нефтепровод

Миллиардные потери. Хроника торговых войн с Россией

Источник: Office Life

Два государства проверяют друг друга на прочность на своих и чужих рынках и называют это Союзным государством. Трудно найти сферу, где у Беларуси и России нет проблем. Даже увеличение товарооборота в 2018 году ничего не значит: «Пока сальдо отрицательное: минус 9,7 миллиарда долларов, — и нас это не радует», — говорит посол Беларуси в России Владимир Семашко. Последние взаимные выпады с запретом санкционных яблок и ответным ремонтом нефтепроводов, пожалуй, самое громкое публичное обострение союзных «недоотношений». 

Office Life собрал хронику белорусско-российских торговых войн новейшего времени: суть конфликтов, цена вопроса и развязка (не всегда).

ГАЗ

Суть конфликта: ценовые разногласия и работа с задолженностью.

  • 1996 г. Цена вопроса: $1 млрд. Развязка: взаимозачет (задолженность за газ Беларуси была списана в обмен на отказ от претензий в отношении лишения ядерного статуса, аренды военных баз).
  • 2000 г. Цена вопроса: $200 млн. Развязка: реструктуризация задолженности на три года и постепенный переход на оплату поставок деньгами, а не товарным бартером.
  • 2004 г. Цена вопроса: оценка «Белтрансгаза», увязанная со стоимостью контракта на поставку газа в Беларусь компанией «Газпром». Развязка: приобретение газа у независимых российских поставщиков.
  • 2007 г. Цена вопроса: $460 млн задолженности после повышения цены поставок. Развязка: погашение долга после ультиматума.
  • 2010 г. Цена вопроса: $190 млн. Развязка: погашение долга.
  • 2011 г. «Газпром» стал владельцем 100% акций «Белтрансгаза», получив полный контроль за транспортировкой газа по территории Беларуси. В 2018 году ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» выплатило материнской компании — концерну «Газпром» — $319 млн дивидендов. Если каждый год «Газпром» будет получать такие дивиденды, то за 16 лет он окупит свои вложения ($5 млрд) в «Белтрансгаз». 
  • 2016 г. Цена вопроса: $270 млн. Развязка: погашение задолженности в обмен на скидки в будущем.
Низкие цены на газ Белоруссия получит только после того, как войдет в состав России в качестве восьмого федерального округа.

Владимир Жириновский, российский политик

  • 2019 г. В этом году истекает действие Протокола о ценах на газ, который страны заключили в 2017-м. Предложения по методикам расчетов цен на газ Беларусь направляла в ПАО «Газпром» и Правительство РФ, но условия пока не согласованы. Беларусь предлагает для себя такую же цену на газ, как в Смоленской области. Цена вопроса... под вопросом.
Мы не просим преференций. Мы хотим равных условий для субъектов хозяйствования. Именно в этом видим основную цель интеграции. Именно так ее понимаем.

посол Беларуси в России Владимир Семашко

САХАР

Суть конфликта: подозрения в незаконном реэкспорте.

  • 2007 г. Цена вопроса: $40 млн. Развязка: Беларусь согласилась ограничить объем поставки на российский рынок в обмен на снятие препятствий для нацио­нальных поставщиков на границе.
В сутки отгружалось 30–50 вагонов. Однако Федеральная таможенная служба России необоснованно ввела ограничения до 20 вагонов в сутки, был установлен так называемый профиль риска, который применяется только к самым злостным нарушителям — контрабандистам. Это было унизительно для белорусских производителей.

Иван Данченко, председатель концерна «Белгоспищепром» (с 2006 по 2012 год)

НЕФТЕПРОДУКТЫ

Суть конфликта: наличие лазейки в правилах раздела пошлин на энергоносители (химические вещества под действие договоренностей не попадали), российский налоговый маневр.

  • 2012 г. Цена вопроса: $1,5 млрд. Развязка: Беларусь отказалась от экспорта нефтехимической продукции (растворителей и разбавителей) без уплаты пош­лин в российский бюджет в обмен на сохранение объемов поставки российской нефти на белорусские НПЗ.
Мы предлагали российской стороне: давайте посмотрим, поскольку мы не нарушили ни одного положения единого Таможенного кодекса Таможенного союза. Сказали, если у вас есть сомнения, давайте думать, может быть, вводить пошлины. Но нельзя запретить вид деятельности, потому что у кого-то возникают сомнения. Если считается, что беспошлинная продажа наносит какой-то экономический ущерб или это упущенная выгода для какой-то стороны, то давайте будем смот­реть, может быть, квоты, пошлины вводить. Россияне сказали, что это параграф номер два. Параграф номер один — разобраться с тем, что есть.

Михаил Мясникович, белорусский премьер-министр (с 2010 по 2014 год)

  • 2015–2019 гг. Цена вопроса налогового маневра: $3,6 млрд за три года, плюс к 2025 году еще $10,6 млрд.
На наш взгляд, это нарушение Договора о Евразийском экономическом союзе. Такого не должно было произойти, а если произошло, то следовало учитывать интересы и белорусской нефтепереработки.

Владимир Семашко, посол Беларуси в России

МОЛОКО

Суть конфликта: ужесточение допуска на рынок через нетарифные ограничения (техрегламенты, меры фитосанитарного контроля и т. п.).

  • 2009 г. Развязка: постепенная адаптация к новым требованиям белорусских производителей.
  • 2018 г. Цена вопроса: $1,2 млрд белорусского экспорта некоторых молочных позиций на российский рынок. Развязка: оттягивается.
У нас, если даже все будет нормально, такие деятели, как Данкверт (глава Россельхознадзора. — Прим. ред.) и прочие, оплюют, оболгут и обгадят, как это было недавно. Оказывается, у него кусок мяса из Беларуси, или стакан молока, или кусок хлеба застревают — продукция не та.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь

САНКЦИОННАЯ ПРОДУКЦИЯ

Суть конфликта: наличие общего рынка в ситуации торгового эмбарго на внешние поставки со стороны только одного из участников.

  • 2014–2016 гг. Цена вопроса: $200–300 млн. Развязка: российские власти усилили контроль над поставками продукции растительного и животного происхождения из Беларуси, подпадающими под действие контрсанкций в отношении западных производителей.
Российская сторона приняла решение по санкциям. У нас нет границы. Вполне можно было предположить, что махинаторы, прежде всего у наших партнеров, попытаются эту ситуацию использовать.

Андрей Кобяков, белорусский премьер-министр

  • 2017–2018 гг. Россельхознадзор периодически запрещает Беларуси реэкспортировать санкционную продукцию якобы из третьих стран (Африка, Южная Америка).
  • 2019 г. С 12 апреля Россельхознадзор запретил ввоз яблок и груш из Беларуси и не исключил введения запрета на ввоз клубники, шампиньонов и пекинской капусты. Прежде Беларуси запретили реэкспортировать фрукты из Парагвая, потому что, по данным Россельхознадзора, в этой стране не выращивают яблоки и прочее в промышленных объемах. 
Мы дальше рассматриваем другие виды продукции, нехарактерные для Беларуси. Мы вынуждены такие меры предпринимать.

Сергей Данкверт, глава Россельхознадзора

Цена вопроса: «парагвайский импорт» в Беларусь в январе 2019 года составил $3,4 млн. В 2018 году Беларусь поставила в Россию яблок, груш, клубники, шампиньонов и пекинской капусты на сумму $80 млн.

МЯСО

Суть конфликта: ужесточение допуска на рынок через нетарифные ограничения.

  • 2017–2018 гг. Цена вопроса: $400 млн белорусского экспорта готовых мясных продуктов. Развязка: оттягивается. Масштаб ограничений можно оценить из информации министра сельского хозяйства Беларуси. Во время «Большого разговора с президентом» (март 2019 года) он заявил, что Россия заблокировала поставки с 11 молочных заводов Беларуси. Еще 13 частично заблокированы. 
Единственная претензия, которая может ко мне возникнуть, — что я мало закрыл белорусских предприятий и много доверял белорусской стороне. Потому что нарушений выявлено гораздо больше.

Сергей Данкверт, глава Россельхознадзора

  • 2019 г. Цена вопроса: $2,45 млрд (в 2018 году). Россия запретила Беларуси экспортировать говядину на кости и живой крупный рогатый скот, потому что у страны нет статуса Международного эпизоотического бюро по губкообразной энцефалопатии. При этом у России такого статуса тоже нет.
Office Life

Впервые материал был опубликован в журнале «Бизнес-ревю» № 2 (140)/2018.


Поделиться:
Курс бел. рубля 19.04.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.09202.0970
12.35502.3600
p1003.26702.3950
Б/нал. (НБРБ)
$12.0953
12.3708
p1003.2774