Нефтепереработка

Сделаем вид, что ничего не было

Автор: Денис Лавникевич

Колумнист Office Life вспоминает эпизоды белорусско-российских отношений в нефтяной сфере и приходит к выводу, что грядущие маневры если и ударят по белорусскому бюджету, то не смертельно.

Последние недели все вокруг как-то сильно переживают по поводу грядущих потерь Беларуси то ли от российского налогового маневра, то ли от новых условий поставок нефти. Но давайте вспомним: всего несколько лет назад Беларусь вполне обходилась без этой «нефтяной субсидии» — она появилась только в 2015 году.

Денис Лавникевич
Денис Лавникевич
Колумнист Office Life

Как не запутаться в нефтяных схемах

Российское издание Neftegaz.RU цитирует замминистра финансов Беларуси Дмитрия Кийко, который 9 августа заявил: 

Выпадающие доходы бюджета в 2019 году от налогового маневра в России составят около 600 млн белорусских рублей ($298,4 млн). Эти потери станут следствием сокращения вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты, а также предусмотренного 25-процентного снижения ставок акцизов на топливо.

Момент действительно очень неприятный: напомню, что российский налоговый маневр в нефтяной отрасли предусматривает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть с 30% до 0% к 2024 году с параллельным повышением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Однако сейчас Беларусь получает из России нефть без пошлин по внутренним ценам. Часть этой нефти реэкспортируется на Запад, часть — перерабатывается в нефтепродукты и продается на Запад и Украину (более 40% украинского потребления бензина и ДТ — белорусского происхождения).

При всем этом пошлины на нефть и нефтепродукты поступают в белорусский, а не в российский бюджет. Еще не так давно предполагалось, что в нынешнем году белорусский бюджет получит «нефтяных» порядка $2,5 млрд, или около 5% ВВП. В свою очередь российские чиновники жалуются на такой расклад: в Минфине РФ не раз заявляли, что российский бюджет теряет на беспошлинных поставках нефти в Беларусь более $3 млрд в год.

Открыт сезон нефтяных споров с Россией / 

Но налоговый маневр приведет к тому, что нефть от российских поставщиков подорожает почти до мирового уровня, то есть исчезнет та почти 30-процентная маржа, которая позволяла существовать всей схеме. Более того, находясь в едином таможенном пространстве ЕАЭС, Беларусь также будет вынуждена отменить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. А это повлечет уже намного большие потери для белорусского бюджета — в перспективе более $2 млрд, или около 4% ВВП страны.

И это еще не все. Российская сторона уже решила, что с IV квартала 2018 года Россия будет поставлять Беларуси нефтепродукты только для ее внутреннего потребления. Чтобы исключить возможность «серого» реэкспорта, по требованию российских властей белорусские предприятия и госорганы должны будут обосновывать свои потребности. Ко всему прочему, как сообщило агентство Reuters со ссылкой на официальные документы, Москва дополнительно требует от Минска компенсацию за реэкспорт нефтепродуктов с начала 2018 года.

«Отыграть назад» уже не получится

Законодательная основа налогового маневра — принятые российской Госдумой 5 июля в первом чтении поправки в Налоговый кодекс и закон «О таможенном тарифе». То есть это уже принятое решение — и одобренное Владимиром Путиным. Ради Беларуси российская законодательная машина вряд ли включит задний ход, ведь в нефтяной отрасли восточного соседа крутятся деньги, кратно превышающие весь белорусский бюджет.

Остается одно: договариваться о компенсациях. Тем более что формально россияне на это готовы. В ходе обсуждения в Госдуме налогового маневра замминистра финансов Илье Трунину задали вопрос: как будет обеспечена поддержка Беларуси после отмены экспортных пошлин? Он ответил: 

Мы от этой поддержки не отказываемся, у нас союзное государство. Единственное, что условия и объемы этой поддержки не фиксированы: сколько поставили нефти и нефтепродуктов, столько и поставили, какие сложились условия на рынках, такие и сложились. Федеральный бюджет в любых условиях недополучает доходы. ... Если мы и дальше будем поддерживать — а мы будем поддерживать Беларусь, поскольку это наш стратегический партнер, — необходимо использовать другие формы поддержки: абсолютно счетные, определенные, которые не будут иметь такой неограниченный характер.
Ради Беларуси российская законодательная машина вряд ли включит задний ход, ведь в нефтяной отрасли восточного соседа крутятся деньги, кратно превышающие весь белорусский бюджет.

Вот только, судя по всему, и в российском, и в белорусском правительстве исходят из того, что договориться о формах и объеме такой поддержки должны президенты двух стран. Однако президенты пока не договорились, что открывает поле предположений о том, что официальный Минск может использовать в качестве предмета торга.

Бензин: халявы не будет / 

Самое очевидное здесь — возможность приватизации ОАО «Гомельтранснефть Дружба», по трубе которого идет около трети российских поставок нефти в ЕС — более 50 млн т в год. А это ни много ни мало — 10% потребления европейских НПЗ (в Польше — 75%, в Германии — 15%). Собственником гомельской «Дружбы» давно и открыто хочет стать российская компания-монополист «Транснефть».

Тут даже можно вспомнить, что в 2009-м возможность приватизации двух белорусских нефтетранспортных предприятий включили в проект программы сотрудничества Беларуси и РФ в сфере ТЭК. Правда, та программа так и осталась проектом. Но в январе 2010-го наше правительство вместе с соглашением по поставкам нефти подписало с Россией методику тарифного регулирования при транспортировке российской нефти по «Дружбе». И это, по сути, лишило ОАО «Гомельтранснефть Дружба» возможности самостоятельно принимать решения, связанные с транзитом российской нефти.

Другой возможный предмет торга — требование России (его год назад озвучил лично Путин) перевести экспорт белорусских нефтепродуктов с портов стран Балтии на порты Ленинградской области.

Однако любой подобный торг неизбежно повлечет потери для Беларуси. А может, стоит вообще не торговаться?

ОАО «Гомельтранснефть Дружба»
ОАО «Гомельтранснефть Дружба». Фото: transoil.by

Плюнуть и забыть

Давайте вспомним: только с 2015 года отмена экспортной пошлины на нефтепродукты позволяла Беларуси автоматически пополнять бюджет на значительную сумму. Первоначально Минск и Москва подписали протокол о внесении изменений в соглашение о порядке уплаты и зачисления вывозных таможенных пошлин при экспорте с территории Беларуси. По этому документу в наш бюджет зачислялось $1,5 млрд экспортных пошлин на нефтепродукты, а все, что свыше, — шло в российский бюджет. Так должно было быть до 2025-го, когда нам обещали единый рынок энергоносителей ЕАЭС.

Но вскоре, как раз из-за намеченного налогового маневра, белорусская сторона попросила полностью освободить ее от уплаты экспортных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет на три года. Предполагалось, что эта отсрочка плюс дополнительные средства позволят модернизировать белорусские НПЗ, чтобы далее продавать за рубеж более дорогие нефтепродукты. В результате с 2015 года все экспортные пошлины оставались в белорусском бюджете.

К хорошему привыкаешь быстро. И сегодня мы воспринимаем отмену этой «нефтяной субсидии» как едва ли не катастрофу. Но давайте вспомним: еще всего четыре года назад экспортные пошлины уходили в российский бюджет, и это считалось совершенно нормальным. Так что, быть может, стоит воспринять нынешнее «урезание» белорусских нефтяных доходов более философски? Ведь есть хорошее выражение: «как пришло, так и ушло».

Теперь будет больше стимулов заниматься вдумчивым и кропотливым реформированием экономики, вместо того чтобы «заливать» проблемные предприятия «нефтяными» деньгами.

Теперь будет больше стимулов заниматься вдумчивым и кропотливым реформированием экономики, вместо того чтобы «заливать» проблемные предприятия «нефтяными» деньгами. Кроме того, если до конца года получится-таки модернизировать наши НПЗ, то вполне можно будет вновь задуматься и об альтернативных поставках нефти (ведь российская может потерять свою ценовую эксклюзивность).

Тогда и «Гомельтранснефть Дружба» не придется отдавать россиянам — этот нефтепровод будет критически важен для поставок «альтернативной» нефти по южному коридору — трубопроводу Одесса-Броды. Да и вообще тут парадокс: убавится дешевой нефти — прибавится реальной независимости. А остальное уже зависит только от нас.


Курс бел. рубля 26.09.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.09002.1000
12.45702.4650
p1003.16603.1800
Б/нал. (НБРБ)
$12.0820
12.4488
p1003.1507