Ржавчина

С МВФ не сложилось, придется самим

Автор: Денис Лавникевич

Колумнист Office Life вспоминает историю взаимоотношений Беларуси с МВФ и приходит к выводу, что реформирование в какой-либо форме неэффективного государственного промышленного сектора в любом случае неизбежно. Тогда зачем медлить?

Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
колумнист Office Life

Уже второй месяц события развиваются так, что мне вновь и вновь приходится вспоминать тезис об обучении плаванию путем бросания в воду. Захочешь выжить — поплывешь, а не поплывешь — в этой речке будут купаться другие. Это я про экономику Беларуси, если кто не понял.


Дубль третий, снова неудачный

У меня ощущение дежавю: год назад я об этом уже писал, причем здесь же, в Office Life. И вот теперь опять мы узнали, что правительство Беларуси решило отказаться от совместной с МВФ программы структурных реформ, под которую фонд был готов дать выгодный кредит.

Министр финансов Максим Ермолович признал, что это решение принял лично президент. 

Мы разрабатывали вместе с экспертами МВФ программу структурных реформ, и в принципе по ключевым моментам у нас позиции совпали, мы вышли на программу, но мы разошлись в сроках ее реализации, — сказал Ермолович в телеинтервью на канале СТВ. — МВФ настаивал на более сжатом периоде, когда эти реформы должны были быть реализованы. Но глава государства указал, что это будет шок для нашего населения и этого делать нельзя. Поэтому от программы с МВФ правительство отказалось.

В последний раз Беларусь получала кредит от МВФ еще в 2009-м. Потом отношения с Западом были заморожены на несколько лет, и за это время Беларусь успела пережить жестокую девальвацию нацвалюты (в 2011-м), продать россиянам свою газотранспортную систему (в 2012-м) и плотно «подсесть на иглу» китайских кредитов (с 2014-го).

Но в 2015-м ЕС и США сняли с Беларуси экономические санкции, что позволило через год возобновить работу с МВФ — в частности, начать готовить новую программу фонда для республики. Официальный Минск рассчитывал получить кредит в размере $3 млрд под 2,28% годовых на 10 лет. Но требовалось принять пакет мер по либерализации белорусской экономики, а прежде всего заняться реструктуризацией государственных предприятий.

Беларусь успела пережить жестокую девальвацию нацвалюты (в 2011-м), продать россиянам свою газотранспортную систему (в 2012-м) и плотно «подсесть на иглу» китайских кредитов (с 2014-го).

Заметьте, о приватизации промышленных гигантов эксперты фонда уже даже и не говорили. Но все равно осенью 2016-го Александр Лукашенко заявил, что требования МВФ являются неподъемными и несправедливыми для белорусского народа, хотя и «хочется получить $3 млрд дешевого кредита». На специальном совещании президент заявил, что при обсуждении программы нужно учитывать интересы белорусского народа и нельзя перечеркивать все сделанное в стране за 20 лет.

История в точности повторилась через год: в 2017-м плановая миссия МВФ работала в Минске с 26 октября по 10 ноября. Камнем преткновения стали темпы реформирования госпредприятий — МВФ настаивал на быстрых реформах. Белорусское руководство от реформ как таковых не отказывалось, но было готово преобразовывать промышленные гиганты «медленно и печально».

И вот теперь то же самое. И причины опять те же: миссия МВФ считает, что белорусскому правительству следует быстрыми темпами реформировать госпредприятия, одновременно давая намного больше свободы частному бизнесу. Иначе придется продолжать субсидировать нежизнеспособных — зато «народных» — гигантов в ущерб остальной экономике.

Минсельхозпрод готов продать долю государства в 3 предприятиях / 

Другой больной вопрос — МВФ требует постепенно выйти на полную оплату населением жилищно-коммунальных услуг. Устранить практику перекрестного субсидирования (завышенных тарифов для предприятий, заниженных — для населения), создав взамен систему адресной поддержки для наименее обеспеченных граждан.

Эксперты МВФ оценили ежегодную поддержку госпредприятий из бюджета на уровне 2,2% ВВП на протяжении последних 10 лет.

Нашему правительству каждый раз не нравилось, что эксперты МВФ указывают на огромные долги, накопившиеся из-за неэффективности госсектора и его масштабной поддержки бюджетными ресурсами. Это типичные для Беларуси вливания капитала в госпредприятия, кредиты госсектору, которые становятся необслуживаемыми, и правительство в итоге вынуждено поддерживать государственные банки. Эксперты МВФ оценили ежегодную поддержку госпредприятий из бюджета на уровне 2,2% ВВП на протяжении последних 10 лет.

Кто сделает последних первыми?

В августе президент сменил премьер-министра, ряд вице-премьеров и министров, по сути, полностью заменив весь экономический блок правительства. Те, кто пришел, — это довольно молодые (по белорусским меркам) рыночники, управленцы, которые как раз и могли бы провести реформы: дать свободу частному бизнесу и реструктуризировать госпредприятия.

Однако новый Совет министров с самого начала оказался в «убийственных» условиях. С одной стороны — президентское задание к 2025 году увеличить ВВП до $100 млрд (в 2017-м этот показатель был почти вдвое меньше — $54,4 млрд), а среднюю зарплату в стране уже теперь поднять до 1000 рублей. С другой — конфликт Минска с Москвой, из-за которого Беларусь прямо сейчас лишается огромной «углеводородной дотации» и как минимум нескольких процентов ВВП.

Убыточные госпредприятия крайне сложно (хотя нормативно-правовая база есть) подвергнуть санации и банкротству — такие дела растягиваются на годы и чаще заканчиваются списанием долгов и получением новых кредитов без шансов их вернуть.

А с третьей стороны, и это самое главное, до сих пор нет президентского согласия на радикальные действия в отношении убыточных госпредприятий: их нельзя ни реструктуризировать (разделить на подразделения, вычленив потенциально прибыльные), ни приватизировать. Также откровенно убыточные госпредприятия крайне сложно (хотя нормативно-правовая база есть) подвергнуть санации и банкротству — такие дела растягиваются на годы и чаще заканчиваются списанием долгов и получением новых кредитов без шансов их вернуть.

Опасения президента вполне понятны: нереформированные, неудачно модернизированные (и то местами) и все еще работающие по советской модели госпредприятия тем не менее продолжают «держать» промышленность страны. В первой половине текущего года предприятия с госкапиталом обеспечили более 75% совокупного объема промпроизводства и сформировали свыше 60% выручки. При этом в первом полугодии более 75% просроченной кредиторской и дебиторской задолженности приходилось на госсектор, как и свыше 85% просроченной совокупной задолженности по кредитам. В 2017-м на поддержку 2210 госпредприятий из бюджета Беларуси было потрачено $2,2 млрд.

Что при таком раскладе остается делать Сергею Румасу и его команде? Действовать по принципу «не можешь победить — возглавь». Раз не удается «сбросить с воза» донельзя закредитованные и неэффективные госпредприятия — значит, нужно придумать, как сделать их «двигателями развития» белорусской экономики. Задача, конечно, нетривиальная, но и люди в новом экономическом блоке Совмина собрались тоже не самые ординарные.

С чего начать? Наверное, с проведения диагностики госсектора, чтобы понимать истинные причины проблем каждого госпредприятия. Что конкретному заводу приносит наибольший убыток: выпуск невостребованной продукции, высокая закредитованность, ошибки в ходе модернизации, наличие непрофильных активов? Добавим сюда давно назревшее разделение на уровне госорганов функций собственника и рыночного регулятора. Потому что сегодня в системе управления госпредприятиями постоянно есть противоречие, конфликт интересов. Например, госконцерн «Белнефтехим» определяет правила работы для торговцев автомобильным топливом и владеет большой сетью АЗС. Госконцерн «Белфармация» регулирует торговлю лекарствами и владеет сетью аптек...

Далее давайте наконец откажемся от практики создания производственных холдингов ради того, чтобы скрывать убытки неэффективных предприятий за счет их объединения с успешно работающими. Действовать следует ровно наоборот: помогать тем, кто работает успешно, пусть их и немного. А если предприятие явно безнадежно, то не вливать в него деньги до бесконечности, отдать их не заводу, а работающим на нем людям. Оплатить им не только достойное выходное пособие, но и переобучение, смену профессии, подъемные для начала своего бизнеса... Это в любом случае будет дешевле для государства, чем еще десяток лет содержать завод, убыточный и бесполезный.

***

Недавно я видел по телевизору сюжет про фермера, который в Крыму выращивает виноград. Рейдеры пытаются отнять у него землю — и периодически сжигают виноградники. И вот после очередного пожара он идет по земле в сопровождении телевизионщиков, руками разгребает сгоревшие мертвые кусты. И вдруг радуется как ребенок: «Вот смотрите, есть зеленый побег! И вот тут! И здесь еще... Этот виноградник возродится, будет еще лучше прежнего!»

Эта картина напомнила мне белорусскую промышленность: «сгоревшие кусты» убыточных госпредприятий и среди них «зеленые ростки» отдельных прибыльных заводов, подразделений, цехов и даже отделов. Их и нужно «поливать и удобрять», одновременно избавляясь от всего остального. Потому что возможности «поливать и удобрять» все подряд у страны уже нет.


Загрузка...

Курс бел. рубля 21.11.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10302.1100
12.39202.4060
p1003.18503.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0989
12.4052
p1003.1982