Доллары

«Доллар — всё?» vs «Доллар — наше всё?»

Нобелевский лауреат — о судьбе доллара и возможных альтернативах
Автор: Борис Сумароков
Безусловно, вы знакомы с этим жанром: «Ааааа!!! Доллар завтра рухнет!» или «Уууу!!! Доллар не рухнет никогда». Конечно, это специфически медийная постановка вопроса — экономисты обычно избегают эмоционально окрашенных выражений и точных дат, зато редакторы старательно сгущают краски для кликбейта. Сейчас, когда долларовая инфляция очевидна и обгоняет прогнозы ФРС, редакция Office Life открыла The New York Times (NYT), чтобы полюбопытствовать, как тему «Что будет с баксом» раскрывают сами американцы.
Пол Кругман
Пол Кругман,
экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике, колумнист NYT

Мы в сокращении воспроизводим колонку лауреата Нобелевской премии по экономике Пола Кругмана с длинным и политкорректным заголовком, который сам Кругман заменил в своем Twitter двумя эмоциональными вопросами: «Будет ли доллар повержен? Какая разница?»

Точка зрения Кругмана нам интересна потому, что он неокейнсианец и его взгляды близки взглядам экономического блока администрации нынешнего президента США. А еще потому, что нобелевский лауреат по экономике не боится ошибиться — и действительно, он не раз попадал своими прогнозами пальцем в небо, — поэтому может быть откровеннее, чем другие эксперты. В просветительско-иллюстративных целях воспроизводим и иллюстрацию из NYT — да, у них в Америке статьи на эту тему иллюстрируют точно так же, как у нас.

Доллар — всё? vs. Доллар — наше всё?
Фото: Natacha Pisarenko / Associated Press / NYT

Кругман — об альтернативах доллару

Предполагалось, что криптовалюта заменит выпущенную правительством фиатную валюту в нашей повседневной жизни. Это не так. Но от адептов «крипты» я все еще слышу, что биткоин, или эфириум, или, может быть, какой-то криптоактив, введенный китайцами, скоро заменит доллар в качестве глобальной валюты.

Это тоже очень маловероятно, так как для валюты весьма трудно функционировать в качестве глобальных денег, если она перед этим не выполняла функции обычных денег. Но все же вполне возможно, что в один прекрасный день нечто лишит доллар его нынешнего доминирующего положения. Раньше я думал, что претендентом на эту роль способен оказаться евро (такая точка зрения высказывалась в 2000-е. — Прим. ред.), хотя проблемы Европы сейчас делают это отдаленной перспективой. Однако ничто денежное не вечно.

...Мой старый учитель Чарльз Киндлбергер говорил, что всякий, кто слишком много думает о международных финансах, немного сходит с ума. Думаю, он имел в виду вот что: «доминирование доллара» — это звучит так, будто речь идет о чем-то очень важном, о глобальным столпе могущества Америки. Потому людям, особенно тем, кто не является специалистом в данной области, очень трудно осознать, что это довольно тривиальная проблема.

Кругман — о механизмах долларового доминирования

Перво-наперво отмечу: доминирование доллара реально. В наши дни на долю Америки приходится менее 25% мирового ВВП по рыночным ценам; даже меньше, если учесть различия в стоимости жизни в разных регионах. Однако в торговле валютой доминируют доллары США: когда банк хочет обменять малайзийский ринггит на перуанский соль, он обычно обменивает ринггит на доллары, а затем доллары на соль. Большая часть мировой торговли тоже ведется в долларах, то есть контракт составляется в долларах и расчет производится в долларах. Доллары составляют около 60% официальных золотовалютных резервов (ЗВР) — активов в инвалюте, которые правительства держат в основном для того, чтобы иметь возможность вмешаться в случае необходимости для стабилизации рынков.

...Доллар в некотором смысле является мировыми деньгами, и естественно предположить, что это дает США то, что французский министр финансов однажды назвал «непомерной привилегией» — возможность покупать товары, просто печатая доллары, которые мир вынужден брать взамен. Время от времени я вижу в новостях статьи, утверждающие, что особая роль доллара дает Америке уникальную возможность из года в год управлять торговым дефицитом — возможность, в которой отказано другим странам.

Да, Америка постоянно испытывает дефицит внешней торговли. Австралия постоянно имеет еще больший дефицит; Великобритания колеблется туда-сюда, но тоже в среднем испытывает большой дефицит. Мы ничем не примечательны в этом отношении.

Сальдо текущих счетов Великобритании, Австралии, США в среднем за 10 лет
Сальдо текущих счетов Великобритании, Австралии, США в среднем за 10 лет. Вертикальная ось: % ВВП. Горизонтальная ось: даты. Источник: NYT

Кругман — про судьбу фунта стерлингов

И все же, разве мы не можем занять деньги подешевле, потому что доллар — лидер? Если это так, то это довольно тонкий эффект. Сейчас, когда я пишу эти строки, доходность 10-летних американских облигаций госдолга составляет 1,6%, британских — 0,8%, японских — 0,07%...

А ведь фунт стерлингов тоже был основной международной валютой. Доллар как резервная валюта не мог нагнать фунт до 1955 года. Британская валюта обладала статусом крупного игрока еще в конце 1960-х годов. Но затем роль фунта стремительно испарилась. К 1975 году он считался обычной валютой развитой страны, используемой внутри государства-эмитента, но не за его пределами.

Так что же, стоимость фунта сильно упала, когда это произошло? Нет, вот реальный обменный курс фунта к доллару — количество долларов за фунт, скорректированное на дифференциальную инфляцию, — с начала 1960-х годов. 

Динамика обменного курса $/британский фунт стерлингов в Великобритании
Динамика обменного курса $/британский фунт стерлингов в Великобритании (неявный дефлятор цен в Великобритании, I квартал 1960 года = 100 / ВВП. Неявный дефлятор цен в США, I квартал 1960 года = 100). Источник: NYT

С течением времени наблюдались некоторые значительные колебания курса фунта, отражающие такие процессы, как политика Маргарет Тэтчер в отношении жестких денег (dear money, tight money — кредитно-денежная политика, предполагающая сдерживание получения займов и высокие процентные ставки по кредитам. Прим. ред.) либо сочетание жестких денег и дефицитных расходов Рональда Рейгана. Но фунт в целом стал гораздо сильнее с тех пор, как перестал быть мировой валютой. Это не такая уж большая загадка: вероятно, она отражает сохраняющуюся роль Лондона как глобального финансового центра (Лондон постепенно уступает эту роль Нью-Йорку и континентальным европейским финансовым центрам. — Прим. ред.)... Трудно найти доказательства того, что потеря статуса мировой валюты имела большое значение.

Кругман — про «эффект бенджамина»

Так неужели статус доллара совсем не имеет значения? Нет. Популярность доллара действительно дает Америке уникальную экспортную отрасль — сами доллары. Или, точнее, «бенджамины» — купюры достоинством $100 с портретом Бенджамина Франклина.

В наши дни бизнес в повседневной жизни в основном цифровой; многие американцы редко используют наличные... Учитывая это, трудно понять, сколько валюты находится в обращении. Ответ: свыше $2 трлн, или более $6000 на каждого жителя США. На что тратятся все эти деньги?

Одна из важных подсказок — это номинал банкнот. Да, это в основном «бенджамины», которые, по большому счету, даже не могут быть использованы в магазинах. Они применяются для платежей, которые люди не хотят делать легко отслеживаемыми — обычно потому, что они оплачивают что-то незаконное.

И вот тут-то доллар играет особую роль: у нас в обращении находится гораздо больше банкнот крупного номинала по отношению к размерам нашей экономики, чем в других странах. В 2016 году стоимость американских банкнот крупного номинала, находящихся в обращении, составляла более 6% ВВП; соответствующий показатель для Канады достигал лишь трети американского. Основная причина этой разницы почти наверняка заключается в том, что многие 100-долларовые банкноты хранятся за пределами США.

Доллар — всё? vs. Доллар — наше всё?
Суммарная стоимость долларовых купюр различного номинала в обращении, $ млн. Источник: NYT

Кругман — про то, кто одолжил Америке $1 тлрн

Эта готовность иностранцев держать американские наличные средства, по сути, означает, что мир одолжил США значительную сумму денег (возможно, порядка $1 трлн) под нулевой процент. Это не имеет большого значения, когда процентные ставки так низки, как сейчас, но в прошлом они были выше...

Таким образом, Америка получает некоторые преимущества от особой роли доллара. Но вряд ли это главная опора власти США. И быть главным мировым поставщиком активов, используемых в незаконной деятельности, — это совсем не роль, сулящая славу.

Так возможно ли, что доллар со временем потеряет свое доминирование? ДА. Будет ли это иметь значение? Не настолько, чтобы вы это заметили.

От редакции

Представляется, что Кругман не кривит душой: нынешний американский мейнстрим довольно равнодушно относится к риску утраты долларом статуса мировой резервной валюты, поскольку сконцентрирован на внутренних проблемах США. Мнение держателей того $1 трлн, который «мир одолжил США под нулевой процент», тоже вряд ли кого-то интересует — как и офшорные капиталы, неамериканские «бенджамины» с легкостью могут быть объявлены имеющими криминальное происхождение.


Курс бел. рубля 16.06.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.49302.4980
13.02203.0280
p1003.46003.4690
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198