Губернаторская улица, Минск

На чем зарабатывали в Минской губернии в конце XIX века

Предпринимательство на рубеже веков
Автор: Василий Малашенков
«География Минской губернии (Родиноведение)»

Чтобы хоть как-то отдохнуть от криптохайпа, смарт-контрактов и всяческих ICO мы решили сходить в библиотеку, полистать старинные фолианты. Взгляд остановился на работе «География Минской губернии (Родиноведение)». Ее в конце 1890-х написал секретарь Минского губернского статистического комитета, который также преподавал в столичной гимназии, Александр Смородский.

Книга охватывает самые разные аспекты. Нам, конечно, интересен торговый. Тем более что издание вышло из типографии незадолго перед денежной реформой Витте и в год начала царствования Николая II — в 1894-м. Переломный момент.

Реформа была связана с переходом рубля на английский золотой стандарт. Частично ее результатом стала небольшая девальвация валюты Российской империи (курс доллара вырос с 1 рубля 3 копеек до 1 рубля 94 копеек). Считается, что это положительно повлияло на инвестклимат в стране, ну и вообще на предпринимательство. А чем оно тогда занималось, это предпринимательство?

Огородные предприниматели

Наверняка вы слышали о том, что совсем недалеко от района, который сейчас принято величать Немигой, в Минске жили татары. Были там так называемые татарские огороды. И вот что по этому поводу пишет Смородский:

Огородничество производится преимущественно для собственного употребления, но в некоторых уездах огородныя овощи поступают и в продажу. В Минске этим делом занимаются татары, а также жители пригородных селений Бобруйскаго, Новогрудскаго уезда...
Татарская слобода
Вид на Татарскую слободу, фото: «Гiсторыя Мiнска», «Наука и техника», 1967 г.

Кстати, тут стоит напомнить, что тогдашняя Минская губерния — не равно современная Минская область. В регион входили территории, которые сейчас являются частями Брестской, Витебской, Гомельской, Гродненской и Могилевской областей.

Карта Минской губернии
Карта из книги «География Минской губернии (Родиноведение)»

В губернии среди мелких предпринимателей-огородников была своеобразная дифференциация. Как уже говорилось, одни торговали конечной огородной продукцией, а другие — семенами. Этим отличались мелкие предприниматели из Петрикова и Давид-Городка. Последний до сих пор славится фермерскими традициями. Огородным делом там реально зарабатывают. Обычно на память приходят картофель и огурцы. А в конце XIX века основу ассортимента составляли: брюква, капуста, огурцы, фасоль, бобы, морковь, мак, петрушка и пастернак. К сожалению, Смородский не указывает цен, хотя бы примерных. Мы попытались найти их в более старых изданиях, которые в обилии выпускали военные. Да, не удивляйтесь. Генштаб в Санкт-Петербурге собирал данные от офицеров со всей страны и выпускал объемные сборники с цифрами, касающимися налогов, демографии и много чего другого. Однако сборник по Минской губернии от 1864 года о ценах на такой товар тоже умалчивает. Но, как и у Смородского, написано, что огородничество особо развито среди татар. Хотя многие огороды и тогда заводились для личного пользования.

«Только в местах, прилегающих к городам и большим мыстечкам, огородничество есть, для некоторых хозяев мещанского сословия, первостепенная статья извлекаемого из земли дохода», — пишут военные в своем отчете. Ассортимент они приводят похожий: морковь, редька, брюква, огурцы, тыквы, сладкий горох, мак, лук, чеснок, петрушка, лук-порей, цветная капуста, спаржа и салат.

Крытые торговые ряды и рельсы конки на Нижнем рынке (ныне площадь 8 Марта) в Минске. Фото 1897 года, из коллекции Каледы В.И.
Крытые торговые ряды и рельсы конки на Нижнем рынке (ныне площадь 8 Марта) в Минске. Фото 1897 года, из коллекции Каледы В.И., фото: tut.by

Постепенно увеличивался спрос на картофель. Его выращивали не только частным образом вблизи своих усадебок: под этот корнеплод начинают выделять землю на больших помещичьих полях, где ранее выращивались зерновые.

В более крупном, помещичьем сегменте было популярно садоводство. Однако Смородский указывает на то, что это больше был не промысел, а «предмет роскоши и удовольствия». Хотя сады существовали не обязательно только в усадьбах у помещиков, были они и у зажиточных крестьян. Из некоторых хозяйств фрукты поступали в продажу. Поставщиками были в основном усадьбы Бобруйского, Слуцкого и Игуменского уездов (город Игумен — современный Червень). Особенно в ходу были зимние сорта — «антоновка», «титовка» и т.д. В Слуцке ходовым товаром были местные сладкие груши «беры». Некоторые состоятельные хозяева не хотели сами заниматься фруктовым бизнесом и сдавали сады в аренду евреям. В основном так делали в городах и в пригородах.

Сладкая ниша

Плохо разработанной нишей было тогда производство меда. Пчеловодством помещики почти не занимались. Крестьяне же предпочитали старый метод: вешали на деревьях ульи-колоды (борти), несмотря на то что в Российской империи еще в начале XIX века были изобретены рамочные ульи. Кроме отсталости, развитию медового бизнеса мешала сама природа. Медведи водились в лесах в большом количестве и были не прочь разломать пару-тройку колод. С другой стороны, помещики вводили местный сбор за каждое дерево с бортью. И все же медом торговали, особенно в Пинском, Мозырском, Игуменском и Бобруйском уездах. Килограмм стоил примерно 24 довиттевские копейки. Сложно дать точный эквивалент современным деньгам. Мы решили сделать это через цены на зерно. Сборник статей «Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства», выпущенный в Санкт-Петербурге в 1897 году, гласит, что в разных губерниях Российской империи килограмм пшеницы стоил приблизительно от 2,3 до 2,7 копейки. Сейчас оптовые цены, в зависимости от конкретного сорта и других нюансов, колеблются от 24 до 36 копеек. Если брать нижнюю границу, то мед стоил 2 рубля 40 копеек в переводе на белорусские рубли. Это значительно дешевле нынешних цен, но давайте не забывать, что перевод валюты из прошлого в будущее — вещь очень условная.

Но в любом случае продавец меда мог на выручку с одного килограмма купить немало зерна, а оно тогда еще оставалось важным сырьем.

Артельный бизнес

Еще одним видом заработка, который можно назвать мелким, был лесной промысел. Крестьяне сбивались в сезонные артели и занимались заготовкой древесины. За вырубку одного дерева давали минимум 6 копеек. То есть срубил 4 дерева — и гарантированно сможешь купить килограмм меда. За доставку одного дерева давали еще 15 копеек и т.д. В 1893 году общая выручка этих сезонных бригад составила более 300 тыс. тогдашних рублей.

Другой вид мелкого предпринимательства, который был и артельным, и индивидуальным, — это самая обыкновенная рыбалка. Практически вся ниша была занята евреями. Смородский не уточняет, сами ли они ловили рыбу, либо нанимали тех же местных мужиков из деревень. Но почти все озера были арендованы именно евреями. Мелкую рыбу они продавали практически на месте, а крупную поставляли в Слуцк, Бобруйск, Минск, Вильну и Варшаву. Доставляли продукт на телегах в емкостях со льдом. Иногда перевозили и по железным дорогам в специально приспособленных бочках с водой. Общий годовой объем выручки за рыбу колебался от 60 до 100 тыс. рублей. Пуд (более 16 кг) вяленой плотвы или леща можно было купить на берегу озера или реки в сезонных точках по 4-5 рублей.

Мост через Свислочь, слева — Замковая гора в Минске (ныне площадь 8 Марта). Фото 1897 года, из коллекции Каледы В.И.
Мост через Свислочь, слева — Замковая гора в Минске (ныне площадь 8 Марта). Фото 1897 года, из коллекции Каледы В.И., фото: tut.by

Еще одно направление — артели по ремонту железных дорог. Государство платило хорошо. Один рабочий в среднем получил за сезон 1893 года 5 рублей 50 копеек.

Ремесленники

Конечно же, был тогда и кустарный промысел, который мы сейчас называем ремесленничеством. Интересно, что большая часть продукции делалась для постоянных клиентов — соседей по околотку (что-то вроде современного микрорайона). Но что-то отдавали и на продажу в лавки. Ремесленники производили сукно из овечьей шерсти, льняные холсты, веревки из пеньки. Активно занимались этим женщины в зимнее время в некоторых районах Мозырского уезда, в Мире, в Глуске и других населенных пунктах.

Полесская девушка за пряжей, Слоним. Фото 1900 года, из коллекции Ю. Шиманчика (ПНР)
Полесская девушка за пряжей, Слоним. Фото 1900 года, из коллекции Ю. Шиманчика (ПНР), фото: tut.by

Некоторые делали так называемое ткацкое полотно для скатертей, салфеток и «утиральников». За отрез длиною около 71 см цена была от 8 до 15 копеек. А сукно стоило от 45 до 60 копеек.

Но ремесленники не ограничивались тканями. Во многих городках и местечках делали керамику: горшки, миски, тарелки и пр. А Ивенец славился даже подсвечниками и детскими игрушками (разные виды стоили от 2 до 10 копеек за штуку). Можно было заказать у мастера и дымовую трубу за 30-40 копеек.

Развито было и кустарное производство самых разных изделий из дерева: от ушатов до запчастей к телегам. Даже мебель собирали. А три еврея и крестьянин-белорус из местечка Лахва в Мозырском уезде особенно славились плетением из ракитового корня. Делала эта бригада и шляпы, и корзины, и сундуки, и посуду. Даже по заказу оплетали конные экипажи. В Минске 10 евреев создали бригаду токарей. Делали разнообразные товары из карельской березы. Всего же кустарных изделий от всех мастеров губернии по официальным данным в 1893 году было продано на 29840 рублей.

Но основными товарами, на которых зарабатывал крупный бизнес, были древесина и хлеб. Именно эти товары были на первом месте по экспорту из губернии.

Поделиться:
Курс бел. рубля 16.07.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.08702.0910
12.34002.3430
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.0310
12.2910
p1003.2340