховная рада). Именно Рада назначает и снимает подавляющее большинство государственных чиновников, назначает премьер-министра и весь его кабинет. Снять тоже только она может. Плюс, как я уже писал, в Украине есть великое множество центров власти, как официальных, так и не очень. Если система власти в Беларуси — это четко выстроенная вертикаль с единственным центром принятия решений, то в Украине — сложная система баланса взаимных интересов. То есть любое принятие решения здесь — это не приказ, а компромисс.

Добавим к этому еще несколько факторов. Например, действительно присущую украинцам анархичность. До переезда в Киев я считал ее скорее мифом. Оказалось — зря. Украинцы на самом деле совсем не склонны кому-то подчиняться, один из главных жизненных принципов (и принципов взаимоотношений с государством): «Не суйте нос в наши дела!». Но при этом украинцы обладают потрясающей способностью к самоорганизации. Если они считают, что их права ущемлены, то собраться и выйти на протест, разжечь пару-тройку костров на ступенях Верховной рады, сжечь депутатские машины, побить самых одиозных депутатов — это все запросто.

Наконец, важный фактор: после 2014 года на руках — огромное количество оружия. По оценкам, 7 млн стволов на 42 млн населения.

К чему все это пространное вступление? К тому, что Украина — это не та страна, где можно «назначыць парадак» волевым решением всенародно избранного президента. Здесь «ломать об колено» чужую волю не получается. Янукович вон попробовал... Так что Владимир Зеленский со всем своим нынешним революционно-реформистским запалом может просто погрязнуть в болоте бесконечных согласований и учета интересов разных групп влияния. Плюс население, еще вчера радостно голосовавшее за «Команду ЗЕ», может не понять, если кумир полезет в их карманы за налогами или, скажем, обяжет регистрироваться всех самозанятых.

С одной стороны, это плохо: преобразования в стране останутся медленными, коррупция — высокой, государственные институты — так до конца и не отстроенными. С другой, можно исключить вариант с «третьим Майданом», а волюнтаристские действия «молодой команды реформаторов» не уничтожат независимость страны, не развернут ее в сторону от европейского курса.

2. Сценарий противостояния

Я пишу эти строки через день после инаугурации — и из каждого «утюга» в Киеве уже звучит мнение, что президент с самого начала стал нарушать Конституцию. Во-первых, распустив парламент без достаточных оснований, во-вторых, заявив о референдуме о мире с Россией, в-третьих...

Принципиальное отличие Украины от Беларуси: здесь у политических партий есть и люди (вплоть до собственных боевиков), и деньги, и очень серьезные лидеры.

Даже неважно, что именно «в-третьих». Важно то, что в Украине слишком много политиков и олигархов, которые не готовы мириться с единовластием кого бы то ни было. Принципиальное отличие Украины от Беларуси: здесь у политических партий есть и люди (вплоть до собственных боевиков), и деньги, и очень серьезные лидеры.

Сейчас Владимир Зеленский может начать действовать по хорошо знакомому белорусам принципу: «Конституция и законы мне мешают, но за мной — народ, а народ — превыше любых законов!». Верховная рада с такой трактовкой реальности может не согласиться, и это будет означать двоевластие. Точнее, противостояние президента и парламента, точно по образцу России-1993.

Вот только в Украине силовики вряд ли однозначно встанут на сторону президента. А значит, противостояние будет чисто гражданским и опять выплеснется на улицы Киева. Да, за Владимиром Зеленским — большинство. Но его сторонники, так скажем, не комбатанты — это бюджетники, студенты, пенсионеры и т. д. И наоборот, выступающая категорически против мира с РФ и прочего реванша «Самооборона Майдана» (в широком смысле) вооружена, решительно настроена, драться любит и умеет.

Владимир Зеленский
Фото: Команда Зеленского

3. «Сильная рука», украинский вариант

Следующий сценарий нам изложил украинский депутат, представитель Кабинета министров в Верховной раде Вадим Денисенко. По его мнению, инаугурация, роспуск или нероспуск парламента, выборы очередные или внеочередные — это антураж. Большинство населения, конечно, считает, что главное зло — парламент, но на самом деле Верховная рада мало на что влияет. Отсутствие политических партий в классическом понимании этого слова, нежелание этих партий быть оппозиционными, желание договариваться, а не воевать, наконец продажность людей — идеальный набор инструментов для того, чтобы парламент был всего лишь мишенью для битья.

Поэтому выборы в данном случае не сыграют большой роли в перезагрузке власти. Единственная реальная угроза от этих самых выборов — реванш открыто пророссийских сил и их теоретическая возможность попасть в коалицию с президентской силой. Хотя инстинкты самосохранения новоизбранного президента должны сработать и этого не произойдет.

Итак, все это антураж. Важный, эффектный, иногда даже эффективный, но всего лишь антураж.

Что же является ключевым вопросом на сегодня? От Зеленского украинцы должны услышать ответ на один простой вопрос: какую модель государства он собирается строить (о том, что во всем виноваты предшественники, мы уже слышали, и это будет работать только полгода). До сих пор (с 1996–1997 гг.) модель была полицейско-судейская. Начиная со знаменитого высказывания «зачем нам бандиты, когда у нас есть милиция», система государственного управления выглядела следующим образом: есть определенное политическое прикрытие (президент, губернатор, мэр), далее идут силовики, которые создают проблемы бизнесу, а тот, в свою очередь, договаривается с силовиками и политиками о тех или иных вещах. При этом к 2010 году судебная система была хотя бы частично независимой и не всегда централизованной. После 2010-го состоялось создание «независимой» централизованной ветви власти, которая начала играть свою отдельную роль в этой коррупционной модели государства.

Борьба с коррупцией, несмотря на все романтические утверждения, не ведется созданием новых органов. Новые антикоррупционные структуры — это лишь дополнение к главному: к пакту элит о правилах игры. Правила игры прописываются двумя путями: либо их пишет сильный лидер и навязывает другим, либо их пишут элиты (олигархи). Второй вариант нереалистичный, а вот первый возможен. Правда, при одном условии: президент должен иметь под личным контролем прокуратуру и один из силовых органов. Иначе он просто не сможет ничего сделать. Собственно, от этого будет зависеть то, каким (сильным или очень слабым) будет президент Зеленский. Без этого воздействия (при желании бороться с коррупцией) невозможно будет поставить на место и судебную систему.

Какой должна быть экономика?

В команде Зеленского сегодня нет ни одного серьезного экономиста, который мог бы сказать, в каком направлении надо двигать экономику. Конечно, будут встречи с айтишниками, будет говориться об инвестиционных хабах, об открытии рынка земли и т. д. Но это точечные вещи, которые не делают общей погоды.

Два ключевых вопроса: возрождение кредитования банками и привлечение инвестиций. На них у команды нового президента ответа пока просто нет. И если он не появится в ближайшие месяцы, все дружно будут говорить все то же, что сегодня Зеленский говорит о Порошенко.

По мнению Вадима Денисенко, у Украины есть всего два варианта развития событий: либо Зеленский пытается создать сильное государство с понятными правилами игры, либо страна снова спускается в революцию (нынешние выборы на самом деле и были революцией). Пока никто не может сказать, какой путь выберет Зеленский. Но, по мнению депутата, за несколько месяцев мы увидим, как те, кто сегодня счастлив от прихода Зеленского, будут плакать, а те, кто плакал, могут неожиданно попасть в фавор. Так было и в 2005-м, и в 2010-м, и в 2014 годах.

Ключевыми будут ближайшие полгода. После них останется или пару лет ждать революции, или свыкаться с тем, что Зеленский-президент — это надолго.

Инаугурация президента
Фото: Команда Зеленского

4. Между желаниями и возможностями

Пожалуй, лучший в истории Украины премьер-министр Владимир Гройсман подал в отставку. На фоне роспуска парламента вся ответственность за экономику ложится на Зеленского и его неуловимую команду. И первый же вопрос, с которым столкнется новый президент, — это снабжение Украины газом после 2019 года и транзит российского газа через страну для нужд Европы, что приносило стране немалый валютный доход.

Несколько дней назад, еще до инаугурации, Зеленский говорил, что его команда «готова к консультациям с правительством для принятия решений, которые обеспечат тепло в домах украинцев зимой. Чтобы иметь достаточное количество газа на отопительный сезон, им нужно запасаться уже сейчас, когда цена на топливо значительно ниже. Кроме того, нужно иметь надежные источники поставок, особенно на фоне того, что до сих пор не определены условия поставок газа из России в ЕС через Украину с 1 января 2020 года». Имелось в виду Правительство Украины, потому что именно оно ведет тему, а не президент.

Какие здесь видны развилки?

1. Переговоры с Россией по пролонгации договора на транзит и получение газа для внутренних нужд.

2. Создание нового независимого оператора газотранспортной системы вместо «Нафтогаза», чтобы разделить ответственность с европейцами и сохранить транзит.

3. Сохранение механизма закупок на европейском хабе по формуле «Дюссельдорф плюс», чтобы диверсифицировать поставки.

4. Новые поставщики. И ими могут стать... США со своим СПГ. Недаром делегацию США на инаугурации Зеленского возглавлял министр энергетики Рик Перри.

Но это все еще только в будущем, пусть и в ближайшем. Пока же у новой команды не схлынула эйфория. Инаугурация прошла удовлетворительно, процесс пошел. Роспуск Рады, увольнения и отставки в правительстве, громкие популистские лозунги, воодушевленные граждане Украины и горящие, ждущие сиюминутных изменений к лучшему глаза электората у здания Рады. Все это замечательно и как шоу выглядит просто отменно.

Инаугурация президента
Фото: ze2019.com

Но Украина — в долгах, свободных ресурсов для маневра нет, единственный толковый премьер — и тот ушел, тихо матерясь. Экономический и финансовый прогресс, как и улучшение благосостояния граждан, будет зависеть от того, станут ли Европа и МВФ выделять деньги под нового президента. Пока это выглядит не очень вероятным. Так что вряд ли желания Зеленского совпадут с его возможностями. Но посмотрим.



Курс бел. рубля 29.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.62702.6350
13.07003.0800
p1003.31503.3350
Б/нал. (НБРБ)
$12.6264
13.0570
p1003.3365