Компьютер

Мамоненко: криптобизнес — это менее 0,1% цифровой экономики

Автор: Василий Малашенков
Почти год прошел после вступления в силу так называемого декрета о ПВТ 2.0. Белорусские коровы после этого не стали давать криптомолоко, а народные массы не совсем пока ощутили себя жителями ИТ-страны. С другой стороны, ПВТ в 2018-м поставил за рубеж продуктов и услуг на $1,4 млрд. А какой вообще должна быть ИТ-страна? Мы поговорили об этом с одним из идеологов проекта, гендиректором «БелХард» и сопредседателем Республиканской конфедерации предпринимательства Игорем Мамоненко. 
Игорь Мамоненко
Игорь Мамоненко. Фото: belhard.by

— Игорь Викторович, так кто же все-таки авторы изначальной версии проекта «ИТ-страна»? Расскажите, пожалуйста, коротко, как все начиналось.

— Автором идеи ИТ-страны, которая была изложена впервые в 2009 году на Конгрессе предпринимателей во Дворце республики, был и остается ваш покорный слуга. Ее цели были «весьма скромными»: 300 тыс. ИТ-специалистов и $7 млрд дохода от их деятельности. На тот момент при $160 млн, которые имел ПВТ, это казалось фантастикой. Сейчас — нет. Логика идеи мало изменилась: информационные технологии в первую очередь повышают производительность труда инженерно-технических работников, избыток которых переучивается в ИТ-специалистов.

Потом была вторая версия, уже с миллионом ИТ-специалистов и оборотом $50 млрд. И наконец, третья: 2−2,5 миллиона и $150 млрд. Китай тоже ставит цель — довести число задействованных в цифровой экономике до 50% от всех работающих в 2035 году, что составит 400 млн человек. В феврале 2018 года они отчитались о достижении 30% ВВП этой отраслью. У нас это пока в районе 2%.

— Почему, на ваш взгляд, в декрете № 8 воплотился именно такой вариант? Почему при раскрутке документа в СМИ, в том числе зарубежных, был сильный акцент на криптовалютах?

— Да. Мы готовили и обсуждали проект документа об ИТ-стране в высоких эшелонах власти. И я должен был представить его первому лицу. Абсолютно неожиданно для меня в эфир вышел вариант с большим разделом, посвященным криптовалютам, и с отсутствием органа, который уполномочен быстро менять законы, необходимые инновационной экономике.


Криптобизнес — это менее 0,1% цифровой экономики, и брать его за стратегическое направление, на мой взгляд, и не только мой, нецелесообразно. Но продление льгот до 2049 года, зеленый свет ИТ-образованию и телеработе (работе «на удаленке») — это очевидный прогресс на фоне старого декрета 2005 года о создании ПВТ.


Поэтому я рассматриваю новый декрет как важный промежуточный этап в развитии ИТ-страны.

— Какова ваша идея ИТ-страны? Коротко основные пункты.

— Сам проект внешне прост. Мы ставим цели и создаем механизмы их достижения, которые обеспечивают адекватную и оперативную коррекцию законодательства. Я имею в виду реакцию на изменение ситуации на внешнем рынке с учетом ситуации на внутреннем. В цифровой экономике изменения проходят намного быстрее, чем в обычной. Кто быстрее отреагирует, тот и больше заработает.

В отличие от классической системы планирования и реализации проектов, которая существует в любом государстве, планы в ИТ-стране делятся на глобальные (на 15 лет) и оперативные (2−3 месяца). Это сродни действию штаба МЧС при тушении пожара, когда набор конкретных действий зависит от развития ситуации.

Цели проекта к 2035 году:

  • число работающих в цифровом секторе экономики Беларуси — 2−2, 5 млн человек (примерно 50% от общего числа трудоспособных граждан);
  • средняя зарплата по отрасли — $3 тыс.;
  • ВВП Республики Беларусь — $200 млрд;
  • доля цифрового сектора — $150 млрд;
  • доходная часть бюджета — $80 млрд.

— По вашему мнению, какие бизнесы «ужмутся» из-за цифровизации?

— Действительно, сейчас первым стартует проект «Цифровая трансформация бизнеса». В некоторых отраслях за счет этого повысится уровень качества, но уменьшится число занятых. Произойдет перераспределение людей. Кадровым ресурсом для ИТ-индустрии станут практически все существующие отрасли, за исключением строительства, торговли и сферы услуг.

— Откуда предприятиям реального сектора экономики брать деньги на очередную технологическую революцию, если нет даже оборотки, работают на банковских деньгах?

— Софт можно взять напрокат и платить за него при условии получения экономического эффекта.

— Вопрос из этой же серии. Что будет с социальной сферой? Минздрав, например, уже несколько лет пытается перейти на электронный документооборот, но до сих пор врачи пишут и пишут...

— За счет роста бюджета будут улучшаться и уровень социальных услуг, и уровень зарплат в этой сфере. Писать бумажек станут меньше.

— Не повлечет ли превращение Беларуси в ИТ-страну имущественно-идеологического расслоения в обществе?

— Это не нефть, расслоение, напротив, уменьшится. Появится многочисленный и крепкий средний класс, при этом расширится возможность реализовать проекты на миллиарды для особо умных. Ум будет в цене. В то же время будут все шире использоваться система разделения труда и реализующие ее технологии в ИТ. Это позволит людям с разными способностями найти свое место в индустрии. Но и зарплаты у них будут разные. Кто-то будет получать две тысячи, а кто-то — пять и больше.

— Председатель правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктор Бабарико в интервью YouTube-проекту «Баренцева» немного покритиковал айтишников. Он сказал примерно так. ИТ-компании соблазняют молодежь относительно хорошими зарплатами. Молодые люди идут, зарабатывают, но дальше не развиваются интеллектуально... Что скажете?

— На мой взгляд, его больше волнует уровень зарплат его айтишников в банке. Что касается их уровня культуры, то он значительно выше среднего. Достаточно взглянуть на пирамиду Маслоу, чтобы понять почему.

— Сейчас система подготовки кадров для ИТ спонтанная и хаотическая: БГУИР, несколько математических факультетов, курсы ПВТ. Это нормально или должно быть как-то «устаканено»?

— Образование — ключ к успеху проекта. Надо подготовить и переподготовить миллионы людей. Причем дать им знания, востребованные рынком в данный конкретный момент. Это набор краткосрочных курсов с динамически изменяемым содержанием. Стоимость обучения окупается повышением зарплаты за пару месяцев. Частный бизнес уже в этой теме. Будет подтягиваться и государство.

— ПВТ испытал взрывной рост в прошлом году — с чем это, по-вашему, связано?

— Рост объемов ПВТ связан с увеличением числа резидентов и расширением их видов деятельности. ИТ-страна добавит в эту копилку еще десятки тысяч резидентов и десятки миллиардов долларов оборота.

— Давайте подведем итоги цифровизации бизнеса за последние 25−30 лет. По сути, мало что изменилось: ПВМ заменили централизованные счетные машины, появились персональные принтеры вместо множительных цехов. Подвижная сотовая связь дополнила рации. И что?


— Изменилась вся наша жизнь. Посмотрите хотя бы на смартфоны, интернет. Дальше — больше. Давайте из потребителей превращаться все больше в создателей нового цифрового мира.


Изображения: freepik.com

Поделиться:
Курс бел. рубля 29.05.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.41102.4120
12.67802.6600
p1003.40703.4100
Б/нал. (НБРБ)
$12.4137
12.6564
p1003.3965