Лабиринт

Земля, поездки, деньги: как бюрократия мешает правильно использовать ресурсы

Автор: Василий Малашенков
Колумнист Office Life послушал выступления уважаемых чиновников и общественных деятелей на заседании Совета по развитию предпринимательства на этой неделе. Обсуждали здесь разные вещи, в той или иной степени важные для бизнеса. Но их все объединяет практически одна идея: хоть бюрократия и является синонимом порядка, но иногда она так берет людей за горло, что хочется чего-то попроще...
Василий Малашенков
Василий Малашенков
колумнист Office Life

Если выходишь из самолета и в аэропорту легкомысленно выбрасываешь посадочный талон — ты отпускник. Если судорожно проверяешь, не потерял ли этот талон, — ты командировочный. Ведь потом надо отчитываться. И не дай бог у тебя не будет той бумажки. Председатель Совета, первый заместитель премьер-министра Александр Турчин почти в самом начале октябрьского заседания немного задел эту бюрократическую тему.

Тема действительно больная для тех, кто ездит в деловые и служебные путешествия за рубеж. Каких только приключений у меня не было с теми же командировочными удостоверениями. В Китае не хотели ставить печати. Сделали это только после долгих переговоров через моего коллегу из агентства ТАСС, который хорошо ориентируется в местном языке и обычаях. Если бы не он, не красовались бы на белорусском бланке красные штампы с иероглифами и звездами. И не смог бы я правильно отчитаться перед бухгалтерией.

Всплывает в памяти и греческий квест. В древнем городе Салоники, где бывал еще апостол Павел, видимо, есть такая же древняя традиция — не заверять командировочные бланки. Греки сказали мне, что в курсе наших законов, но у них есть свои. Никакие печати и подписи они ставить не будут. В итоге сошлись на том, что принимающая сторона выдаст мне красивый сертификат о том, что я посещал международную конференцию. Хорошо, что они сделали текст на русском (хоть и с ошибками). Хорошо, что бухгалтерия приняла ту бумагу...

Хотя зачем это надо, если в паспорте есть штампы о пересечении границы? Если, в конце концов, из Салоник я передавал новости на сайт СМИ, в котором тогда работал, а по приезду сдал еще и репортаж с фотографиями? Все это само по себе говорит о том, что я там действительно был и работу свою выполнил. Дополнительные бумаги в таких случаях — пустая формальность.

Первый вице-премьер поделился на Совете похожими мыслями. Признался, что недавно он сам порвал посадочный талон на две части и чуть не выкинул в урну. Бумажку успел выхватить из рук его помощник. Александр Турчин недоумевал на Совете: зачем эти посадочные? Ведь все было оплачено по безналу, а в паспорте ставят штампы, когда едешь за границу. Тут с ним, конечно, нельзя не согласиться. Хотя есть нюансы.

Еще в 2014 году в Беларуси разрешили, например, не использовать командировочные удостоверения. По усмотрению нанимателя. И далеко не все работодатели отваживаются отказаться от этих бумаг.

Например, сам же Александр Генрихович пояснял, что талон чуть не выкинул, когда ездил в Москву. При полетах в Россию есть паспортный контроль, но только с российской стороны. И это контроль не пограничный. Штампы не ставят. Поэтому все-таки какое-то подтверждение должно быть для отчетности. Другое дело, что его давно пора свести к минимуму.

Еще в 2014 году в Беларуси разрешили, например, не использовать командировочные удостоверения. По усмотрению нанимателя. И далеко не все работодатели отваживаются отказаться от этих бумаг.

Наверное, дело в общей культуре делопроизводства, в принципах финансового учета, которые в нас засели так глубоко, что просто страшно работать по-другому. Грекам же тоже страшно ставить нам печати. Как будто я просил их оформить кредит...

А размер командировочных? Тут тоже много вопросов. Александр Турчин обратил внимание, что если бухгалтерия узнает о включенном в проживание завтраке, тот тут же срезает 30%.

Какие-то странные подходы неизвестно для каких целей предусмотрены.

 Александр Турчин

Опять же, имея опыт командировок в разные страны, охотно соглашусь. Судите сами, Минфин считает, что $30 в день для Москвы достаточно. Ну да. Если у тебя дел на 30 минут, а потом весь день свободен, то можно найти дешевую «едальню». Но в реальности же все на бегу. Заходишь поесть в первое попавшееся заведение. Московское заведение. С московскими ценами. Прошу учесть сей момент. Три раза поесть по $10 — вряд ли этого хватит. Если у тебя еще «отрезали» 30% за завтрак?

Как-то была у меня длительная командировка в Петербург. Работы было много. Днем удавалось что-то перехватить на кофе-брейках у организаторов, а вечером шел в продмаг и закупался, чтобы потом кипятильником готовить что-то более-менее съедобное в гостинице. Конечно, не голодал, но бюджет в $30 — довольно скромный. Зато на Стамбул и Анкару у нас положено давать по $80 в день. Учитывая, что турки нередко принимают не просто в кабинете, а еще и стол накрывают, то это довольствие особо и не успеваешь потратить. Получается дисбаланс: в Москве экономишь на всем, в Турции чувствуешь себя вольготно.

Это мы еще не затронули тему съема жилья и проживания в гостиницах. Турчин вспомнил, что порой дальнобойщики ночуют в кабинах машин, а потом берут квиток в гостинице, что они там ночевали. И потом заводят на людей уголовные дела за $100.

Да дайте вы ему эти 100 долларов, и пусть спит где хочет!

 Александр Турчин

Вот тут тоже соглашусь. В некоторых командировках мне было удобнее снять квартиру. Порой намного дешевле, чем гостиницу. И мне комфортнее, и работодателю экономия. Но отчетность...

Однако все эти тонкости командировочного дела, конечно, ничто, когда речь идет о зданиях и земле. Вот тут начинаются настоящие приключения бизнеса.

Начнем с земельного налога. Директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора Кунявского Жанна Тарасевич обратила внимание на Совете, как растут платежи по имущественным налогам. За последние пять лет темп их роста превышает темп роста себестоимости реализованной продукции, работ и услуг более чем в два раза. По земельному налогу это превышение в 2,2 раза, по налогу на недвижимость — 1,96 раза.

Но это только верхушка. Замглавы Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Сергей Варивода на заседании Совета поведал вот о чем.

У нас очень много говорят о развитии малого и среднего предпринимательства (МСП). Обычно одному малому предпринимателю нужен небольшой участок земли: 0,1–0,5 га, максимум гектар.

Их практически невозможно получить в рамках реализации инвестиционного проекта по договору с Республикой Беларусь, как это в основном осуществляет крупный бизнес.

 Сергей Варивода

Значит, надо идти на аукцион, который организуют местные власти. Мы иногда сообщаем о подобных событиях. И если в Минске многие аукционы пользуются спросом, особенно если лот в центре города, то в регионах все сложно.

Сергей Варивода привел такие данные. В Минской области из 206 объявленных аукционов 200 не состоялись из-за отсутствия заявителей.

А те, что состоялись, оказались нерезультативными из-за отказа внести оплату победителем аукциона.

Причина в том, что с бизнеса пытаются «стричь» неподъемные суммы как за саму аренду, так и только за право на нее.

Замглавы БНПА окинул взором присутствующих на Совете и сказал, что большинство из них смогли получить участки в пользование и являются плательщиками земельного налога. Кто-то — арендатор земли. Но...

Эти два платежа при равной кадастровой стоимости земельного участка одинаковы.

Варивода справедливо заметил, что снижение этих платежей очень важно для бизнеса. Предельный повышающий коэффициент 2,5 к ставке земельного налога или ставке арендной платы — это неоправданно высокая величина.

Но и это еще не все. Многие предприниматели платят еще и так называемый «квазиналоговый платеж», как назвал его Сергей Варивода. Деньги отдаются за право заключения договора аренды, о которой мы уже упоминали выше. Берутся суммы и за продление договора.

Размер этой платы на практике сопоставим с самой арендной платой, с земельным налогом. То есть для отдельных субъектов хозяйствования частной формы собственности корректно говорить о повышающей ставке к базовому платежу не 2,5 — а до пяти!

Сергей Варивода

По его подсчетам, если взять один гектар в центре Минска, где стоит Дом правительства, то за право аренды выложи $187 тыс. в год. Даже если участок будет по факту передаваться следующему поколению в рамках одной семьи или компании, то за 99 лет сумма превысит $18,5 млн. Но фирма или предприниматель все равно не станут собственниками этого участка. А ведь они в таком случае заплатят чуть больше, чем тройная цена при выкупе земли.

Сергей Варивода предложил снизить плату и брать ее авансом сразу за желаемое число лет. Опять же, по его подсчетам, за 99 лет в центре Минска — это около $2,9 млн. Не $18,5 млн. Чувствуете разницу? Платежи должны соответствовать реальности.

Более того, у нас получается так, что не все платят за это злополучное право аренды. А это разве честная конкурентная среда?

Для упрощения условий ведения бизнеса важно решить и другие земельные проблемы. В том числе в некоторых регионах властям давно пора понять, что их ожидания не всегда соответствуют бизнес-конъюнктуре. На кусок земли не очень-то лакомый хотят найти арендатора за хорошие суммы.

Более того, у нас получается так, что не все платят за это злополучное право аренды. А это разве честная конкурентная среда?

Кстати, Александр Турчин согласен с тем, что порой понимание, какой участок интересен бизнесу, у местных властей расходится с реальностью.

Другой важный момент. Раз государство никак не может пристроить многие здания или участки, то аукционы вполне нормально начинать с одной базовой. Торги покажут реальную цену. Если это действительно будет кусок земли у Дома правительства, то борьба за него будет нешуточной. И цифры на аукционе сами взлетят до очень вкусных сумм...

Хорошо, что понимание этих моментов все больше приходит в важные кабинеты органов власти. Еще бы дождаться понимания от чиновников рангом пониже, а самое главное — конкретных решений.

Загрузка...

Курс бел. рубля 21.11.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.10302.1100
12.39202.4050
p1003.18503.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.0989
12.4052
p1003.1982