Открыт сезон нефтяных споров с Россией

Открыт сезон нефтяных споров с Россией

Колумнист Office Life констатирует начало очередных «танцев» вокруг согласования поставок в Беларусь российских энергоносителей, когда переговорщики используют различные инструменты давления друг на друга начиная с информационного
Автор: Леонид Фридкин, Office Life
Известие об очередном кредитно-нефтяном конфликте между Минском и Москвой взорвало 10 августа евразийское медиапространство. Старт дало агентство Рейтер, сообщившее, что Россия приостанавливает выдачу кредитов Беларуси и намерена ограничить ей беспошлинные поставки нефтепродуктов и сжиженного газа (СУГ) с четвертого квартала текущего года, ссылаясь на потери российского бюджета. Однако вряд ли это основная или даже реальная причина.
Леонид Фридкин
Леонид Фридкин
экономист

Источником таких новостей Рейтер называет протокол изменений к двустороннему межправительственному соглашению и пояснительную записку «Белнефтехима».

Напомню, соглашение, заключенное еще в 2007 году и действующее до конца 2024-го в нынешней редакции предусматривает поставку в республику ежегодно 24 млн тонн нефти. При этом до 1 октября каждого текущего года на следующий календарный год стороны согласовывают индикативные балансы добычи (производства), потребления, поставки, импорта и экспорта нефти и нефтепродуктов. Традиционно такое согласование проходит трудно. Минск пытается получить какие-нибудь дополнительные бонусы. Москва грозит сократить поставки, повысить цены, требует перевести транспортировку нефтепродуктов в свои балтийские порты, минуя Литву и Латвию, и т. п. Переговоры затягиваются, обогащая досужих аналитиков темами для статей об очередной «нефтегазовой войне». Но в итоге находится компромисс, более или менее устраивающий всех.

Традиционно такое согласование проходит трудно. Минск пытается получить какие-нибудь дополнительные бонусы. Москва грозит сократить поставки, повысить цены, требует перевести транспортировку нефтепродуктов в свои балтийские порты, минуя Литву и Латвию, и т. п.

Изменится ли такой сценарий сейчас? По версии Рейтер, дело серьезное. Якобы Москва намерена заблокировать предоставление Беларуси двух последних траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), а в следующем году — и выдачу государственного кредита в размере $1 млрд. Кроме того, в пояснительной записке к протоколу изменений соглашения заместителя председателя концерна «Белнефтехим» Андрея Рыбакова говорится, что россияне инициируют прекращение практики беспрепятственного и возросшего вывоза из РФ в Беларусь нефтепродуктов, мотивируя это потерями российского бюджета. «Возобновление дальнейшего сотрудничества... российская сторона увязывает с решением вопроса по установлению запрета на вывоз нефтепродуктов из РФ в Республику Беларусь и компенсации потерь российского бюджета за ранее вывезенные нефтепродукты», — цитирует Рейтер записку.

Почему Москва вдруг обиделась за свой бюджет — вопрос весьма интересный. Ведь экспорт нефтепродуктов, произведенных из российского сырья, и реэкспорт поставленных из РФ нефтепродуктов существуют очень давно. Ни для кого не секрет, что почти вся нефть, добываемая в Беларуси, а также большая часть выпускаемых в стране и ввозимых нефтепродуктов экспортируется на Запад и в Украину. Белорусские и российские эксперты не устают перечислять, сколь существенные потери несет при этом бюджет РФ и насколько значимой для белорусской экономики является нефтегазовая поддержка Москвы.

Вряд ли нынешняя ситуация более предосудительна, чем знаменитая «растворительная схема» 2012-2013 годов.

Действительно, в последнее время, судя по данным Белстата, экспорт и реэкспорт нефтепродуктов резко выросли. В частности, в январе — мае текущего года было экспортировано нефтепродуктов на 16,6% больше, чем за 5 месяцев 2017-го в натуральном выражении и на 33,5% — в стоимостном, а импортировано (практически полностью из РФ) — больше в 1,6 и 1,9 раза соответственно. Но это случается не впервые. Скажем, в прошлом году импорт нефтепродуктов вырос вдвое, а их экспорт — почти на треть. Вряд ли нынешняя ситуация более предосудительна, чем знаменитая «растворительная схема» 2012-2013 годов.

Особые отношения с союзниками всегда дорого обходились России. Правда, по оценкам специалистов Российской академии народного хозяйства и государственной службы и института Гайдара, наша страна по итогам 2005-2016 годов занимает лишь 13-е место по объему прямой финансовой поддержки из РФ среди основных получателей. Но с учетом кредитов, прямых и скрытых субсидий, в том числе в виде льготных цен на нефть и газ, сумма ежегодной поддержки на порядок выше.

Правда, с тех пор денег в российском бюджете серьезно поубавилось. Неслучайно нашим соседям пришлось увеличить ставку НДС и пенсионный возраст. В придачу теперь в РФ всерьез обсуждается введение дополнительных налогов для высокоприбыльных металлургических и химических компаний. Так что перспектива сокращения российских вливаний в белорусскую экономику выглядит все более вероятной. Это будет неприятный период, который может не ограничиться 2-3 годами, которые президент Александр Лукашенко предложил потерпеть «Гомсельмашу». Неслучайно рейтинговые агентства Moody’s, Standard and Poor’s и Fitch постоянно отмечают, что финансовая устойчивость и платежеспособность Беларуси зависит от сохранения российской поддержки и поставок дешевых нефти и газа.

Даже если в результате «налогового маневра» российская нефть подорожает, она все равно будет дешевле, чем из любой другой страны, — с учетом транспортировки.

Всего полгода назад заместитель премьер-министра Владимир Семашко заверял, что «все вопросы по нефти с Россией урегулированы до 2024 года включительно». Но одновременно вице-премьер призывал искать альтернативные источники поставок нефти. Впрочем, до сих пор попытки получать нефть из Венесуэлы, Ирана, Азербайджана не дали заметных результатов. Даже если в результате «налогового маневра» российская нефть подорожает, она все равно будет дешевле, чем из любой другой страны, — с учетом транспортировки. А потому идти на обострение в спорах об индикативном нефтяном балансе на очередной год белорусские переговорщики могут лишь до определенной черты.

Правда, Минфин РФ не подтверждает приостановку кредитования и уверяет, что кредитование строительства АЭС проводятся по графику, а по остальным кредитам все работы ведутся в плановом режиме. Впрочем, изучение условий выделения очередного транша под благовидным предлогом можно затянуть надолго, чтобы сделать партнера посговорчивее. К тому же напряженность в финансовых вопросах косвенно подтвердил белорусский президент, во время визита в Гомель упрекнувший Москву в невыполнении обязательств в рамках ЕАЭС. Возможно, речь шла лишь о проблемах сбыта отечественной сельхозтехники. Но не исключено, что имелось в виду и нечто иное.

Поделиться:
Загрузка...

Курс бел. рубля 23.01.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$10.00000.0000
10.00000.0000
p1000.00000.0000
Б/нал. (НБРБ)
$12.1556
12.4471
p1003.2401