Калькулятор

Непобедимые посредники: нет правил, не будет и борьбы

Автор: Леонид Фридкин

Колумнист Office Life давно и внимательно следит за попытками государства «навести порядок» в такой деликатной сфере, как посредничество при закупках и создании товаропроводящих сетей на экспортных рынках. Оказывается, Беларусь в этом вопросе отнюдь не уникальна, но при этом, как нередко бывает, ищет свой особый путь управления и развития. Но, увы, пока окончательно его не нащупала...

Леонид Фридкин
Леонид Фридкин
колумнист Office Life, экономист

Главным событием прошлой недели стала презентация правительством Программы социально-экономического развития Беларуси на 2019-2020 годы президенту страны. А на следующий день на совещании в Совете по развитию предпринимательства было обещано смягчить нормы проекта Налогового кодекса (НК), касающиеся трансфертного ценообразования и признания иностранных организаций налоговыми резидентами Беларуси. Это воспринято в бизнес-кругах с большим энтузиазмом — как и любое намерение смягчить какие-нибудь ограничения и контроль. Однако между напутствиями главы государства по реализации правительственной программы и либеральными намерениями совета есть забавное противоречие.

Встречаясь 16 октября с премьер-министром Сергеем Румасом, президент Беларуси Александр Лукашенко среди прочего вспомнил о борьбе с посредничеством. Оно, по мнению главы государства, часто становится основой для коррупционных схем, за которые люди, и «прежде всего чиновники», попадают за решетку. 

Посредничество стало проблемой. Раньше это называли спекуляцией: купи и перепродай. И в этой цепочке даже несколько посредников. За счет этого цена увеличивается на 30-50%, а иногда и больше.

— Александр Лукашенко

Президент припомнил, что ранее поручал КГК заняться этой проблемой, но «ощутимых подвижек пока незаметно». Теперь аналогичное поручение получил премьер-министр. Срок внесения «соответствующих предложений» — до конца года.

Борьба без победы

В недавнем прошлом власти уже проиграли несколько раундов этой борьбы: от ограничения оптовых наценок и приснопамятного указа от 7.03.2000 № 117, которым посредническую деятельность почти 11 лет пытались «упорядочить», до скандального постановления Совмина от 28.07.2009 № 991, фактически запрещавшего посредничество и отмененного в день вступления в силу. Не удаются и другие попытки если не искоренить, то как-то ограничить деятельность посреднических структур: формально она ничем не ограничена. В глазах контролеров наличие лишних (с точки зрения контролеров) снабженческих и сбытовых цепочек остается предосудительным, но найти в них криминал затруднительно. Остается уповать на промахи в уплате налогов.

По сути, посредничество — это вся торговля. Ее специфика такова, что большинство крупных производителей распределяет свою продукцию по территориям и редко работают напрямую с потребителями. Обычно поставки ведутся через региональных дилеров и дистрибьюторов. Такую же роль играют компании, занимающиеся сбытом отечественной продукции на внутреннем и внешних рынках. Они являются важной частью товаропроводящих сетей, берущей на себя маркетинг, логистику и прочие порой весьма дорогостоящие хлопоты. Такие посредники — неотъемлемая часть экономического механизма.

В глазах контролеров наличие лишних (с точки зрения контролеров) снабженческих и сбытовых цепочек остается предосудительным, но найти в них криминал затруднительно. Остается уповать на промахи в уплате налогов.

С другой стороны, иные предприятия — как государственные, так и частные — тащат целый шлейф посреднических компаний, через которые идут многие закупки и продажи по весьма сомнительным схемам. Манипуляции с ценами (иногда в разы) позволяют скрывать выручку, завышать затраты, выводить огромные суммы в офшоры или просто в карманы отдельных лиц. Не остаются в накладе и чиновники, от которых зависит одобрение проектов и контрактов. Беларусь далеко не единственная страна, сталкивающаяся с такой проблемой. Она есть везде, но особенно заметна там, где велика доля госсектора. Доходы от подобных схем приносят их бенефициарам богатство, которое не нажить праведными трудами и казенной зарплатой.

Что же делать? Сам президент уже не намерен «выдавать какие-то нерыночные рекомендации». И правильно: если запреты, правила госзакупок, проверки и посадки не помогли до сих пор, то не помогут и теперь. Между тем во многих странах эти проблемы не без успеха решаются вместе с борьбой с уходом от налогов. Речь идет о Плане действий по борьбе с «размыванием» налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения (BEPS), разработанном Комитетом ОЭСР в 2013 году. В нем важное место занимают меры контроля трансфертного ценообразования и обложение налогами доходов контролируемых иностранных компаний в юрисдикции конечного собственника. Именно этот принцип попытались включить наши нормотворцы в ст. 15 НК. Но почему-то не сочли нужным добавить механизм его реализации. Неудивительно, что Совет по развитию предпринимательства выступил против, а заодно потребовал уточнить порядок определения и контроля трансфертных цен. В пресс-релизе совета отмечается, что эти вопросы вызвали «наибольшую озабоченность у делового сообщества».

Цена победы

Неожиданное появление в ст. 15 НК нормы о том, что если иностранная компания фактически управляется из Беларуси, то и налоги она должна платить в отечественный бюджет, весьма озаботила бизнесменов. Как тех, кто открывал «дочку» в России или Украине, чтобы удобнее было торговать; так и тех, кто «прогоняет» через цепочку офшоров товары и платежи по схемам ухода от налогов. Заволновались и те, кто вообще не понял, о чем идет речь, — на всякий случай. К сожалению, большая часть волнений и протестов вызвана неуклюжими действиями законодателей. Невозможно «воткнуть» в кодекс какую-то обязанность без алгоритма ее исполнения. Впрочем, если бы он появился, часть делового сообщества озаботилось бы не меньше. Допустим, власти позаимствуют все рекомендации ОЭСР по определению контролируемых иностранных компаний, их доходов, установят необлагаемый минимум, случаи освобождения, правила недопущения двойного налогообложения и т. п. Тогда получится инструмент, прицельно бьющий только по некоторым солидным бизнесам, — в рамках хорошо аргументированной кампанией по деоффшоризации белорусской экономики, опирающейся на современную мировую практику, опыт ЕС и партнеров по ЕАЭС. Не забудем и интересы общества. Ведь каждый рубль, выведенный из-под налогообложения, приходится дополнительно оплачивать тем, кто работает без подобных схем.

Заволновались и те, кто вообще не понял, о чем идет речь, — на всякий случай. К сожалению, большая часть волнений и протестов вызвана неуклюжими действиями законодателей. Невозможно «воткнуть» в кодекс какую-то обязанность без алгоритма ее исполнения. 

Пока же в нашем налоговом законодательстве еще на 3 года остаются обширные лазейки для ухода от налогов. Тем временем против них в других странах, в том числе в России и Казахстане, в последние годы активно создаются барьеры. Именно контроль трансфертных цен и налогообложение контролируемых иностранных компаний серьезно осложнили применение посреднических схем — тех самых, перекрыть которые требует президент. У нас же контролерам иногда нечем обосновывать свои претензии, кроме сакраментальной фразы: «Не знаю, ЧТО вы нарушили, но знаю, что НАРУШИЛИ». Тогда общественность возмущается: «Где презумпция добросовестности? Ведь все, что не запрещено, должно быть разрешено!»

Конечно, должно. Только при этом нужен такой баланс разрешений и запретов, чтобы честно работать было выгоднее, чем придумывать схемы, позволяющие злоупотреблять правом в рамках плохо продуманного законодательства.

Загрузка...

Курс бел. рубля 21.11.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10302.1100
12.39202.4060
p1003.18503.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0989
12.4052
p1003.1982