Рубли

Дедолларизация: охота на «у.битого е.нота»

Автор: Леонид Фридкин

Колумнист Office Life размышляет на одну из «вечных тем» — дедолларизацию экономики. Однако сейчас наступает момент, когда из макроэкономической мантры это может перейти в разряд прямых законодательных ограничений для бизнеса. Чего ждать в первом приближении?

Леонид Фридкин
Леонид Фридкин
экономист

Белорусские нормотворцы намерены нанести долларизации экономики сокрушительный удар. Планируется запретить выражать цены в иностранной валюте или в условных денежных единицах с оплатой в белорусских рублях в эквиваленте по курсу на дату оплаты. Такой шаг значился в плане мероприятий Совмина и Нацбанка по дедолларизации экономики, принятом еще 1,5 года назад. Теперь проект поправок в Гражданский кодекс уже подготовлен.

По мнению властей, высокий уровень долларизации отечественной экономики создает ряд системных рисков, грозящих устойчивости высоких темпов роста. Действительно, большая доля валютных кредитов и вкладов, ориентация на «у. е.» в ценах и расчетах делают экономику страны более уязвимой к изменениям зарубежной конъюнктуры. В Нацбанке считают, что долларизация ограничивает эффективность государственной экономической политики, мешает поддерживать реальный сектор во время рецессии или избегать перегрева экономики во время роста. Из-за высокой валютной составляющей регулятору сложнее контролировать широкую денежную массу, бороться с инфляцией и поддерживать стабильный курс рубля. Ведь к спросу на иностранную валюту для внешнеэкономических сделок добавляется «внутренний» спрос, формируемый под влиянием девальвационно-инфляционных ожиданий. В придачу избыточный уровень кредитного риска, обусловленный валютной составляющей, делает уязвимым финансовый сектор экономики.

Сначала власти постарались ограничить заимствования и сбережения в валюте, причем в основном не прямыми запретами, а экономическими мерами. Теперь пришел черед самой сложной задачи: вернуть рублю функцию меры стоимости. Единственный путь здесь: установление цен, ставок налогов, таможенных пошлин, арендной платы и иных платежей в белорусских рублях. Если это удастся, доверие к национальной валюте и, соответственно, ко всей экономической политике государства существенно повысится. Ценники в рознице уже давно полагается оформлять только в рублях. Кроме того, государство пытается продемонстрировать возможность «рублевого» ценообразования «личным» примером. Так, арендная плата при аренде госимущества устанавливается, исходя из размера базовой арендной величины, индексируемой раз в год, в расчете отпускных цен на лекарства и изделия медицинского назначения вместо доллара используется базовая величина. Ставки акцизов и земельного налога переведены в рубли. Правда, тарифы, сборы, ставки, определяемые в рублях, все равно регулярно индексируются, но без прямой привязки к обменному курсу.

Остался последний рубеж — статья 298 Гражданского кодекса, позволяющая субъектам хозяйствования формировать цены так, чтобы товар или услуга оплачивались в рублях в эквиваленте определенной суммы в иностранной валюте или в условных денежных единицах. Теперь эту норму планируется отменить и обязать всех белорусских субъектов хозяйствования выражать денежные обязательства во внутренних расчетах исключительно в рублях — кроме случаев, когда законодательство разрешает рассчитываться в валюте.

Остался последний рубеж — статья 298 Гражданского кодекса, позволяющая субъектам хозяйствования формировать цены так, чтобы товар или услуга оплачивались в рублях в эквиваленте определенной суммы в иностранной валюте или в условных денежных единицах. Теперь эту норму планируется отменить.

Таким образом, субъекты хозяйствования лишаются привычного и самого простого способа минимизировать инфляционные и девальвационные риски. Взамен предлагается индексировать платежи на условиях, предусмотренных законодательством или оговоренных сторонами, исходя из изменений размера базовой величины, минимальной зарплаты, индекса потребительских цен и т. п. При этом авторы проекта ссылаются на опыт Казахстана и Армении, где денежные обязательства позволяется выражать только в местных тенге и драмах.

Со вступлением в силу новых правил будет установлен переходный период, в течение которого ранее заключенные договоры позволяется исполнять на тех условиях, на которых они были заключены.

В обосновании к законопроекту говорится, что такой подход оптимален с точки зрения достижения целей дедолларизации экономики, а вводимый запрет на формирование цен в валюте — обоснован и отвечает принципам социальной направленности регулирования экономической деятельности и приоритета общественных интересов.

Совпадет ли этот приоритет с интересами бизнесменов, которые ориентируются на курс доллара или евро не столько по привычке, но в силу необходимости? У многих из них просто нет другого способа сбалансировать денежные потоки, если выручка поступает в рублях, а кредиты и импорт надо оплачивать в валюте. Да и зарубежные инвесторы обычно ждут доходов исключительно в СКВ. Предлагаемые показатели индексации могут оказаться трудно прогнозируемыми, а то и неадекватными в конкретных условиях. Скажем, арендная базовая величина меняется раз в год — с 1 апреля, «обычная» базовая величина и минимальная зарплата — как повезет. К примеру, в 2015-2018 гг. они менялись раз в год, за 2008-2011 гг. — тоже один раз. К тому же изменения базовых величин и индексы Белстата могут существенно отличаться от динамики валютных курсов.

Те, кто любит получать прибыль при любых обстоятельствах, скорее всего, на первых порах «закачают» в цены солидный «дедолларизационный» резерв. На случай, если со стабильностью что-то пойдет не так.

Чтобы не нести потери при долгосрочных сделках, надо иметь надежные инструменты хеджирования. Но их в Беларуси катастрофически не хватает. Так что импортеры и частные компании, сдающие недвижимость в аренду, вряд ли обрадуются новым правилам. Остается верить в стабильность родного рубля и надеяться, что он впредь более не обвалится. Но на воспитание такой веры и надежды требуется время. А потому те, кто любит получать прибыль при любых обстоятельствах, скорее всего, на первых порах «закачают» в цены солидный «дедолларизационный» резерв. На случай, если со стабильностью что-то пойдет не так. Но это может серьезно подхлестнуть инфляцию и вряд ли понравится покупателям импорта и арендаторам, которые, казалось бы, должны выиграть на отказе от пресловутых «у. е.».

Следующим шагом дедолларизации может стать навязывание отказа от доллара в расчетах между странами ЕАЭС. Это повлечет дополнительные валютные риски, предупредил председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин 22 ноября на форуме «Евразийская экономическая интеграция».

«Я за то, чтобы само предприятие выбирало валюту расчета, что соответствовало бы требованиям рынка, — заявил А. Кудрин на форуме. — Я бы не ограничивал наши расчеты и движение капитала в любых валютах... Нужно сделать это более естественным экономическим методом, повышая привлекательность. Вот почему не произойдет быстрой дедолларизации». По мнению бывшего министра финансов РФ, расчеты в рублях несут высокие риски, а в мировых расчетах требуется более стабильная единица измерения и эквивалент. 

В этом смысле рубль, падая в 2 раза за год, не имеет такого свойства. Поэтому переход на расчеты в рубли — это дополнительные валютные риски и, по сути, налог.

Алексей Кудрин


Поделиться:
Курс бел. рубля 14.12.2018
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.12002.1240
12.40002.4080
p1003.18803.2000
Б/нал. (НБРБ)
$12.1204
12.4136
p1003.2021