Кредит

Чужое и на время vs свое и навсегда

Автор: Денис Лавникевич

Колумнист Office Life размышляет на тему потребительских кредитов. Автор считает, что они не только полезны для экономики, но и вредны для людей, ради которых эта экономика, собственно, и существует. Такое вот любопытные единство и борьба противоположностей... И, кстати, напомним, что идеи, изложенные в авторских колонках, выражают исключительно мнение их авторов, которое не всегда разделяет редакция. Но в порядке демократического плюрализма мы публикуем и такое.

Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Колумнист Office Life

Это очень странное ощущение, когда вдруг понимаешь, что твоя психология в корне отличается от психологии большинства соотечественников. Я, например, не могу жить с долгом. Если он образуется — делаю все, чтобы скорее отдать и никому ни копейки не быть должным. Так что единственный раз в жизни брал кредит — покупал в 2007-м в рассрочку ноутбук взамен сгоревшего.

А вот большинство белорусов, оказывается, благополучно живет с долгами. Более того, население (не люблю это слово, но тут оно очень кстати) ставит все новые рекорды по задолженностям, и почти половина этих долгов — потребительские кредиты.

Это я не понимаю, но проанализирую. Может, пойму.

Банки и люди

Проще всего понять, почему банки стремятся нарастить свой кредитный портфель. Получив определенную денежную массу, банк должен ее выдать в качестве кредитов, иначе он не получит новые средства от ЦБ или на межбанковском рынке. То есть наращивание кредитного портфеля для банка жизненно важно.

К 1 декабря 2018-го, по данным НБРБ, наши сограждане взяли в банках кредитов на рекордные 11,3841 млрд рублей, из них только в ноябре —  216,3 млн. Статистика учитывает в том числе потребительские кредиты, займы на покупку жилья и авто, карты рассрочки.

Динамика впечатляет: отметку в 10 млрд руюлей белорусы преодолели еще в июне 2018 года, а в 11 млрд — в ноябре. Из общих 11,4 млрд рублей долгов к 1 декабря задолженность физлиц по потребительским кредитам составляет 4,3 млрд.

С одной стороны, в минувшем году кредитный рынок стабильно рос, с другой — менялся, причем одновременно в нескольких направлениях. В начале года оформить «прозрачный» кредит можно было под 11,5-18% годовых, самая распространенная ставка была 16%. К концу года кредиты подорожали: хотя ставка до 16,1% оставалась самой распространенной, появились предложения со ставкой около 25% и даже 29,9%. Зато нижняя планка предложения выросла с 9% в январе до 14,5% в ноябре.

Банки расширяли рынок потребительского кредитования, предлагая кредитные продукты, не требующие оформления множества документов и длительного ожидания. Словосочетание «быстрый кредит» было в тренде у банкиров. Многие банки, идя навстречу своим клиентам, предлагали оформить кредит до 5 тыс. рублей без справки о доходах. Без залогов и поручителей можно было получить и куда больше — до 30 тыс. Также растет популярность онлайн-кредитов, которые можно оформить через мобильное приложение в любое время суток.

Другим инструментом, получившим распространение в 2018-м, стали карты рассрочки: условия их использования стали выгоднее, а сроки беспроцентной рассрочки — более длинными. У всех банков быстро росло число партнеров, работающих с такими картами. Лидерами, впрочем, остались «Карта рассрочки № 1 Халва» от МТБанка и «Карта покупок» от Белгазпромбанка, для которых количество партнеров составляет более 20 тыс.

Долги и проблемы

По соседней России бум потребительского кредитования прокатился раньше, чем по Беларуси, и там уже в полной мере столкнулись с сопутствующими проблемами. Сегодня в РФ, как утверждает Национальное бюро кредитных историй, каждый пятый заемщик находится в ситуации, когда обслуживание долга съедает около половины всех доходов. Лишь чуть больше половины должников находится в относительно благополучной зоне: на уплату процентов и погашение основного долга уходило до 20% их зарплат. У 22% выплаты по кредитам забирают более 40% всех полученных денег, а у каждого восьмого — свыше 60%.

В свою очередь, ВЦИОМ приводит такие данные по России: за последние 9 лет доля семей, которые имеют хотя бы один непогашенный банковский кредит, выросла более чем вдвое: с 26% в 2008-м до 57% в 2017-м. Также живет в долг почти четверть пенсионеров: 24% сообщило, что оплачивает банковский долг за счет пенсий по старости, инвалидности или социальных выплат.

Но самое тревожное для российского рынка кредитов (а белорусский идет по его пути) то, что люди уже берут кредиты не на излишества, а на поддержание базовых потребностей. 36% респондентов сообщило ВЦИОМ, что денег им «хватает только на питание или не хватает даже на него». При этом ежегодно только на оплату процентов банкам россияне отдают 2 трлн российских рублей, или $35 млрд.

Самое тревожное для российского рынка кредитов (а белорусский идет по его пути) то, что люди уже берут кредиты не на излишества, а на поддержание базовых потребностей.

Возможно, чтобы ситуация не повторилась в нашей стране, еще в феврале 2018-го Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР, один из крупных кредиторов Беларуси), предложил «охладить» рынок потребительского кредитования. «Евразийский кредитор считает, что высокие темпы роста потребительского кредитования повышают риски для банковской системы Беларуси. Поэтому ЕФСР предложил ряд пруденциальных мер, касающихся потребительского кредитования, на выбор Нацбанка Беларуси», — писал БелаПАН со ссылкой на источник в финансовых кругах.

Тот же источник сообщал, что одним из предложений Евразийского фонда было вернуть справки, которые должны предъявлять физические лица для получения потребительских кредитов. (Их отменили в мае 2017 года, благодаря чему процедура выдачи потребительских кредитов существенно упростилась.)

В итоге справки не вернули, но, стараясь сдержать кредитный бум, Нацбанк с 1 мая ввел новые правила выдачи банками займов населению. Теперь банки считают для потенциальных заемщиков коэффициент долговой нагрузки. А 29 октября в Банковский кодекс Республики Беларусь внесли изменения, по которым, в частности, банки больше не могут в одностороннем порядке изменять процентные ставки по выданным кредитам или навязывать клиентам дополнительные услуги.

С точки зрения психологии

Бум потребительского кредитования начался сразу после того, как показатель инфляции снизился до приемлемого уровня. И белорусы очень быстро привыкли к тому, что деньги в долг можно взять абсолютно для любого случая: на отпуск, покупку машины, квартиры, телефона. Если раньше на морской отдых зарабатывали весь год, то теперь его весь год нужно отрабатывать. Берут кредиты на свадьбу, подарки родным, чтобы собрать ребенка в школу...

Если раньше на морской отдых зарабатывали весь год, то теперь его весь год нужно отрабатывать.  

Многие очень быстро втягиваются в порочный круг. Начав с кредита на модный смартфон, они заканчивают тем, что берут новые займы, чтобы расплатиться со старыми, и так по кругу. Психологи говорят: нет принципиальной разницы между алкоголиком, наркоманом и кредитозависимым, поскольку любая зависимость в первую очередь носит психологический характер. Однако если первые две зависимости обществом осуждаются, то третья — скорее, поощряется. По принципу «много потребляешь — правильно живешь». А что стоит за таким потреблением — дело десятое, банки об этом говорить не любят...

По сути, люди уходят от схемы «заработать — потратить», она заменяется схемой «взять в долг, чтобы потратить». Кредиты помогают людям снять тревогу по поводу собственной бедности, но лишь на время. Аналогия с забытьем, которое приносит алкоголь, здесь самая прямая — потом будет только хуже.

К счастью, выявить кредитозависимость достаточно просто. Если ежемесячные выплаты по кредитам не превышают половины заработка, то можно не переживать. Проблема возникает, когда больше половины дохода человека или семьи съедают долги, когда кредиты берутся, чтобы купить одежду или съездить в отпуск, а оставшихся от выплат денег уже не хватает на достойную жизнь.

Давайте будем честны с собой: сама по себе склонность часто брать кредиты не очень хороша, даже если вы все честно и без проблем возвращаете. Это значит, что вы не справляетесь со своей финансовой ситуацией сегодня, а значит, надо что-то делать для ее улучшения.

Однако банки ради процветания своего бизнеса помогают людям поддерживать иллюзию, что ничего страшного не происходит, все нормально и человек может рассчитывать на банк, — это не что иное, как медвежья услуга с его стороны.

С точки зрения макроэкономики

Крайне либеральная система кредитования населения на фоне небольшого внутреннего рынка и большой доли импорта потребительских товаров может привести к катастрофе. В нулевых просто классическую картину такой ситуации миру показала Латвия. В 1990-х эта страна успешно позиционировала себя как «восточноевропейская Швейцария», страна с очень либеральной денежно-кредитной системой.

На рынок Латвии пришли западные банки, развернувшие массовое потребительское кредитование. Получая кредиты, население Латвии тратило их на покупку импортных же товаров. В результате выдававшиеся кредиты практически немедленно уходили обратно за границу. Отрицательный торговый баланс увеличивался и вынуждал правительство занимать все больше денег за рубежом. Внешний долг Латвии достиг 160% ВВП.

В общем, во второй половине 2000-х банки и финансовые компании начали терять активы и банкротиться. Знаменитый Parex Bank в 2008 году был национализирован правительством Латвии во избежание его краха. После реструктуризации в Parex остались только проблемные активы, и он ушел с рынка.

Набравшие банковских кредитов сотрудники — идеальные работники. Соглашаются на любую переработку, не «качают права», всегда готовы взять отпуск в наихудшее время, добросовестны, не спорят с начальством и готовы работать на износ...

Похожая судьба постигла сверхуспешные во второй половине 1990-х Multibanka, Latvijas Krājbanka и еще ряд финансовых компаний. Одновременно рухнули в 3-4 раза цены на недвижимость, ранее взлетевшие из-за дешевых ипотечных кредитов. На конец 2010 года внешний долг Латвийской Республики достиг $9,6 млрд. В 2010-м ВВП Латвии упал на 18% — это был худший показателей динамики ВВП в мире за тот год.

В Беларуси специалисты опасаются подобного развития событий. Потребительское кредитование может влиять на макроэкономическую ситуацию.

Директора частных фирм резонно замечают, что набравшие банковских кредитов сотрудники — идеальные работники. Соглашаются на любую переработку, не «качают права», всегда готовы взять отпуск в наихудшее время, добросовестны, не спорят с начальством и готовы работать на износ... Потому что они не могут позволить себе пропустить ежемесячные платежи — штрафные выплаты начнут нарастать снежным комом. Потому же они не могут уволиться: на поиски новой работы потребуется несколько месяцев, и если прожить их без зарплаты вполне возможно, то с выплатой кредитов все сложнее.

Вопрос в том, насколько реально нужны экономике такие «идеальные работники» — загнанные кредитами в угол?


Поделиться:
Курс бел. рубля 16.06.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.08702.0910
12.34002.3430
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.0655
12.3307
p1003.2077