Нотариальное заверение

Наталья Борисенко: «Мы стремимся быть полезными бизнесу»

Какие вопросы на повестке дня у нотариата сегодня и чем он может быть полезен национальному бизнес-сообществу
Автор: Виталий Чуясов
Реформа отечественного нотариата была проведена в 2014 году — нотариусы, являясь членами Белорусской нотариальной палаты, начали работать на условиях самофинансирования и самоуправления. Несмотря на экономический кризис, с которым практически совпал процесс разгосударствления этой сферы, нотариальное сообщество продемонстрировало стабильную работу и обеспечило доступность этого вида услуг. О том, какие вопросы на повестке дня у нотариата сегодня и чем он может быть полезен национальному бизнес-сообществу, корреспондент «Бизнес-ревю» беседует с председателем Белорусской нотариальной палаты Натальей Борисенко.
Наталья Борисенко
Наталья Борисенко
Председатель Белорусской нотариальной палаты

— Как складываются отношения нотариата и корпоративного сектора?

— В начале 2000-х в целях устранения бюрократических барьеров в ведении бизнеса в Беларуси было исключено обязательное требование о нотариальном удостоверении учредительных договоров, договоров о продаже долей в уставных фондах и свидетельствования подлинности подписи на заявлениях о выходе из состава участников хозяйственных обществ. С тех пор активность участия нотариуса в корпоративных правоотношениях у нас ощутимо снизилась. В отличие от России, где сейчас возвращается практика нотариального удостоверения юридических фактов, значимых для компаний событий. Отчасти это объясняется сложным периодом в истории страны, связанным с рейдерскими захватами бизнеса. К счастью, у нас такого не было и нет. Однако стремление государства и бизнес-сообщества к нотариальному заверению документов — это правильное решение с точки зрения безопасности компаний.

— Почему?

— Согласитесь, доверять документам, при оформлении которых нотариус устанавливает личность, дееспособность, проверяет волеизъявление и истинные намерения участников, составляет проект договора с соблюдением требований законодательства, — гораздо более практичное и взвешенное решение, нежели решение доверять документам, такой процедуры не прошедшим. Помощь нотариуса, в первую очередь как квалифицированного юриста, будет особенно полезна среднему и малому бизнесу, у которого не всегда есть возможность содержать в штате юриста. Впрочем, такая помощь нужна и крупному бизнесу, поскольку нотариальный документ — это официальный документ и процедуры по его признанию в других странах регламентированы международными соглашениями, в то время как документ, составленный самим юридическим лицом, таким статусом не обладает и может быть не принят иностранными партнерами или государственными структурами. Зная об этом, разве можно назвать требование о нотариальной форме бюрократическим барьером при ведении бизнеса?

В поддержку этого мнения говорит международный опыт. В Германии, где довольно неплохие условия для ведения бизнеса, корпоративные правоотношения тесно связаны с нотариатом. В качестве примера могу привести процедуру подписания учредительного договора в ФРГ, где нотариус в течение недели может зачитывать в присутствии всех учредителей текст договора, так как этот основополагающий в любой компании документ может содержать множество диспозитивных (предусматривающих варианты поведения исходя из интересов участников. — Прим. ред.) норм.

В настоящее время мы стремимся активнее и, что немаловажно, эффективнее помогать бизнесу, повышая свое участие в корпоративных правоотношениях. В 2012 году в Законе Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности» появилось такое нотариальное действие, как подтверждение факта достоверности документа, принятого при создании хозяйственного общества, или документа его органа управления. На практике это действие востребовано не так, как в соседних странах, но интерес у представителей белорусского бизнес-сообщества к нему все же есть.

— В каких случаях вы рекомендуете привлекать нотариусов для удостоверения сделок по отчуждению долей в компаниях, учредительных документов?

— Как нотариус с более чем 25-летним стажем работы, я могу с уверенностью сказать: во всех. В судах растет количество дел о банкротстве, учредители опасаются субсидиарной ответственности. Бывают случаи, когда участник общества уже вышел из состава учредителей, но в силу каких-то обстоятельств изменение состава участников в Едином государственном регистре не было зафиксировано. В то же время нотариус хранит экземпляр нотариально удостоверенного договора 75 лет. Или другой пример: умирает собственник имущества унитарного предприятия, его родственники вступают в права наследования, хотя они могут даже не знать о существовании предприятия, поскольку оно давно не работает. О том, что его нужно ликвидировать, собственник имущества не подумал. Между тем до тех пор, пока предприятие не ликвидировано, обязательные платежи на него начисляются. И эти обязательства переходят к наследникам вместе с уставным фондом предприятия, который может быть мизерным. Цифры долга в таких случаях порой астрономические. Если бы учредительные документы были нотариально удостоверены, то нотариус разъяснил бы законодательные нормы собственнику имущества.

Наталья Борисенко
Наталья Борисенко. Фото: Сергей Пилипович

— В чем заключается сложность с наследованием долей в уставных фондах хозяйственных обществ?

— В соответствии с законодательством доли в уставном фонде переходят к наследникам лиц, являвшихся участниками общества, если уставом общества не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия остальных его участников. Наследники обращаются к нотариусу. С одной стороны, нотариус в наследственной массе видит долю, с другой — эту оговорку в уставе. Возникает вопрос, на какой объект нотариус должен выдать свидетельство о праве на наследство: на долю в уставном фонде, на стоимость такой доли или на права и обязанности участника хозобщества? Хозяйственное общество, в свою очередь, также оказывается в неопределенной ситуации, поскольку доля есть, но, пока не выданы свидетельства о праве на наследство, сказать, кто из наследников может претендовать на нее и на участие в обществе, нельзя. Эти две проблемы взаимосвязаны.

Компетенция по обеспечению письменных доказательств, включая осмотр страниц в интернете, у нас существует с 2014 года. Нотариат получил ее не без сложностей...

Помимо этого, есть проблема с требованием супруга о разделе доли в уставном фонде, которую нередко можно решить только путем обращения в суд. Возникают вопросы о доверительном управлении долями при наличии не-скольких наследников. В некоторых европейских странах, в том числе в соседней Украине, наследственные договоры заключают еще при жизни наследодателя. По сравнению с завещаниями, которые составляются только одним лицом и по законодательству Республики Беларусь являются единственным документом, содержащим распоряжение собственника по поводу своего имущества на случай смерти, в рамках договоров, которые подписывают все заинтересованные лица, легче решать такой сложный вопрос, как правопреемство в отношении доли в уставном фонде. Так что вопросы действительно есть, мы с ними сталкиваемся на практике, а потому уже внесли некоторые предложения по корректировке Гражданского кодекса Республики Беларусь. Над иными проблемами еще предстоит подумать.

— Уже несколько лет прошло с тех пор, как нотариусам предоставлено право совершать исполнительные надписи по бесспорным долговым требованиям к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям. Где порог экономической целесообразности для обращения к нотариусу, а в каком случае вопрос необходимо решать через суд, приказное производство?

— За основу мы должны брать не названный вами экономический критерий, ведь приказное производство — это судебная процедура, хоть и упрощенная, но требующая разбирательства. Мы же работаем именно с бесспорными фактами, которые подтверждаются наличием определенных законодательством документов, свидетельствующих об обязательстве и неисполнении его должником. И если такие документы не представлены взыскателем или они не соответствуют требованиям законодательства, нотариус не вправе совершить исполнительную надпись. Нотариус не устанавливает бесспорность в смысле отсутствия возражений должника, как в приказном производстве. Нотариусу дано право априори считать кредитора добросовестным, если он предъявил документы, установленные для того или иного вида бесспорных требований. При этом нотариус только оценивает их соответствие требованиям законодательства. Поэтому разграничение суд/нотариус зависит именно от вида требований и наличия подтверждения бесспорности.

— Не проигрывают ли нотариусы судам в силу того, что по их надписям невозможно взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами?

— Действительно, взыскатель идет взыскивать основной долг и неустойку к нам (так как эти требования подведомственны нотариусу), а проценты пытается взыскать потом через суд. Это не совсем удобно, и мы работаем над нормативным закреплением возможности взыскивать проценты за пользование чужими денежными средствами на основании исполнительной надписи. Не секрет, что нередко эти проценты больше основного долга, поэтому у суда есть возможность снизить их до разумного уровня. У нотариусов же таких полномочий нет. Нотариус не будет самостоятельно рассчитывать размер процентов, он должен совершить исполнительную надпись по составленному взыскателем расчету после его проверки на соответствие законодательству и условиям договора.

— Насколько часто к белорусским нотариусам обращаются за помощью в делах по защите деловой репутации?

— Компетенция по обеспечению письменных доказательств, включая осмотр страниц в интернете, у нас существует с 2014 года. Нотариат получил ее не без сложностей, так как не все сразу поняли, зачем она нужна. Хотя в свое время наши суды решения основывали на письменных доказательствах, обеспеченных российскими нотариусами. Лицам, заинтересованным в этом нотариальном действии, приходилось ездить в Смоленск или Санкт-Петербург. У данного нотариального действия есть ряд особенностей. Оно требует некоторых технических познаний, поэтому перед вступлением в силу норм, позволяющих нотариусам обеспечивать письменные доказательства для судов Республики Беларусь, для нотариусов проводились обучающие мероприятия. Однако можно утверждать, что белорусский нотариат сегодня знает, как совершить это нотариальное действие и грамотно проконсультировать клиентов. Мы отмечаем заинтересованность в реализации этой компетенции белорусским нотариатом. Из года в год количество нотариальных действий по обеспечению письменных доказательств стабильно увеличивается.

— Реформа нотариата, в ходе которой он перестал быть государственным и перешел на принцип самофинансирования, совпала с экономическим кризисом. Не испытывают ли нотариусы, работающие на периферии, финансового дискомфорта, в отличие от столицы, где сосредоточена деловая активность?

— С учетом того, что к началу 2016 года Белорусская нотариальная палата обновила компьютерную технику и мебель, сделала ремонт в большинстве требующих обновления помещений нотариальных контор, а также принимая во внимание уменьшение количества совершаемых нотариусами нотариальных действий, был снижен размер дифференцированного взноса в палату, поэтому пока наши коллеги не чувствуют проблем в этой сфере.

Действительно, в некоторых нотариальных конторах, где нагрузка не столь велика, нотариусы не могут обеспечить самофинансирования своей деятельности. Тем не менее мы будем сохранять присутствие нотариуса в таких регионах и финансово поддерживать их, поскольку отвечаем за доступность нотариальных услуг, — это краеугольный камень нашей самостоятельной работы. Пока наша самофинансируемая организация вполне стабильна. Что нас действительно очень тревожит,так это потеря компетенции в сфере удостоверения сделок с недвижимостью.

Нотариат — бизнесу
С осени 2017 года нотариусы получили возможность по просьбе лица, желающего начать свой бизнес, или уже действующего субъекта хозяйствования подавать электронные документы для государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, вносить изменения в уставные документы юридических лиц и свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя. Эта услуга может быть полезна тем, у кого нотариальная контора или бюро (а они есть не только в районных центрах) расположены территориально ближе, чем регистрирующий орган, и кто не хочет тратить лишние деньги на приобретение ключа электронной цифровой подписи.

— Что вы имеете в виду?

— Есть два кита компетенции нотариатов латинского типа, к которому принадлежит и белорусский нотариат: обязательная нотариальная форма сделок с недвижимостью и нотариальное оформление наследственных прав. Наследство полностью в нашей компетенции, а вот количество удостоверяемых в стране сделок с недвижимостью (с учетом отсутствия нормативного закрепления обязательной нотариальной формы) неуклонно снижается.

Суть проблемы, на мой взгляд, в том, что нотариат слишком поздно приступил к формированию информационной системы. В настоящее время возможность удостоверить сделку непосредственно в территориальной организации по государственной регистрации недвижимого имущества, где одновременно будет осуществлена регистрация сделки и произведен переход основанных на ней прав к приобретателю, высоко востребована у населения.

Впрочем, мы стараемся наверстать упущенное. У нотариата уже есть своя информационная система. При этом, создавая информационные ресурсы, мы в онлайн-режиме получаем доступ к актуальной информации, находящейся в других базах данных, а также возможность оперативно предоставлять информацию в электронном виде для необходимых регистрационных действий и тем самым способны на равных конкурировать с регистраторами недвижимости.

— Выплата страховок по делам нотариусов — это для вас сложная тема? Почему наступают страховые случаи?

— Нет, тема несложная, поскольку, как известно, не ошибается тот, кто не работает. К настоящему времени имеются единичные случаи, в основном касающиеся возмещения страховыми организациями судебных расходов по оспариванию исполнительных надписей. Это 10 базовых величин, которые платят должники по исполнительной надписи при подаче жалобы на действия нотариусов в суд.

— То есть это были ситуации, когда нотариусы неаккуратно разбирались с представленными взыскателями документами?

— В основном да. Хотя отмечу, что вначале по причине не совсем корректного правового регулирования нотариусу приходилось разбираться, где исключительно его компетенции, а где — судебные. Теперь ситуация стала яснее.

— Можете привести примеры таких страховых случаев?

— Конечно. Нотариус, переоценив свои возможности по владению иностранным языком, перевела документ и установила по нему бесспорность требований взыскателя к должнику. Однако должник обжаловал совершенную исполнительную надпись, и суд посчитал его аргументы состоятельными. Жалобу удовлетворили, и надпись была отменена. Соответственно, с нотариуса взыскали сумму, которую должник заплатил при обращении в суд и которая была покрыта страховкой. Поэтому для меня этот вопрос простой. Наличие института страхования профессиональной деятельности нотариуса наглядно демонстрирует, что при обращении в нотариат гарантии очень высоки. А вот чего мы никак не можем допускать в своей работе, так это злоупотреблений со стороны нотариусов, их недобросовестного поведения. И это принципиальная позиция Белорусской нотариальной палаты.

Доллар уже не тот

Впервые материал был опубликован в журнале «Бизнес-ревю» № 1/2018.

Поделиться:
Курс бел. рубля 16.07.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.08702.0910
12.34002.3430
p1003.23303.2400
Б/нал. (НБРБ)
$12.0310
12.2910
p1003.2340