Трудовая миграция

Хедхантинг по-европейски, релокейт по-американски

Европа нуждается в притоке рабочей силы. Но специализированной
Автор: Борис Сумароков

Рассматривая проблему трудовой миграции белорусов, отечественные СМИ обычно игнорируют анализ конъюнктуры тех рынков труда, на которые мигрируют наши соотечественники, объясняя все внутриэкономической или социально-политической повесткой Беларуси. И зря — на этих рынках больше зависит от спроса, чем от предложения.

Office Life публикует перевод статьи Александра Вебера «Европа движется к кризису рабочих мест, который может быть глубже, чем в США» с новостной бизнес-платформы Bloomberg, объясняющей, кто, как и зачем понадобится Европе для освоения фонда восстановления евроэкономики объемом €800 млрд. А довеском, для полноты картины, прилагаем заметку Washington Examiner про релокейт по-американски.

Нехватка рабочей силы, которая поражает США по мере того, как страна оправляется от пандемии, приходит и в Европу, где ее может оказаться еще труднее побороть.

Как и США, где апрельский рост зарплат не оправдал ожиданий, Европа будет бороться за то, чтобы обеспечить рабочих рабочими местами. Это несмотря на то, что безработица в ЕС составляет более 7%, а в Греции и Испании — в два раза и более выше. Возвращение к докризисному состоянию рынка труда растянется до 2023 года.

Динамика безработицы в Европе (%) до и после пандемии

Уровень безработицы по-прежнему выше, чем до пандемии

В краткосрочной перспективе ограничения на поездки из-за пандемии коронавируса означают, что рабочая сила в рамках ЕС-27 не может пересекать границы так же легко, как обычно. Это проблема, потому что ЕС собирается начать раздавать свой 800-миллиардный фонд восстановления ($977 млрд), ориентированный на экологические и цифровые отрасли, где требуются специализированные работники.

Но коммуникации, обеспечивающие приток новой рабочей силы, в ходе пандемии тоже были разрушены, что будет иметь затяжные последствия. Отменены ярмарки вакансий и программы профессиональной подготовки. В университетах наблюдается резкий спад количества иностранных студентов.

Brexit наложил дополнительный барьер на передвижение рабочей силы, поскольку торговая сделка между Великобританией и ЕС, начавшаяся в этом году, включает ограничения на передвижение и лишь частичное взаимное признание некоторых квалификаций.

«В Европе проблемы носят более структурный характер, чем в США, — говорит Аксель Плуеннеке, экономист Немецкого экономического института в Кельне. — Особенно в технических профессиях, таких как оцифровка, декарбонизация, будет большой спрос на квалифицированных рабочих. Вы действительно должны задаться вопросом, будет ли этот спрос удовлетворен».

В регионе уже ощущаются некоторые последствия закрытия границ, имевшего место во время пандемии. Чистая миграция в Германию, крупнейшую экономику Европы, упала примерно на треть в 2020 году. Норвегия испытывает нехватку специализированных работников индустрии гостеприимства — таких как иностранные гиды по рафтингу (спортивный сплав по горным рекам на надувных судах. — Прим. ред.) — и ослабила ограничения на въезд в прошлом месяце, чтобы включить работников, «насущно необходимых, чтобы избежать простоев в проектах или предприятиях в течение следующих четырех месяцев».

Сокращение импорта рабочей чилы в Германию во время пандемии

Шведскому производителю аккумуляторных батарей Northvolt AB требуется 3000 рабочих для строящегося завода в Шеллефтео, и его главный исполнительный директор, бывший исполнительный директор Tesla Inc. Питер Карлссон, неоднократно подчеркивал, что доступ к экспертным знаниям является ключевой проблемой.

Статистика ЕС в декабре 2020 года выявила дефицит в строительстве, инженерии, разработке ПО и, более заметно, чем в прошлом, в здравоохранении.

Точно так же пострадали от локдауна и правил социального дистанцирования учебные заведения. В Германии количество подписчиков на профессиональные программы, готовящие молодых людей к сотням специализированных профессий, по данным национального статистического управления, сократилось в 2020 году более чем на 9% в результате пандемии. В Австрии, где действует аналогичная система, на конец апреля насчитывалось более 8000 незаполненных учебных мест... В прошлом году в немецких университетах было почти на 30% меньше иностранных студентов, чем в 2019 году, и многие из них учились онлайн из своих родных стран, не вступая в социальные взаимодействия, зачастую убеждающие их остаться работать в Германии после окончания учебы.

«Задача для компаний и для государств состоит в том, чтобы синхронизировать два процесса — уничтожения рабочих мест коронакризисом и создания рабочих мест. У нас будут структурные изменения в мобильности, в потреблении, и это повлияет на рабочие места», — говорит Ален Деа, исполнительный директор швейцарского глобального рекрутингового агентства Adecco Group AG.

Демографическая дилемма

Некоторые экономики могут получить выгоду, если кризис остановит миграцию их лучших работников. Польша, Румыния и Италия — главные страны происхождения квалифицированных мигрантов из ЕС в 2019 году — тоже являются одними из крупнейших бенефициаров восстановительного фонда блока. Они увидят, что спрос на специализированные рабочие места возрастет.

Системы подбора квалифицированных работников для нуждающихся в них компаний также будут в конечном счете перестроены. Но на это потребуется время, и задержка усугубит проблему, с которой Европа боролась еще до пандемии, — демографию.

Справка Office Life

Рабочая сила Германии к 2030 году, когда поколение бэби-бумеров уйдет на пенсию, сократится примерно на 4 млн человек.

«Немецким компаниям придется все чаще искать выход за пределы ЕС, чтобы удовлетворить свой спрос на квалифицированную рабочую силу. Миграция из других стран ЕС больше не сокращает ее», — считает Ульрих Кобер, руководитель отдела интеграции и образования Bertelsmann Stiftung.

Это создает политическую проблему для правительств. Они могут оказаться под давлением необходимости удвоить усилия по привлечению иностранных рабочих, несмотря на высокую местную безработицу, утверждает брюссельский Институт миграционной политики Европы в докладе, обнародованном в феврале: «Правительствам необходимо будет тщательно рассмотреть деликатные вопросы, связанные с продолжением вербовки из-за рубежа».

Релокейт по-американски: версия Washington Examiner

Технические работники переезжают в такие города, как Майами, Хьюстон и Даллас, из традиционных технологических центров, таких как Сан-Франциско, Нью-Йорк и Сиэтл, благодаря снижению налогов в красных (республиканских. — Прим. ред.) штатах и последствиям пандемии коронавируса.

Справка Office Life

Согласно данным о занятости от LinkedIn, 35% миграции работников сферы ПО и ИТ в 2020 году имели конечными точками Флориду и Техас, не взимающие подоходного налога с физлиц. В Сан-Франциско, центре технологической индустрии и Кремниевой долине, в прошлом году число рабочих сократилось на 35%, в Нью-Йорке и Сиэтле — на 17%.

Почти половина всех работников, связанных с высокими технологиями, переехали в 2020 году во время пандемии, согласно отраслевому опросу, опубликованному на прошлой неделе некоммерческой организацией One America Works.

«Из результатов опроса ясно, что технические работники переосмысливают ценность жизни в традиционных технологических центрах и мегаполисах после пандемии», — говорит Патрик Маккенна, основатель One America Works.

Пандемия перераспределила технологически продвинутые кадры из нескольких крупных городских технологических центров в другие места по всей стране, поскольку многие в высокотехнологичных отраслях имеют возможность работать из любого места и не привязаны к офисному зданию.

Технологическим стартапам в городах за пределами Калифорнии и Нью-Йорка стало легче нанимать молодых выпускников колледжей, начинающих работать в новых и растущих технологических центрах. Согласно опросу One America Works, каждый пятый технический работник, до 2020 года живший в крупном городском центре, заявил, что желает после пандемии жить в городе поменьше. Основными причинами выбора нового города для работы молодые специалисты называли доступность, погоду, большие площади и близость к друзьям и семье.

От редакции

Большая и разнообразная Америка после пандемии будет подпитывать потребности рынка труда внутренней и внешней миграцией. Компактная и социально ориентированная Европа такой возможности лишена — традиционные резервуары трудовых ресурсов, Ближний Восток и Африка, не сулят высококвалифицированных кадров, возможности Восточной Европы и Украины по экспорту рабочей силы в Западную Европу почти исчерпаны. Между тем кадры нужны специализированные — в то время как система их подготовки и переподготовки внутри самого ЕС надломлена пандемией. В связи с этим ожидается рост внимания европейцев к белорусскому рынку труда. Наверняка некоторые нюансы позиции ЕС по белорусскому социально-политическому кризису обусловлены в том числе этими соображениями.

Фото: depositphotos.com



Курс бел. рубля 16.06.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.49302.4980
13.02203.0280
p1003.46003.4690
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198