Пугало «деиндустриализации»

Пугало «деиндустриализации»

Автор: Денис Лавникевич
Колумнист Office Life заглянул в свежий сборник статистики белорусской промышленности. Сначала взгрустнулось... Но опыт стран-соседей, прошедших определенный этап развития своих экономик, наталкивает на определенные мысли.
Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
колумнист Office Life

Еще в советское время Беларусь благодаря большому количеству промышленных предприятий заслуженно получила прозвище «сборочного цеха СССР». И все годы независимости руководство республики с удовольствием подчеркивало: Беларусь — промышленно развитая страна, поставляющая на экспорт большое количество продукции собственного производства.

Однако свежая статистика от Белстата указывает на другое: наша страна быстро теряет свой промышленный потенциал. Цифры, приведенные в сборнике «Промышленность Республики Беларусь, 2018», в самом деле пугают: белорусская промышленность теряет около сотни предприятий в год. Если в 2011 году в отрасли насчитывалось 12,6 тыс. компаний, то в 2017-м их число сократилось до 11,9 тыс.

Еще выразительнее смотрятся цифры по занятости. С 2011 года промышленность потеряла 14,5% персонала: численность занятых сократилась с 1,1 млн до 882 тыс. человек. А с 2005 года — то есть за 12 лет — промышленные предприятия Беларуси потеряли более 200 тыс. работников.

По статистике, на сегодняшний день больше всего работников занято в обрабатывающей промышленности — 742,2 тыс. Для сравнения: в 2005 году их было 950,9 тыс. Причем процесс ухода кадров из промышленности продолжается: хотя в июне промпредприятия приняли на 1,5% больше работников, чем уволили, за предыдущий квартал уволенных в промышленности было на 42% больше, чем принятых на работу.

«День сурка» для агропрома / 

Конечно, эти метаморфозы можно было бы попытаться объяснить нормальным процессом перераспределения рабочей силы из сферы производства в сферу услуг. Западная Европа прошла этот путь несколько десятилетий назад. Теперь наша очередь.

С другой стороны, трезвый взгляд на экономику показывает, что промышленность все равно должна быть лидером по рабочим местам, иначе экономика страны не имеет будущего. И тут после приведенных цифр поневоле вспоминаются заклинания сторонников возрождения СССР, противников реформ и либерализма, о «деиндустриализации» на постсоветском пространстве. Дескать, из-за распада советской империи прежние экономические связи разорвались, и теперь злые капиталисты по кускам растаскивают промышленное наследие СССР, а если и покупают у государства крупные предприятия, то только для того, чтобы обанкротить их, а рынок отдать западным транснациональным концернам.

Эти «сказки для старших» даже комментировать не хочется... Приведу только пару примеров того, как выглядит промышленная политика в странах — соседях Беларуси. Начну с Польши, успешный опыт реформ которой изучил очень хорошо. Но зайду туда... через Украину.

Украинские коллеги — экономические обозреватели — рассказывают, что украинские города, в которых есть металлургические предприятия, буквально заклеены рекламными листовками. В которых украинских металлургов призывают переезжать в Польшу, работать на польских металлургических предприятиях за хорошую зарплату. Что же произошло?

Поляки вспомнили, что когда-то были не последним производителем стали в Европе, привлекли инвесторов и возродили свои заводы. Благо главные автопроизводители были прямо под боком, что позволяло экономить на логистике.

В те годы, когда Польша была социалистической, в ней была создана довольно сильная металлургическая отрасль. Но потом грянули экономические реформы Бальцеровича, и нерентабельные госпредприятия были либо закрыты, либо проданы иностранным собственникам. А польские металлурги массово поехали работать за рубеж, в основном в Германию, Великобританию и Италию.

Прошло пару десятилетий, и выяснилось, что европейский рынок нуждается в большом количестве стали и прочих метизов, 90% которых потребляет развитый европейский автопром. Поляки вспомнили, что когда-то были не последним производителем стали в Европе, привлекли инвесторов и возродили свои заводы. Благо главные автопроизводители были прямо под боком, что позволяло экономить на логистике.

Но возникла проблема с кадрами. Квалифицированных рабочих-металлистов не хватало. Часть переманили обратно из Германии — мастерам предложили на родине действительно конкурентные зарплаты. А рядовых рабочих набрали в странах бывшего СССР, в основном в Украине. Собственно, этот процесс идет и сейчас. Белорусов, кстати, тоже приглашают.

А вот другой пример, из моих любимых. Мы часто слышим от наших высокопоставленных чиновников, что продавать зарубежным инвесторам белорусские заводы нельзя, так как вместо полноценных грузовиков тот же МАЗ в результате станет выпускать диски для КамАЗа. Но давайте посмотрим на живой пример.

Мои ровесники — люди в возрасте около 40 лет — наверняка помнят чешские грузовики Tatra, которые на исходе СССР в изобилии встречались на наших улицах. Но уже два десятка лет их не видно. Что случилось с легендарным заводом? Неужели, подобно МАЗу, прозябает, лишь вспоминая о былом величии?

На самом деле предприятие никуда не делось. После распада советского блока и ликвидации социализма в Чехословакии «Татра» и в самом деле очень сильно сократила выпуск грузовиков. Сегодня они там производятся только для военных нужд и как база для спецтехники. А вот само предприятие выросло раза в два, значительно увеличив штат рабочих. Платит им хорошие зарплаты и щедро пополняет бюджет Чехии налогами.

Tatra
Грузовик Tatra. Фото: tatratrucks.com

Просто при переходе Tatra на рыночные рельсы чехи здраво рассудили: сохранять производство грузовиков только ради национальной гордости не имеет смысла. Конкурировать со Scania, DAF, Iveco или Volvo все равно не получится. А ориентироваться, как МАЗ, на покупателей с низкой платежеспособностью — значит никогда не достичь успеха. И тогда чехи переориентировали свое производство на выпуск комплектующих — автокомпонентов под заказ для всех ведущих европейских производителей грузовиков. Благодаря чему сегодня и процветают. Совершенно не переживая, что уже выросло целое поколение людей, в глаза не видевших грузовики Tatra.

Думаю, сегодня белорусская промышленность, «законсервированная» в 1994 году, просто вступает в период неизбежных реформ. Первый этап которых — как раз уход всего ненужного и нежизнеспособного.

Резюмирую. Пока люди не научились телепортироваться из одной точки в другую, питаться солнечным светом и одеваться в потоки воздуха, — промышленность будет востребована. И будет создавать рабочие места. Более того, как показал польский опыт, если есть экономическая целесообразность, то новые промышленные предприятия могут очень быстро появиться там, где от старых уже и следа не осталось. Единственное условие тут — такой бизнес-климат в стране, в котором предприниматель будет твердо знать, что его собственность защищена.

Думаю, сегодня белорусская промышленность, «законсервированная» в 1994 году, просто вступает в период неизбежных реформ. Первый этап которых — как раз уход всего ненужного и нежизнеспособного. Было бы оно жизнеспособным, не приходилось бы президенту лично ехать в Оршу, чтобы наладить поставку станков от завода «Красный борец» на Оршанский инструментальный.

То, что белорусская промышленность сильно упадет, — это факт, хотя и невеселый. Другое дело, что и поднимется она точно так же — только уже в другом обличье.


Поделиться:
Загрузка...

Курс бел. рубля 22.03.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.09702.1010
12.38602.3940
p1003.28203.2900
Б/нал. (НБРБ)
$12.0963
12.3925
p1003.2894