Документы

Налоговая политика эпохи удвоения ВВП

Автор: Леонид Фридкин

Колумнист Office Life обложился несколькими стратегическими документами по развитию экономики и бизнеса и делится своими впечатлениями от попыток изменить налоговую политику — одну из самых деликатных сфер взаимоотношений любого государства и коммерческого сектора. Размышления, как это нередко случается, приводят к неоднозначным выводам.

Леонид Фридкин
Леонид Фридкин
колумнист Office Life, экономист

В проекте правительственной программы на 2019–2020 гг., любезно опубликованной депутатом Анной Канопацкой, много захватывающих деталей на любой вкус. Лично мне больше всего понравилась идея сместить акценты налоговой политики с фискальной функции на стимулирующую. И конечно, меры по воплощению этой идеи в жизнь.

На первый взгляд правительство вняло призывам бизнеса. В ближайшие два года оно собирается стимулировать рост экономики до $100 млрд с помощью мер эффективной бюджетно-финансовой и налоговой политики. Одновременно планируется оптимизация структуры госрасходов с усилением их социальной направленности. Данный тезис весьма интересен. Ведь еще недавно президент, напутствуя создание нового НК, потребовал не допустить снижения доходов бюджета. Об это ограничение «разбились» почти все предложения бизнес-сообщества о снижении налогового бремени, включая уменьшение ставок, отмену отдельных сборов и повышающих коэффициентов, предоставление новых льгот и вычетов.

Ни усиление надзора, ни административные меры не заменят реформирования отношений собственности и полноценного применения института банкротства.

Следующий шаг — создание эффективной системы управления фискальными рисками предприятий. Действительно, кое-кто давно является источником существенных фискальных рисков для государства, в основном из-за высокого уровня обязательств и накопленных убытков. Бюджетные вливания, реструктуризация долгов и различные льготы госпредприятий не решают этих проблем, а только усугубляют и вовлекают все больше «жертв». МВФ неоднократно советовал белорусским властям заняться оценкой фискальных рисков и принять меры по их снижению. Кое-какие шаги в этом направлении уже сделаны. Но ни усиление надзора, ни административные меры не заменят реформирования отношений собственности и полноценного применения института банкротства.

Финансовый контроль и аудит власти намерены переориентировать на выработку решений о повышении эффективности расходования бюджетных средств. Планируется усовершенствовать межбюджетные отношения, повысить самостоятельность местных бюджетов, а также открытость и прозрачность бюджетно-финансовой и налоговой политики с ежегодной подготовкой бюджета для граждан. То есть вот-вот сбудется заветная мечта авторов национальной платформы бизнеса, о которой они столько лет твердили. Осталось узнать, кого это привлечет, кроме кучки заядлых экспертов-любителей жонглировать вырванными из отчетов цифрами. Если широкие массы до сих пор мало трогало, куда государство тратит их деньги, то обратят ли они внимание на дайджест минфиновских бюллетеней (которые, кстати, и так регулярно публикуются на сайте министерства)?

В 2019–2020 гг. предстоит снова комплексно переработать и принять в новой редакции Налоговый кодекс. Поскольку кодекс только-только переписали, следующая новая редакция наверняка будет очень кстати — мало ли что забыли второпях.

Существенно изменить фискальную систему может принятие методики оценки эффективности налоговых льгот. Впрочем, ПВТ и некоторые другие мегапроекты наверняка свои преференции сохранят, независимо от результатов оценки. Некоторые другие льготы уже запланированы. Так, в рамках развития фондового рынка правительство намерено предоставить льготный режим налогообложения (не менее 5 лет) инвестиционных операций инвестфондов, а также для доходов инвесторов, получаемых от участия в этих фондах. Также планируется установить бессрочно равные условия налогообложения для операций с облигациями, эмитированными в республике.

Правительство намерено изменить подходы к применению налоговых последствий по хозяйственным операциям, оформленным не имеющими юридической силы первичными учетными документами. Речь идет о давно обещанном изменении «лжепредпринимательского» указа № 488. До налоговой амнистии и декриминализации экономических преступлений дело, по-видимому, в ближайшие два года не дойдет.

***

В то же время в Стратегии развития малого и среднего предпринимательства среди мер государственного стимулирования предпринимательской деятельности названо предоставление налоговых льгот и преференций в целях первоочередного развития приоритетных видов деятельности. Таким образом, планы экономической обоснованности льгот столкнутся с усилиями лоббистов, добивающихся новых преференций для своих заказчиков.

Также в стратегии предусматриваются меры по снижению уровня изъятия добавленной стоимости субъектов МСП, сокращение их издержек на расчет и уплату налогов. Повысить конкурентоспособность товаров (работ, услуг) авторы стратегии надеются за счет оптимизации фискальной нагрузки на экономику. Это предполагает дальнейшее совершенствование упрощенной системы налогообложения, методики определения налогооблагаемой базы имущественных налогов, механизмов налогообложения инвестиционной и инновационной деятельности субъектов МСП, снижения налоговой нагрузки на отдельных территориях и т. п. Между тем на сектор МСП приходится более 1/3 налоговых платежей в доходах республиканского бюджета. По-видимому, авторы стратегии уверены, что эту долю удастся сохранить, а то и приумножить благодаря росту объемов выручки в секторе МСП, который должен бурно развиваться. Но мировая практика показывает, что подобные надежды оправдываются лишь тогда, когда соблюдаются все условия, обеспечивающие благоприятный деловой климат. Любой сбой, особенно в сфере защиты прав собственности, способен разрушить весь эффект налоговых льгот.

О моратории на повышение налоговых ставок и введение новых налогов в проекте уже ничего не говорится (напомню, в декрете № 7 такой мораторий объявлен до 2020 г.).

В результате может случиться весьма своеобразное перераспределение налогового бремени между разными сегментами и регионами. При этом в целом налоговая нагрузка на экономику не должна превысить 26% ВВП (замечу, без учета отчислений в ФСЗН). Таким образом, налоговое бремя не вырастет, но и снижать ее не обещается. При этом о моратории на повышение налоговых ставок и введение новых налогов в проекте уже ничего не говорится (напомню, в декрете № 7 такой мораторий объявлен до 2020 г.).

Зато теперь у чиновников появятся серьезные стимулы этого снижения не допускать. Проект программы в разделе «Региональная политика» предусматривает выплату надбавок руководителям и специалистам райисполкомов в зависимости от прироста налоговых поступлений от частного бизнеса и иностранных инвесторов. То есть зарплата местных чиновников будет тем выше, чем больше налогов они соберут с частников. Легко представить последствия такого стимулирования...

Загрузка...

Курс бел. рубля 21.11.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10302.1100
12.39202.4060
p1003.18503.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0989
12.4052
p1003.1982