Кризис

Новая экономическая парадигма: как коронакризис изменил представления об экономике

Автор: Борис Сумароков
Непредвзятому наблюдателю уже очевидно: коронакризис изменил не только саму экономику, но и общепринятые представления о ней. Центробанки, правительства, крупный бизнес развитых стран — в условиях пандемии все действовали совсем не так, как раньше. Как именно? Что является сейчас «новой нормальностью» для экономик США и Западной Европы?

Чтобы ответить на этот вопрос, Office Life публикует (на этот раз без редакционных комментариев) отрывки из статьи Мэтью Босслера «Травма ковида изменила экономику — возможно, навсегда» из Bloomberg Markets, оставляя за собой и читателем право не соглашаться с аргументами и выводами автора.

Замыкая экономический цикл

В 2020 году, когда разразилась пандемия и экономики по всему миру оказались заблокированы, политики, недолго думая, фактически замкнули деловой цикл. В частности, в США стремительный рост госрасходов вывел экономику из самого глубокого спада за всю историю быстрее, чем кто-либо ожидал, — и поставил на грань бума. Результатом может стать тектоническая трансформация экономической теории и практики.

Великая рецессия, последовавшая за крахом 2008 года, уже потребовала переосмысления взглядов на экономику. Но общий подход, рамки, существующие со времен президентства Рональда Рейгана и председательства в ФРС Пола Волкера, то есть с 1980-х годов, остался почти нетронутым... Этот подход ставил во главу угла сдерживание инфляции и управление темпами экономического роста путем корректировки стоимости частных заимствований, а не путем расходования госденег.

Пандемия отбросила эти условности в сторону по всему миру. В новой экономике фискальная политика взяла верх над денежно-кредитной. Правительства направляли наличные деньги непосредственно домохозяйствам и предприятиям и увеличивали рекордный дефицит бюджета. Центробанки играли второстепенную и вспомогательную роль — скупали растущие госдолги и другие активы, поддерживали низкую стоимость заимствований и настаивали на том, что не время беспокоиться об инфляции. Политики также начали обращать внимание... на данные, показывающие, как распределяются доходы и рабочие места и кто больше всего нуждается в помощи.

Бегство от стереотипов было наиболее ярко выражено в самых богатых странах мира, но проявления этого сдвига наблюдались и на развивающихся рынках. Даже такие институты, как МВФ, давние блюстители старых правил финансовой осмотрительности, проповедовали преимущества госстимулирования...

На протяжении веков теоретики размышляли о неизбежных повторяющихся колебаниях, составляющих деловой цикл. Они искали причины в массовой психологии, институциональной сложности и даже погодных условиях. Согласно традиционным законам цикла, домохозяйствам должны были потребоваться годы, чтобы выбраться из внезапного спада экономической активности в 2020 году.

Вместо этого правительство США вмешалось, чтобы оградить граждан от худших последствий таким образом, который не был опробован ранее: заменив госвыплатами зарплату, которую миллионы новых безработных больше не получали от работодателей. В совокупности чеки на пособия компенсировали все потерянные зарплаты... Во II квартале 2020 года, когда экономическая активность, измеряемая традиционным показателем ВВП, сокращалась самыми быстрыми темпами за всю историю наблюдений, доходы американских домохозяйств фактически выросли.

Новая экономическая парадигма: как коронакризис изменил представления об экономике
Источник: Bloomberg Markets

Экономика вместо экономии

Политики действовали быстро, потому что понимали, к какой катастрофе приведет бездействие. Но политика пандемической эры также определялась сожалениями, накопленными в течение десятилетия после 2008 года. Оглядываясь назад, экономисты пришли к выводу, что тогдашняя реакция на кризис была однобокой и неадекватной. Банковская помощь привела в порядок финансовую систему, но мало что было сделано, чтобы помочь обремененным долгами домовладельцам, и доходы домохозяйств упали.

Новая пандемическая экономика также защищала финансовую систему, но снизу вверх, а не сверху вниз... Хотя весной 2020 года рабочие места исчезали на глазах, американцы изо всех сил пытались платить арендную плату, возвращать ипотечные кредиты и оплачивать автомобиль. Без усилий правительства по замещению потерянных доходов кризис здравоохранения, уже вызвавший кризис рабочих мест, превратился бы в финансовый кризис.

После первоначального всплеска расходов после 2008 года многие страны (особенно в Европе) быстро перешли к бюджетной экономии, движимые опасениями по поводу роста госдолга... Относительно высокий уровень безработицы и низкие темпы роста сохранялись на протяжении большей части десятилетия.

В 2020 году доктрина жесткой экономии быстро отступила по всему миру... МВФ выразил обеспокоенность по поводу роста уровня долга, но констатировал, что больший риск заключается в том, что правительства слишком рано сократят расходы.

В 2008 году американские политики были чрезмерно избирательны в отношении того, кто должен и не должен получать помощь, и допустили ошибку, сделав слишком мало... Напротив, логика пандемической политики выглядела примерно так: ни один американец, выброшенный пандемией с работы, не потерял работу по своей вине. Это заставило политиков чувствовать себя комфортно, поддерживая большой фискальный ответ. В отличие от действий ФРС, которые преобладали в борьбе с кризисом в прошлом, госрасходы попадали непосредственно на банковские счета граждан.

Бедность — не порок

Еще до COVID-19 положение низкооплачиваемых работников становилось все более тяжелым. Глубина Великой рецессии и медленное восстановление — потребовалось более 10 лет, чтобы восстановить занятость до уровня 2008 года, — поставили в центр внимания такие вопросы, как экономическое неравенство и расовая справедливость. Разрыв в богатстве и доходах, особенно в США и других развитых странах, нарастает с 1980-х годов, когда госвмешательство в экономику было вытеснено чрезмерной зависимостью от свободного рынка.

Прямые выплаты домохозяйствам с низкими доходами могут стать новым мощным инструментом защиты людей, находящихся на нижней ступени экономической лестницы, от разорения, всегда сопровождающего спады. «Если вы можете покрыть 100% потерянного дохода при кризисе, подобном этому, почему бы нам не заменять 100% потерянного дохода при каждом циклическом спаде?» — говорит Джей Мейсон, адъюнкт-профессор Колледжа уголовного правосудия имени Джона Джея в Нью-Йорке.

В начале 80-х годов ФРС поддерживала высокие процентные ставки, чтобы подавить двузначную инфляцию, установившуюся в предыдущем десятилетии. Одним из последствий было то, что в глазах политиков стало непомерно дорого преследовать социальные цели, управляя дефицитом госбюджета.

Сейчас, после длительного периода снижения процентных ставок и в значительной степени отсутствия инфляции, центробанк придерживается противоположного подхода. Председатель ФРС Джером Пауэлл и его коллеги были ярыми сторонниками дефицитных расходов во время пандемии. Они обещали держать процентные ставки около нуля, по крайней мере до тех пор, пока допандемический уровень занятости не будет восстановлен. Даже год спустя, когда расходы на триллионы долларов были одобрены или находятся в стадии одобрения, курс ФРС не изменился... Экономисты Белого дома говорят, что если их планы расходов, включая $4 трлн на инфраструктуру и программы по уходу за детьми, которые они надеются принять в следующем году, в конечном итоге приведут к неприемлемому уровню инфляции, то ФРС всегда может вмешаться и навести порядок.

Новая экономическая парадигма: как коронакризис изменил представления об экономике
Источник: Bloomberg Markets

Инфляция? Инфляция!

Сейчас идут жаркие дебаты о том, насколько велик риск инфляции. Некоторые экономисты и инвесторы с Уолл-стрит указывают на домохозяйства, испытывающие избыток наличных денег в результате пандемических стимулов и заблокированных сбережений... Это рецепт инфляционного бума, говорят они, — аргумент, подкрепленный апрельскими 4,2% инфляции (самый высокий с 2008 года уровень).

...Многие чиновники центробанков, минфинов или экономических департаментов других ведомств помнят инфляционные 1970-е и их последствия. Но их офисы все чаще заполняются молодыми экономистами, которые никогда не видели большой нестабильности цен в развитых странах и потому возражают против целенаправленного внимания к инфляции в ущерб социальным приоритетам — таким, как полная занятость и более справедливое распределение доходов... Эти экономисты скорее увидят врага № 1 в неравенстве, чем в инфляции.

Новая экономическая парадигма: как коронакризис изменил представления об экономике

Такое мышление лежит в основе стратегии ФРС... Центробанк позволит инфляции на некоторое время превысить свой целевой уровень, прежде чем поднимать ставки, вместо того чтобы предпринимать упреждающие действия, способные привести к удушению экономического восстановления...

Команда Байдена... охватила новую экономику фискальными предложениями, направленными на борьбу с неравенством. Она предлагает более высокие налоги на богатых и больше расходов в пользу бедных... поддерживает повышение минимальной зарплаты... Более щедрые пособия по безработице во время пандемии — вкупе с нежеланием некоторых работников возвращаться на работу во время кризиса здравоохранения — уже подталкивают работодателей в низкооплачиваемых отраслях к повышению зарплаты.

...В мартовском отчете Конференции ООН по торговле и развитию перечислены некоторые идеи, доминировавшие в глобальной экономической повестке до пандемии — «строгость, таргетирование инфляции, либерализация торговли и инвестиций, инновационное финансирование и гибкость рынка труда», — а также описаны некоторые негативные эффекты такого подхода: «Этот путь привел к миру растущего экономического неравенства, замедленному развитию, финансовой хрупкости и нерациональному использованию природных ресурсов».

...Хотя новая экономика имеет черты обновленной структуры для борьбы с рецессиями, ей еще предстоит справиться с потенциальными проблемами, связанными с весьма резким ростом. Приверженцы этой теории считают, что инфляционное давление, для сдерживания которого предназначалась парадигма 1980-2020 годов, просто не возникнет в ближайшее время.



Курс бел. рубля 28.07.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.51702.5220
12.97002.9760
p1003.40703.4200
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198