Деньги
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Видит GRECO в Беларуси коррупцию, а власти — нет?

Автор: Леонид Фридкин
Колумнист Office Life разбирается, как белорусским властям удается одновременно бороться с коррупцией и игнорировать европейские рекомендации по борьбе с коррупцией.
Взятки дали самый большой прирост белорусской коррупции / 

Группа государств Совета Европы по борьбе с коррупцией (GRECO) публично заявила о несоблюдении в Беларуси антикоррупционных стандартов. До сих пор подобных обвинений в отношении членов группы еще не бывало. Оказывается, белорусские власти не только проигнорировали большую часть стандартов GRECO, но и препятствовали публикации отчетов о cитуации с коррупцией в нашей стране. Все это выглядит весьма странно на фоне обещаний наших властей искоренить откаты, взятки и прочие безобразия.

6 лет назад GRECO направила Беларуси 24 рекомендации по борьбе с коррупцией. Большинство из них так и остались невыполненными, а власти с 2015 года не соглашаются на публикацию докладов об оценке соблюдения стандартов. Чашу терпения GRECO переполнило игнорирование нашим правительством требования принять в январе миссию группы.

По оценке GRECO в Беларуси удовлетворительно выполнены только 4 рекомендации.

Итак, по оценке GRECO в Беларуси удовлетворительно выполнены только 4 рекомендации: о подготовке и специализации сотрудников правоохранительных органов (№ 6 и 7); конфискации (№ 14) и стандартов бухгалтерского учета (№ 23).

Частично страна выполнила еще 7 рекомендаций (№ 1, 2, 10, 19, 20, 21, 24), остальные (№ 3, 4, 5, 8, 9, 11−13, 15−18 и 22) не исполнялись вообще. В результате общий уровень соответствия рекомендациям был признан «глобально неудовлетворительным». Даже тот факт, что белорусские власти не санкционировали публикацию отчетов GRECO, «наносит ущерб любым усилиям по выявлению и борьбе с коррупцией в стране», говорится в докладе.

При этом белорусские власти уверяют, что борьба с коррупцией является для них приоритетом. В то же время еще в отчете 2012 года отмечалось, что трудно установить реальные масштабы и точные формы белорусской коррупции. Но очевидно, что она носит системный характер — в отличие от принятых антикоррупционных законов, указов и государственных программ.

По данным GRECO, основной рост коррупции приходится на органы власти и сектор госпредприятий. Причина в несоблюдении европейских принципов плюрализма, верховенства закона и защиты прав человека, неограниченных полномочиях президента в сфере законодательной и исполнительной власти на центральном и местном уровнях, а также над судебной системой, правоприменительной практике и процессуальных привилегиях.

Неужто всерьез полагают, что ради европейских принципов и снижения коррупционных рисков наше начальство согласится ломать основы политической системы, завоеванные на двух референдумах.

Содержание рекомендаций GREСO и оценки их исполнения показывают, что у них там сидят очень наивные люди. Неужто всерьез полагают, что ради европейских принципов и снижения коррупционных рисков наше начальство согласится ломать основы политической системы, завоеванные на двух референдумах. Ну, о Кодексе этики госслужащего на досуге поговорить еще можно. А вот всякие сдержки и противовесы сватать бесполезно. Представьте, как, следуя рекомендациям, ограничивают полномочия президента, устанавливают реальное разделение власти и независимость судов, изменяют порядок назначения судей, раскрывают подноготную госуправления перед независимыми СМИ и пускают в бюрократический огород каких-то омбудсменов и гражданское общество, чтобы они там наблюдали и требовали.

Забавно выглядит позитивная оценка нашего бухгалтерского законодательства. Формально рекомендация № 23 выполнена: МСФО приняты в Беларуси в качестве технических стандартов. Некоторые нормативные акты по бухучету в основном соответствуют МСФО, хотя некоторые им прямо противоречат. Хуже всего с требованием обеспечить единообразное применение МСФО в отношении юридических лиц: у нас составлять отчетность по МСФО обязаны только сравнительно немногие общественно значимые организации, а с этого года — госпредприятия с выручкой свыше 100 млн рублей. Впрочем, это не мешает властям разрешать манипулировать финансовыми результатами с помощью переоценки, курсовых разниц и амортизации. При определенных обстоятельствах «нарисованная» прибыль и иные липовые показатели могут способствовать не только обману государства и инвесторов, но и коррупционным действиям.

С подарками всё почти в порядке. Законы «О борьбе с коррупцией» и «О государственной службе в Республике Беларусь» прямо запрещают госслужащим принимать подарки, кроме сувениров, или получать другую выгоду для себя или для третьих лиц в виде работы, услуги в связи с исполнением служебных (трудовых) обязанностей. Имущество, полученное чиновниками с нарушением установленного порядка в связи с исполнением ими служебных обязанностей, полагается сдать в свое ведомство, как и сувениры стоимостью свыше 5 базовых величин, полученные при проведении протокольных и иных официальных мероприятий.

Где кончается подарок и начинается взятка /

Интересен пример рекомендации № 22, которая прописывает усиление контрольных функций регистрирующих органов при регистрации юрлиц, чтобы исключить возможность создания поддельной или «однодневной» компании. Можно было бы на первый взгляд и выполнить. Появился бы более-менее надежный барьер против «однодневок» и всяких лжепредпринимательских структур. При этом президентский указ № 488 и статья 33 Налогового кодекса казались бы не столь важными и страшными. Но тогда плакало бы «козырное место» Беларуси в рейтинге Doing Business в номинации «регистрация компаний». Заниматься обналичкой стало бы сложнее, но и контролерам пришлось бы глубже копать, чтобы найти нарушителей. Потому, наверное, и не выполнили. Борьба с коррупцией — она такая.


Курс бел. рубля 28.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.60802.6140
13.03203.0450
p1003.35003.3700
Б/нал. (НБРБ)
$12.5992
13.0318
p1003.3813