SWIFT

Ядерная SWIFTопляска, большая и малая

Кто первым и почему сравнил отключение от SWIFT с ядерной бомбой
Автор: Борис Сумароков
Так все-таки отключение SWIFT это бомба или нет? И хотя эта тема в последнее время утихла, мы на холодную голову решили в ней разобраться, чтобы уже сейчас расставить все точки над «i». Независимо от того, возникнет ли она опять в нашем информационном поле.
У официальных СМИ внутренне противоречивая позиция: с одной стороны, они склонны бить в набат и подчеркивать серьезность угрозы, чтобы в дальнейшем оправдать собственную возможную жесткую реакцию, с другой — отмахиваются от этой же угрозы как от несущественной: «Ай, новые возможности для экспортеров!» Напротив, оппонирующие власти СМИ концентрируются на том, что отключение SWIFT — атомная бомба для белорусской экономики и она непременно рванет. Office Life попытался разобраться, так ли опасна эта атомная бомба и кто ее «отцы».
Обрушит ли отключение SWIFT экономику Беларуси / 

Во-первых, достаточно посмотреть на полный текст резолюции Европарламента «О систематических репрессиях в Беларуси и их последствиях для европейской безопасности после похищений с гражданского самолета ЕС, перехваченного белорусскими властями», чтобы понять: про SWIFT там написано совсем немного, резолюция носит декларативно-рекомендательный характер и т. п. В п. 17, где Беларуси грозят всеми возможными и невозможными экономическими ограничениями — от борьбы с контрабандой сигарет до запрета сотрудничать с Siemens — Европарламент рекомендует «рассмотреть вопрос о временном отстранении Беларуси от системы SWIFT».

Все, больше ни слова. По логике вещей, далее вопрос должны рассматривать Еврокомиссия (ЕК) и Евроцентробанк (ЕЦБ), представленный в органах управления SWIFT.

Малая белорусская «свифтопляска»

Использование отечественными субъектами хозяйствования системы обмена финансовой информацией SWIFT стало отдельным сюжетом во внутриполитическом противостоянии в Беларуси в ноябре 2020 года, в фазе угасания активных протестов. Тогда белорусским финансовым организациям было дано указание закрывать счета участников протестов, получающих финансовую помощь по программам By_Help и By_Sol. Всего заморожено было 1,4 млн рублей. Один из вождей политэмиграции, Николай Халезин, тогда написал в Facebook: «Режим использует банковскую систему для политического давления на граждан Беларуси. Что из этого следует? Что отныне мы будем находиться в своем праве, требуя отключить Беларусь от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT. На данный момент просьбы о рассмотрении данного предложения отправлены в Госдепартамент США, в штаб избранного президента Джо Байдена, и в компетентные европейские финансовые и политические структуры». Ну, логичнее было бы все-таки писать в центробанки, участвующие в управлении системой, и просто банки, поскольку SWIFT — кооперативное сообщество, действующее на основе бельгийского права. Ни Байден, ни его штаб тут официально ни при чем. К слову, спецслужбы США фактически мониторят SWIFT с 2002–2003 годов, но никаких действий в отношении ее пользователей из Беларуси пока не предпринимали.

В ходе последующей дискуссии в политэмигрантском комьюнити SWIFT и обрел статус ядерной бомбы для белорусской экономики. В частности, экономический советник Светланы Тихановской Алесь Алехнович в интервью «КУКУ» в декабре 2020 года уверял: «SWIFT — это ядерная бомба, если она применяется, сразу же поражает всю экономику. Никакие российские аналоги не заменят эту межбанковскую систему, у нее нет альтернатив. Если проводить аналогию, атомная бомба есть у некоторых стран мира, но они ее не используют». Обратим внимание на последний тезис Алехновича, выделенный нами жирным шрифтом, и перейдем к вопросу об «отцовстве» бомбы.

Большая российская «свифтопляска»

Не будем спорить со  смелой метафорой — просто покажем, откуда она родилась. Рядом с Беларусью находится государство, которое отключают от SWIFT уже без малого семь лет, — Российская Федерация. В 2014 года с идеей отключить РФ от SWIFT за позицию в украинском кризисе выступила Великобритания. Тогда медиахайп вокруг британского предложения длился долго, но в итоге утих. Утих он после заявления одного из топовых российских банкиров — Андрея Костина, главы ВТБ, — в интервью немецкой Handelsblatt 3 декабря 2014 года: «По моему личному мнению, это означало бы войну, если бы были введены такого рода санкции». По словам Костина, в день отключения российских банков от системы SWIFT посол США в РФ должен будет покинуть Москву.

Handelsblatt в публикациях последних лет часто пишет, что Костин в том интервью произнес и фразу про «финансовую атомную бомбу», отсутствующую в печатной версии. Не суть важно. Сложно предположить, что «любимый банкир Путина» решил прибегнуть к столь экспрессивной метафоре в порыве эмоций, не взвесив все как следует и не посоветовавшись с товарищами. Право на столь сильное сравнение у главы ВТБ, безусловно, было: надо полагать, он хотел продемонстрировать, как сейчас модно говорить, «красную линию».

Метафора о ядерной бомбе, что называется, пошла в массы в России и особенно в Европе, стала штампом. Вот, например, интервью профессора Университета Тафтса (Массачусетс, США) Дэниела Дрезнера «Коммерсанту» в январе 2019 года: «Думаю, отключение России от системы SWIFT было бы для нее сродни взрыву атомной бомбы. Но в то же время это красная линия, пересечение которой может привести к более агрессивным военным действиям». Или вот бомба посвежее, от апреля 2021-го, из интервью вице-председателя фракции Европейской народной партии (EPP) Сандры Калниете украинскому ресурсу: «Что же касается SWIFT — это как ядерная бомба, если ее применить. Но если Россия прибегнет к дальнейшей агрессии против Украины или других соседей, мы будем вынуждены это сделать». Наконец, вот либеральнейший экс-зампред Центробанка РФ Сергея Алексашенко объясняет оппозиционнейшей «Новой газете», как устроена эта бомба:

Отключение России от платежей в долларах — это почти ядерная атака на экономику страны. ЦБ не сможет проводить интервенции в долларах, валютный рынок не сможет в них рассчитываться. Экспортеры не смогут получить выручку за нефть и газ, мы как граждане не сможем купить огромное количество товаров. Эта «ядерная мера» для нашей страны считается слишком тяжелой, она ее, по мнению западных политиков, пока не заслужила.

В общем, Костин в 2014 году провел красную черту. Европейцы (реже — американцы), смекнув, что тема серьезная, принялись периодически нажимать на обозначенную болевую точку. На практике же к теме отключения SWIFT для РФ в США и ЕС после 2014-го возвращались еще дважды, но угроза так и не была реализована.

Справка Office Life

В январе 2015 года главы МИД ЕС обсуждали возможность отключения России от SWIFT в рамках очередного пакета санкций. В ноябре 2018-го тогдашний спецпредставитель Госдепа США по Украине Курт Волкер вновь ставил вопрос об отключении.

За прошедшие со времен заявления Костина шесть лет Москва успела соорудить собственный аналог SWIFT — Систему передачи финансовых сообщений (СПФС) Банка России, не зависимую от международных платформ платежную систему «Мир», и еще много всяких смягчающих возможный удар демпферов и заменителей. По сути, пока пострадали лишь два не самых важных российских банка, отлученных от SWIFT в августе 2017 года, и то сам SWIFT тут ни при чем: от сотрудничества с банками из-за санкций отказался правообладатель ПО из США.

В 2021 году примерно на два-три месяца раньше резолюции по Беларуси европарламентариям в голову снова пришла свежая идея отключения от SWIFT России и Китая. В середине апреля знакомая нам фракция ЕРР в Европарламенте высказалась за отключение РФ от SWIFT. Все как обычно: так европарламентарии реагируют на любое обострение ситуации вокруг Украины. Что до Китая, то в континентальных СМИ уже месяца четыре муссируется идея рассчитаться санкциями против КНР с Вашингтоном за возврат США к трансатлантическому партнерству. Но и на этот раз все снова стихло, хотя в конце апреля прозвучали заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова и главы Российской национальной ассоциации SWIFT Романа Чернова. Вот цитата из последнего:

Сегодняшнее избрание председателя правления Национального клирингового центра Эдди Астанина в совет директоров в очередной раз свидетельствует о том, что вопрос об исключении России в SWIFT не стоит. В соответствии с уставом SWIFT, в совет директоров входят 25 представителей крупнейших банковских сообществ, объединяющих пользователей SWIFT различных стран. Участие в совете директоров позволяет нам принимать участие в принятии решений по руководству деятельностью кооператива и оказывать активное влияние на стратегию его развития.

Страшнее ядерной войны

Короче, применительно к России угроза отключения от SWIFT давно превратилась в избитый риторический прием, способ давления, провоцирования паники на финансовых рынках. На ядерную бомбу не тянет, однако урон экономике наносит ощутимый: ни один человек, работающий в финансовой сфере, не станет в здравом уме и твердой памяти отмахиваться от угрозы разнести по камушку систему, в рамках которой он работает, чтобы потом спешными темпами создавать новую.

Естественно, такие новости меняют поведение экономических агентов — и граждан, хранящих сбережения в валюте или пользующихся платежными системами VISA и Mastercard, и компаний, занимающихся ВЭД, и банков, всех их обслуживающих. Угрозы отключения от SWIFT России или Беларуси моментально начинают учитывать рейтинговые агентства Standard & Poor’s (например, так), Moody’s (или так), Fitch и т. п., снижая инвестиционный рейтинг, после чего появляется новый инфоповод и панические настроения выходят на новый виток, еще и еще раз портя настроение инвесторам и ухудшая экономическую конъюнктуру. Так что угроза отключения от SWIFT сама по себе тоже является бомбой — пусть не ядерной, зато высокоточной на фоне регулярных бомбежек.

Малая белорусская «свифтопляска» полностью скопирована с большой российской «свифтопляски» — наверняка даже формулировки заимствовали из документов фракции ЕPP в Европаламенте обычным копипастом. Не нужно быть стратегом, чтобы понять: ядерная бомба может быть применена лишь тогда, когда перестают действовать обычные. Поэтому Беларусь ждет скорее шквал новостей, заявлений, комментариев, прогнозов и резолюций об отключении SWIFT, чем собственно отключение.

Фото: depositphotos.com / stLegat



Курс бел. рубля 28.07.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.51702.5220
12.97002.9760
p1003.40703.4200
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198